Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Не мешать жить

24.10.2011, 10:19

Георгий Бовт о частной инициативе как прообразе «новой экономики»

Чем закончатся массовые волнения на Западе, проходящие под лозунгами «Захвати Уолл-стрит» и «Нас 99%»? Некоторые говорят, что, на манер «арабской весны», протесты возвестят начало «американской осени». Другие говорят, что ничем не закончатся: мол, пар уйдет в свисток, бунтари успокоятся, тем более что никакой внятной организующей силы за ними нет. Разве, мол, Facebook или Twitter могут стать не то что новым модернизирующим мир средством, но и даже аналогом «булыжника в руках пролетариата» (или офисного планктона)? Мол, несерьезно все это. Третьи проводят аналогии между нынешними событиями и волнениями 1968 года. Которые, надо признать, не прошли бесследно и безрезультатно для западного общества.

Тем временем, даже вне зависимости от взбунтовавшихся вдруг обывателей вроде бы благополучных стран, многие представители правящих элит этих стран признают, что нынешний этап развития капитализма и западной демократии во многом себя исчерпал, что нужны новые источники развития, новая парадигма, нужны новые идеи, питающие движение вперед экономики и общества. Пока наблюдается явный дефицит таких идей, и на нынешнем этапе все общественно-экономические инновации пока что грозят закончиться разве что введением однопроцентного налога на финансовые операции и прогрессивным налогообложением самых богатых. И то если эти ограниченные меры по приведению в чувство так и не отошедшей от кризиса 2008 года мировой экономики, принятые под давлением «капиталистической улицы», сумеют пробить себе дорогу через увязшие в популизме, политкорректности и почти безыдейном политиканстве ныне правящие элиты.

Между тем какие-то ростки, возможные прообразы «новой экономики», то тут, то там все же дают о себе знать. Они пытаются пробиться скорее снизу, чем сверху – благодаря тем возможностям, которые, как ни крути, все еще предоставляет современный, вечно загнивающий капитализм. Эти ростки, по сути, объединяет одно понятие – частная инициатива. Далеко не факт, что именно из них вырастет что-то более масштабное, чем нынешние просто «намеки на нечто». Однако поиски выхода из создавшегося тупика, надо полагать, будут продолжаться до тех пор, пока эта самая частная инициатива не умрет или ее не задавят тоталитарные умельцы, думающие, что только они знают лучше всех своих подданных, что и как нужно делать. Или до тех пор, пока выход не будет найден.

Новые явления в западной (преимущественно в западной, хотя кое-что наклевывается и, скажем, в Китае) экономике некоторые исследователи прозвали термином Wikinomics (производное от «Википедии» и экономики). Как правило, речь идет об экономически осмысленных совместных (отсюда и отсыл к «Википедии») усилиях, организуемых по горизонтали, в основном через интернет, непосредственно самими участниками той или иной экономической или общественной сферы деятельности, при минимальном наличии каких-либо посредников или вовсе без них, при таком же минимальном участии государственных регулирующих институтов.

Например, именно таким образом уже несколько лет развивается система взаимного кредитования частных лиц. Существует уже несколько популярных интернет-ресурсов, с помощью которых одни частные лица (дающие кредиты) могут вступить в контакт с другими физлицами (кредитуемыми): Prosper.com (только в Америке, хотя он работает не во всех штатах, портал объединяет более 1,1 миллиона пользователей, «кредитный портфель» вырос до почти $270 млн); Zopa.com (работает в разных версиях для США, Великобритании, Австралии и Италии); Smava (в Германии), Qifang (в Китае), LendingClub и т. д. Все эти компании – не что иное, как венчурные предприятия, возникшие сугубо по частной инициативе, которые никакие государственные структуры не инициировали (создавая какое-нибудь агентство или госкорпорацию по поощрению и якобы поддержке), но и не гнобили в зародыше с помощью всевозможных иезуитских регуляций и умертвляющего государственного контроля, обвиняя, скажем, в незаконном предпринимательстве.

Принцип работы напоминает систему электронной торговли частных лиц eBay. Как правило, речь идет о небольших кредитах до 25 тысяч долларов. Кредитор видит, кому он дает деньги на какие цели (например, на зубные импланты или на покупку автомобиля). В то же время, система работает таким образом, что наличие большого числа мелких «кредиторов» (скажем, американский Prosper принимает «вклады» от 25 долларов) позволяет минимизировать риски для каждого в отдельности, давая возможность большинству «инвесторов» зарабатывать от 6 до 16% годовых, что существенно выше дивидендов по банковским депозитам в той же Америке (разумеется, случаются и такие, кто уходит в минус). Кредитуемые имеют возможность также сократить свои расходы на обслуживание долга за счет минимизации всяческих комиссий, в обычной жизни питающих лоснящихся жирных котов из банков и биржи, для которых на наши деньги «шьют» умопомрачительной дороговизны «золотые парашюты». Как ни удивительно это покажется нам, но процент невозврата и личных банкротств в данных системах не выше, а даже ниже, чем при обычных банковских кредитных операциях.

