Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Хватит писать законы

06.08.2012, 10:09

Георгий Бовт о причинах и следствиях инициатив «Единой России»

Наступательный марш безграмотности и невежества продолжается. Остается лишь фиксировать вехи большого пути большой страны в большой коллективный дурдом. Итак…

Я до недавнего времени все гадал: зачем люди из Думы придумывают законопроекты? Особенно из этой, из правящей как бы партии (на самом деле правят совсем другие люди, поэтому – «как бы»).

Из оппозиции думской зачем пишут законопроекты, зная, что ни один из них принят большинством не будет – это как раз более или менее понятно. Для пиара. Но вот единороссы зачем стараются лезть «поперек батьки в пекло»? То есть выступать с инициативами, которые приходится потом руководству дезавуировать?

Уже пару раз такое было, когда не в меру ретивых приходилось одергивать непосредственно из генсовета ЕР. Но поток мутного креатива все не кончается.

Потом я вдруг понял, как мне кажется, мотивацию: им там, наверное, галочки за активность ставят. Где-то в важном кабинете имеется табличка в формате Excel: активен, не активен, лоялен до самозабвения или говорит «разрешите подумать» (что опасно), выступает ли в прессе и как у него в этой связи со способностью излагать руководящую и направляющую мысль, не слишком ли высок полет фантазии, горят ли глаза. Ну и так далее. Если настоящий парламентаризм в стране отсутствует, ведь это не повод не увлекаться его квазиформами. Важнее продвинуться вверх по вышеупомянутой табличке, нежели выслуживаться перед избирателями. Набравший наибольшее число очков по части «правильной активности» будет отмечен попаданием в следующий список избираемых. Со всем вытекающими на него благами.

К примеру, недавно депутат Журавлев (член фракции ЕР от «Конгресса русских общин») выступил с духоподъемной инициативой: обязать национальные диаспоры сотрудничать с правоохранительным органами. Чтобы был, соответственно, в каждой диаспоре и ответственный за такое сотрудничество. О том, как все это заработает и заработает ли вообще, он, похоже, не особо задумывался. Главное – отметился инициативой.

Всякий закон, как известно, хорош, если он написан так, чтобы работал. Если же законы пишутся лишь для того, чтобы отметиться в ведомости законодательной активности, без экспертизы, без расчетов и анализа последствий, то этот законодательный понос никакой пользы иметь не может. Лишь вред один в виде того самого «правового нигилизма» (к чему, в самом деле, соблюдать всякие глупости) и дискредитации самого законотворчества в исполнении нынешней Думы. Хотя куда уж, кажется некоторым, больше дискредитировать.

Итак, разберем, что называется, кейс.

Вопрос: нужно ли, чтобы диаспоры как-то отвечали за поведение своих соплеменников? Желательно, чтобы да, чтобы отвечали. Но при этом такие обязательства не нужно закреплять в виде формализованной обязанности. Потому что в этом случае диаспоральная организация превращается вроде как в орган. И он начинает жить своей собственной сначала полу-, а потом и официальной жизнью.

Мол, раз мы «отвечаем» за соплеменников, то извольте нам подкинуть государственное финансирование, посты наблюдателей при выборных и представительных органах, а потом и не наблюдательные посты, а квоты в этих самых органах. Как в ливанском парламенте до гражданской войны.

Диаспора становится постепенно вроде как вполне признанной «прокладкой» между государством и законом, с одной стороны, и гражданами этого государства, с другой стороны. Нам это надо? Не уверен, если исходить из равенства всех национальностей перед законом. А есть и другой вопрос: а русских, скажем, в некоторых республиках тоже будет представлять диаспора? Какая именно организация? Может, РПЦ, но как быть с атеистами? Или будут национальности, которые с «прокладкой», и те, которые без?

Относительно общения с правоохранителями. Во-первых, и сейчас в Уголовном кодексе уже есть соответствующие статьи за укрывательство преступлений. Во-вторых, сила сотрудничества следователей с диаспорами может быть скорее в неформальной, а также агентурной работе. Ведь если к диаспоре прикрепить лейбл «официальный стукач», то, скорее всего, появится рядом неформальная диаспоральная организация, которой соплеменники будут доверять больше. Наконец, такое прописанное в законе «обязательство» диаспор сотрудничать со следствием усилит и так существующую роль этих организаций как неформальных защитников своих соплеменников, попавших в сложные отношения с законом. Между тем эту роль надо снижать, добиваясь равной ответственности перед законом вне зависимости от национальности, а не усиливать.

Как-то, наверное, надо было подумать над всеми этими обстоятельствами и факторами, прежде чем мутить информационный поток.

Вообще национальный вопрос многим кажется весьма удобным коньком, чтобы его оседлать и на нем далеко ускакать.

Особенно это кажется выигрышным на фоне робкой немногословности федеральных властей на темы, которые часть общества считает даже не просто актуальными – взрывоопасными. Люди живо реагируют на тезисы насчет того, кто куда понаехал, хватит ли «кормить Кавказ» и как должны вести себя мигранты (то есть граждане РФ) из одних регионов в других регионах той же страны.

Скакать далеко и впрямь можно, но не факт, что именно в ту сторону, в какую хочется. Центральная власть замалчивает эти вопросы, готовя лишь ужесточение правил миграции, что не решит идейных противоречий и трений на межнациональном уровне, не даст ответа на вопрос, в каком направлении должна развиваться страна именно как многонациональная общность, а не конгломерат разных регионов, религий и национальностей.

Пока государственная мысль отдыхает, идут инициативы «снизу». Вон и губернатор Ткачев решил отметиться: дадим, мол, отпор всяким пришлым с помощью казачьих дружин, будем их «выдавливать». Подразумевается, судя по контексту его речи, что кавказцев. Собственно, его речь созвучна мыслям многих коренных жителей Кубани, хотя с точки зрения официальной федеральной политики она неполиткорректна.

Люди из Общественной палаты даже подали запрос в Генпрокуратуру на предмет, нет ли, мол, тут разжигания розни. Ну, это уж дудки, – Ткачев все же не какой-то «пуссирайот», чтобы его привлекать по такой смешной статье.

Она ж не для таких, как он, писана. Если уж Ткачева не сняли после Кущевки и после Крымска, то эдак он и вовсе превратится в неснимаемого губернатора. Его уже, получается, и снять-то невозможно.

И кто тут у кого заложник получается – Ткачев у Кремля или все же наоборот? Стало быть, и дальше он будет прокладывать политический путь в том направлении, который кажется ему наиболее выигрышным. Появятся последователи в других регионах, а в некоторых – южных – уже так оно и есть. Так недалеко и до возврата к тому, от чего вроде бы, согласно официальной пропаганде, ушли после 90-х. Далеко ли ушли? Вертикаль власти замкнулась, поймав сама себя за хвост. Не решены вопросы создания российской гражданской общности, интеграции разных регионов, выравнивания экономических уровней их развития, сглаживания межнациональных противоречий, достижения равенства всех перед общими федеральным законами. И все эти провалы аукаются чудовищными глупостями, заменившими собой внятное законотворчество, выдвигаемыми набранными по разнарядке депутатами да политическими фантазиями вошедших в раж от безнаказанности и бесконтрольности региональных феодалов. И это, поверьте, только начало. Никаких «болотных площадей» не надо, чтоб строевым шагом двинуться к концу.