Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ход конем

21.05.2012, 10:37

Георгий Бовт о том, что назначение начальника цеха полпредом – прихоть Путина, а не знак кадровой революции

Если бы Владимир Владимирович Путин был настоящим кровожадным диктатором, каковым его рисуют некоторые ненавистники в целях упрощения и украшения мотивов собственной «борьбы за свободу», то он бы, конечно, должен был следовать сценарию поведения, предписанного таким сатрапам. То есть периодически, но внезапно кого-нибудь травить ядом, как, говорят, практиковал покойный сирийский президент Хафез Асад. Расстреливать или травить газом непокорных – показательно, целыми деревнями, как иракский властитель Саддам Хусейн. Посылать иному вельможе с нарочным шелковый шнурок для самоудушения, как это практиковалось на Востоке. «Пэрэтрахывать», как говаривал Александр Лукашенко, ближайшее окружение с иезуитской непредсказуемостью, и непременно сопровождая это посадками, громкими открытыми процессами над «врагами народа», казнью бояр на Лобном месте или, по крайней мере, показательными порками вельмож на потеху простому люду, который нынче почему-то зовется электоратом. Был у нас ведь подобный опыт Иосифа Виссарионовича. Были, конечно же, в истории и еще более клинические случаи: скажем, многолетний правитель Центрально-Африканской Республики Жан-Бедель Бокасса своих политических оппонентов так и вовсе поедал, в соответствии с местными старинными обычаями. Но Владимир Владимирович, конечно же, не такой.

А в России на самом деле нет никакой сложившейся и работоспособной системы авторитаризма, а есть то, что есть, и что каждый волен называть так, как ему заблагорассудится, – незрелая демократия, вертикаль власти, бардак, коррумпированный, а то и даже «компрадорский» режим, ну и так далее.

Однако это вовсе не означает, что многолетний правитель такой страны не может периодически позволять себе некоторые экстравагантные поступки, которые будут напоминать окружающим и подданным, кто, собственно, делает политическую погоду в доме, кто тут самый главный (и единственный в своем роде) мачо.

Назначение уральским полпредом начальника цеха из Нижнего Тагила, с завода, который сам по себе стал символом путинской президентской кампании, – поступок именно такого ряда. Комментаторы тут же разделились на два больших лагеря. Одни, глубокомысленно закатывая глаза, рассуждают, что во взлете некоего Игоря Холманских сокрыт глубокий смысл. Мол, начальника цеха ранее тайно внедрили в рабочие ряды, соорудив ему соответствующую биографию, чтобы затем провести данную блестящую чекистскую кадровую операцию. Или что данное назначение есть сигнал элитам, что, мол, большой начальник будет их теперь шерстить. И вообще это есть его, начальника, такой вот ответ на запрос общества на свежие, не обезображенные чиновничье-номенклатурным выражением лица и не замутненные соответствующим состоянием ума фигуры.

Одновременно – посыл или, как говорят нынче, месседж, болотным оппозиционерам, насчет которых Холманских на прямой линии с Путиным грозил «подъехать с мужиками» и разобраться.

Еще рассуждают насчет того, является ли это опущением значимости должности полпреда как таковой, будто это вообще имеет какое-то значение.

С другой стороны, в циничной и вечно веселой блогосфере тотчас появились коллажи на тему, что, мол, теперь и легендарному лабрадору Кони уже пора готовиться к какой-нибудь важной государственной должности. Дескать, кадровый «промоушн» до недавних пор безвестного рабочего активиста из той же серии кадровых перестановок, начало которым положил еще император Калигула, двинув в сенаторы своего коня Инцитата.

Но, может быть, не стоит искать излишней многозначительности там, где ее попросту нет? Может, не стоит путать стилистику с сущностным содержанием? Рассуждения насчет «значения» нового уральского полпреда из той же серии, что попытка угадать некий глубинный смысл в том, почему новый-старый президент не поехал на саммит «большой восьмерки». Да не захотел просто, вот и не поехал. Надоели они ему все. Устал он от их постных лиц и двуличных рассуждений. И чихать он хотел на то, что об этом кто подумает. Может себе позволить, с высоты его-то властного опыта и величия. Так и с полпредом: понравился Путину мужик своей незамутненной преданностью, вот он его и назначил. К тому же мужик этот, судя по отчеству, из Рюриковичей. Получается даже прикольно. Это как, скажем, экс-губернатора Мишарина бросить куда-нибудь на Минтранс по той лишь причине, что он засветился с автоаварией.

Справедливости ради стоит отметить, что Владимиру Путину и ранее были свойственны кадровые сюрпризы. Скажем, назначение Фрадкова или Зубкова премьерами были поступками именно из этого ряда. И не стоит преувеличивать значение подобных постановок с точки зрения воздействия их на систему в целом. По своей значимости они не превосходят уровня эффектного разового политического представления (а в наше время видимость давно уже стала важнее содержания, а пиар действий – важнее самих действий), продолжительность информационного воздействия которого длится примерно неделю, а затем уж надо искать новый «энерджайзер» для застоявшейся политической тины. Когда возникает потребность освежить в информационном плане политическую затхлую атмосферу новым экзерсисом, который, впрочем, также не поколеблет – и не должен! – главной стратегической ориентации нынешней власти на то, что она подразумевает под стабильностью.