Разумеется, все это зародилось не на пустом месте. Потенциальных кредиторов и заемщиков (скажем, тот же Prosper) проверяют по базам данных кредитных историй (то есть такие базы имеются и успешно работают в масштабах страны — можно даже запросить там кредитоспособность потенциального нанимателя сдаваемой вами квартиры), устанавливают определенный уровень дохода и владения имуществом (опять же вопрос налаженного кадастрового учета и рыночной оценки недвижимости, прозрачности доходов и налогов). Из документов в Штатах могут попросить предоставить водительские права (скажем, послать по электронной почте скан, который столь упорно отказываются признавать наши налоговые, бухгалтерские и прочие службы). Все остальные бумаги излишни, проверка и работа идет в электронном виде. «Плохие долги», как и у нормальных банков, передают в коллекторские агентства.

То есть подобная частная инициатива работает, как видим, в развитой законодательной и институциональной среде. А также в условиях наличия в самом обществе способности самоорганизовываться по горизонтали, наличия определенного доверия людей друг к другу, в том числе в коммерческих операциях. Таким образом, государство в виде законов и институтов тут выступает в своем классическом капиталистическом обличье — в роли создателя правил игры и арбитра в их соблюдении.

Представить себе в настоящее время работу подобных систем в России попросту невозможно. И дело даже не только (и не столько) в воцарившихся в нашей стране тотальном цинизме и недоверии всех ко всем (первая мысль, которая, возможно, тут кому-то приходит в голову – это как бы взять кредит, да не отдавать его). Дело в том, что у нас, к примеру, по-прежнему проблему составляют столь простые действия, как получить и растаможить нечто, купленное в Amazon, или совершить платеж в системе PayPal, а простой научной лаборатории невозможно купить себе даже пробирки, не говоря уже о нужном конкретном оборудовании, вне обложенных тоннами бумаг и чиновников так называемых тендеров. То есть дело в основном в совершенно дремучем (с точки зрения всякой частной нестандартной инициативы времен информационного века) законодательстве. И в неспособности этих самых законодателей (назовем их тут совокупно-абстрактно, чтобы не вмешиваться агитацией и пропагандой в развернувшуюся в стране бессодержательную избирательную кампанию) отважиться на что-либо, что выпадает за рамки необъятной сферы «как бы чего не вышло».

Аналогичные явления «викиномики» проявляются уже и во многих других сферах. В промышленном и автомобильном дизайне, в медицине, даже в традиционно ранее полусекретной фармацевтике, в программировании, в очень многих научных областях, а также в системе высшего образования. Пока у нас пытаются за очень дорого и при высочайшем патронаже построить нечто в бетоне и стекле в Сколково, пытаясь, в частности, добиться для иннограда такой сверхреволюционной для нашей страны вещи, как особого режима на таможне (чтобы по полгода не растаможивать реактивы или биопрепараты, на дебильную так называемую систему госзакупок даже сколковские инноваторы не покушаются), многие в мире уже поняли, что физически сосредоточенные в одном месте научные или инновационные кластеры – это, увы, прошлый век. Открытые платформы – вот что может стать хитом уже ближайшего будущего!

Такие кластеры, при многократном увеличении числа их участников по сравнению с физически сконцентрированными в одном месте, сейчас все чаще создаются в виртуальном пространстве. Тысячи человек получают возможность работать совместно над тем или иным проектом, не выходя из своей лаборатории, не пересекая границу своей страны, не впутываясь в неведомые бюрократические трудности. Вопросы открытости информации, вопросы финансирования, организации работы в этих новейших системах устроены таким образом, что сведут с ума любого среднероссийского главбуха любой коммерческой фирмы: его мозг просто станет в ступор.

Еще раз можно повторить: не факт, что именно те или иные конкретные формы, в частности, «викиномики» «выстрелят» и укажут современному капиталистическому обществу спасительную дорогу в будущее, Может быть, «выстрелит» что-то другое, в том числе родившись в результате реакции властей, еще не разучившихся реагировать на сигналы общества, на те же массовые уличные протесты. Однако кажется довольно понятным, что любая общественная система будет обречена на смерть не в тот момент, когда на улицы городов уже вырвутся сотни тысяч или даже миллионы людей, обуреваемых желанием крушить все подряд, требуя к ответу зазнавшихся, проворовавшихся и морально обанкротившихся правителей. В этот момент спасать может быть уже поздно. Она будет обречена еще тогда, когда в таком обществе угаснет или будет убита всякая личная творческая инициатива и предприимчивость.

Перемены нельзя заказать, как бизнес-план или предвыборную программу партии. Им можно только позволить родиться самим, вовремя заметить, а потом просто не мешать.