Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Конец света всегда с нами

17.12.2012, 10:45

Георгий Бовт о тщетных, но полезных попытках прогнозировать будущее

Конец света уже был. Много раз. Даже если верить не только мистическим пророчествам разных нострадамусов, но и прогнозам вполне респектабельных ученых. Возможно, мы просто чего-то не замечаем в своей скоротечной и полной стресса жизни. Можно даже сказать, что в каком-то смысле конец света всегда с нами.

К примеру, сорок лет назад был опубликован доклад Римского клуба «Пределы роста», положивший начало целому направлению современной общественной мысли.

То было время, когда романтическая вера в силу технического прогресса сменилась у части научного сообщества скепсисом по поводу способности человечества справиться с нарастающим потоком проблем, сопряженных с непрерывным экономическим ростом.

Римский клуб силами в то время выдающихся ученых построил компьютерную модель будущего человечества, основанную на расчетах эволюции пяти переменных составляющих: население, сельскохозяйственное производство, полезные ископаемые, промышленное производство и загрязнение окружающей среды. Исходя из развития имевшихся на то время тенденций по экспоненте, они предрекли человечеству катастрофу, назначив ее аккурат на наши дни. Это если кто ее еще не заметил…

Даже если удалось бы как-то поставить под контроль одну-две переменных (скажем, экологию и рост населения), мрачно утверждали футурологи, катастрофа неминуема: производство еды упрется в потолок – сельскохозяйственные земли ограничены и будут истощены, полезные ископаемые кончатся. На Земле станет нечем дышать или нечего есть и пить.

Практически ничего не сбылось.

Компьютеры Массачусетского технологического института (а именно на них там была просчитана модель) выдали прогноз: к 2012 году на Земле будут исчерпаны запасы алюминия, меди, золота, ртути, природного газа, цинка и т. д. Например, по ртути был прогноз, что ее хватит на 13 лет или на 40 лет при четырехкратном увеличении разведанных запасов. Ученые пугали неимоверным ростом цен на истощающиеся ресурсы. И действительно цена той же ртути выросла в 500 раз только за 1950–1970-е годы. Но затем внедрение новых технологий вытеснило ее применение почти во всех традиционных прежде сферах, потребление сократилось на 98%, а цена упала на 90%. Золото, согласно докладу Римского клуба, должно было кончиться никак не позже 1999 года. Но сегодня его извлекаемые запасы оцениваются в 51 000 тонн (в пять раз больше, чем в 1970 году). Римский клуб в своем докладе ошибся по всем важнейшим полезным ископаемым: благодаря новейшим технологиям их извлекаемый объем оценивается сегодня в разы больше. Так, природный газ вовсе не кончился к 1992 году, а нефть к 1990-му. Новейшие технологии сегодня уже вершат подлинную революцию на рынке их добычи и сбыта. Шельфовый газ – один из примеров. Взять хотя бы электроэнергетику: если покрыть 3% поверхности Сахары солнечными панелями, то даже при существующих технологиях это обеспечит весь мир электроэнергией на уровне текущего потребления.

Ученые Римского клуба не смогли представить себе вообще, какими умопомрачительными темпами и по каким направлениям станут развиваться новые технологии. В этом была одна из их главных ошибок.

Помимо того, что они ошиблись в прогнозах насчет полезных ископаемых, ученые Римского клуба оказались неправы и в оценках экономического роста, и в оценках роста народонаселения: они не предвидели, например, что с ростом экономического благосостояния рождаемость, оказывается, падает. Вопреки прогнозам насчет истощения почв и голода, за последние 40 лет число голодающих на Земле не выросло, а сократилось – с примерно 45% до 16–17%. Возможно, в чем они оказались правы (лишь частично) – так это в оценке экологического фактора. Однако, хотя от плохой экологии сегодня гибнут сотни тысяч людей в год, в целом человечество как-то еще дышит и выживает.

В свое время доклад Римского клуба дал толчок развитию современного экологического мышления. Однако многие высказанные им страхи оказались ложными. Соответственно, масса ресурсов и сил ушла на достижение ложных целей. К примеру, та же политика ограничения рождаемости (в Китае и других странах) сегодня породила проблему старения обществ, где традиционно молодые поколения кормили старших. Потраченные огромные средства на ограничение рождаемости могли быть использованы более эффективно на образование женщин, сокращение бедности, что дает сокращение рождаемости, как выяснилось, куда более эффективно, но при этом в совершенно иных, более качественных общественных и экономических условиях.

Ровно так же стали фетишами некоторые формы вторичной переработки: сегодня есть ученые, которые считают, что затраты, скажем, на переработку бумаги вовсе себя не окупают ни с макроэкономической, ни даже с экологической точки зрения. При грамотной организации дела в ряде стран восстановление лесов идет быстрее роста производства бумаги. Также они считают опрометчивым отказ в свое время от ряда пестицидов (в угоду «зеленому мышлению»). Того же ДДТ, который, как выясняется, был отличным противоядием против распространения опасной малярии. Подобный фетишизм в наличии и сегодня: общественность радостно приветствует Киотский протокол, хотя ученые до сих пор так и не доспорили о факторах, влияющих на глобальное потепление, и даже о том, наблюдается ли такое потепление вообще.

Будущее всегда оказывается неожиданным в своих деталях. Об этом можно вспомнить в связи с публикацией недавнего доклада разведсообщества США, в котором, в частности, России предрекаются всяческие неприятности.

Так, негативные последствия докладчики связывают с ростом доли мусульманского населения до 2030 года – с 14 до 19%. Ровно так же сегодня думает и большая часть российских обывателей. Однако и в этот раз стоило бы помнить об опасности экстраполяции имеющихся современных тенденций. Мы должны с прискорбием признать, что не знаем, как в точности и чем конкретно они могут обернуться даже в недалеком будущем. А вдруг определенные качества немилых нынче мигрантов – такие, как меньшее пристрастие к алкоголю, горизонтальная солидарность с себе подобными, трудолюбие — окажут на население в целом некое все же благоприятное воздействие? Или, напротив, иная политическая и общебытовая культура может привести к совершенно непрогнозируемым трансформациям и созданию такого политического режима в стране, по сравнению с которым нынешний со всеми его недостатками покажется «золотым веком русской демократии»?

Если бы человечество не пыталось прогнозировать будущее, оно бы остановилось в развитии, утратив мотивацию решать какие бы то ни было текущие проблемы. При том, что оно всегда будет ошибаться в своих прогнозах. Заглядывание в будущее, собственно, как и в прошлое, помогает понять настоящее, помогает находить новые пути и варианты развития. Остановка в развитии – вот это и будет конец света.

Свойственное многим нашим чиновникам и политикам высокомерное, а на самом деле невежественное пренебрежение советами, анализом и прогнозами ученых, пренебрежение стратегией в угоду сиюминутной тактике – верный путь к деградации.

Как ни парадоксально, но выигрывают те, кто более пытлив в своих попытках предугадать непредугадываемое, хотя они ошибаются много чаще тех, кто не засматривается мечтательно на недосягаемые звезды, строя из себя великого менеджера, прагматика, верящего лишь в денежные потоки обыденного настоящего.

Прагматики к тому же часто становятся жертвами воистину мистических обстоятельств. Скажем, недавно один высокопоставленный чиновник твердо сказал, что конца света не будет. После чего сел в самолет и полетел, а у самолета отказал двигатель. Мистика какая-то. Но так может случиться с каждым человеком, да и с целой страной – тоже. А почему случилось, мы так никогда и не поймем, и не узнаем…