Внезапное возвышение какого-нибудь Фрадкова, Зубкова или Холманских, разумеется, нисколько не колеблет устоев нынешней системы. Ни на каком уровне номенклатуры, притом, что тот же Путин должен осознавать степень ее коррумпированной гнилости (недаром он до конца не доверяет практически никому из годами окружающих его людей), не проходят никакие – даже показушные – «устрашающие» чистки.

Практически замерли все социальные карьерные лифты, плохо или почти не работают принципы политической ротации, забыты даже все эти игры в кадровые резервы и составление списков «президентских сотен» перспективных назначенцев (Холманских ни в каких таких списках, разумеется, не значился). Игры в большое или открытое правительство закончились еще до того, как в них успел вообще кто-то поверить. Ничто не говорит нынешней номенклатуре, что она сменяема, что ей следует поиметь страх и не беспредельничать, что она может ответить за содеянное если не перед народом, то хотя бы перед верховным правителем, если не справится с поставленной им той или иной задачей, окажется профнепригодной, если оскандалится или проворуется. Действует лишь один принцип: пока ты лоялен, ты непогрешим, несменяем и ненаказуем, будь ты даже малограмотный идиот.

Не следует преувеличивать, скажем так, готовность и способность президента пойти решительно против собственного окружения, даже если он отдает себе отчет в том, что оно в силу своей безответственности и коррумпированности становится угрозой для развития и даже безопасности страны. И не только потому, что не на кого опереться. Но и, возможно, потому, что есть опасения: почувствуют ущемление своих растущих аппетитов – схарчат и даже не подавятся. С другой стороны, по опыту других стран, времен и народов, порой случается так, что даже самому пресыщенному ближайшему окружению становится рано или поздно мало тех незаслуженных богатств, которые сыплются на него в силу приближенности к его величеству. И настает момент, когда кому-то из окружения самому захочется стать величеством. Захочется власти. Если правитель эту угрозу чувствует, он может пойти по пути все большего и большего потакания своему «ненадежному» окружению, если он уж не может их периодически отстреливать, казнить или травить. Но как далеко можно идти по такому пути, уступая лишь алчности, но блокируя властолюбие царедворцев?

Покамест самое страшное наказание для совсем уж оскандалившихся вельмож – снятие с одной должности и передвижение на другую, которая также не сулит им «голодной» смерти (скажем, передвижение снятого после известного «пыточного скандала» в казанской полиции главы МВД республики на должность вице-премьера правительства – абсолютно в духе нынешнего времени).

Заигрывание с многотысячными рабочими коллективами типа «Уралвагонзавода» не превратится в создание многотысячных отрядов хунвейбинов, которым скомандуют «Огонь по штабам!», отдав на растерзание наиболее проворовавшихся чиновников, олигархов или даже просто противных власти болотных белоленточных хипстеров.

Для того чтобы пойти на политические риски такого масштаба, надо быть очень уверенным в том, что тебе самому удастся полностью сохранить контроль за этими всеми хунвейбинами, оставшись властителем их дум и помыслов (а какие у них там помыслы – кто ж это разберет?), сохранить контроль за политической ситуацией в целом, не подвергнув опасности колоссальные активы и коммерческие интересы современных хозяев жизни (трогать которые, по большому счету, нет никакого желания). Такой уверенности у Путина нет. А время больших идей в мире вообще, кажется, прошло, как прошло и время жертвенности во имя идеалов. И те же «Наши», относительно которых на заре их активности могли зарождаться подобные подозрения, до хунвейбинов так и не доросли, оставшись вполне безобидными мелкими политическими хулиганами-карьеристами без особых идейных заморочек. Практически никому из них показанная карьерная «морковка» так и не досталась.

Ради красивой политической гипотезы можно было бы, конечно, выдумать сюжет, по которому во власть вот-вот придут когорты совершенно новых людей. И создадут они костяк решительно настроенных «чистильщиков» системы, которые зададут тон качественно новой политике и новому аппарату управления. Которые вернут доверие к институтам власти. Наладят обратную связь с обществом, заговорив с ним новым языком, как заговорил, казалось многим, в свое время востребованный в начале 2000-х обществом, с виду «такой-же-как-все» Путин. Сократят пропасть между теми, кто имеет все, и теми, кто не имеет ничего, в том числе прав и возможностей претендовать на равенство перед законом и на справедливость со стороны системы.

Но пока ничего такого из стилистики начавшегося нового политического цикла не просматривается. Просматривается лишь стремление вбрасывать периодически в затхлую атмосферу нечто такое, что на короткое время забавляло бы публику, создавая иллюзию каких-то подвижек, перемен, но не инициировало бы сами перемены.

Кстати, согласно недавнему распоряжению президента, как полпреду Игорю Холманских положены, в частности, неплохой оклад, охрана, резиденция и пресловутая машина с мигалкой. Неужели откажется?