Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Прибраться бы

18.07.2011, 09:59

Георгий Бовт о свинстве

Почему наш человек любит так беззаветно гадить непосредственно там, где он живет или, к примеру, отдыхает? Если попытаться как-то сформулировать почетче подобный вопрос в интернет-поисковике, то внятного ответа, конечно, не найдешь, зато наткнешься на десятки всевозможных форумов, где люди осуждают «свиней». И признаются, что сами никогда и нигде себе подобного свинского поведения не позволяют: ни тебе бутылку пластиковую в окно машины выбросить, ни другой всевозможный мусор после себя оставить в лесу после пикника.

Совершенно непонятно, откуда берутся те жизнерадостные безмозглые идиоты, которые загадили уже практически всю страну. Особенно трудно найти не загаженное место так называемого массового отдыха граждан. Отдыхающие граждане, создается впечатление, гадят особенно много и страстно, словно ощущение свободы и расслабления у них непосредственно ассоциируется с количеством оставленного после себя дерьма. Чем больше свободы и легкости на душе, тем больше, соответственно, отходов. Что невольно наводит на мысль о том, что самое чистоплотное состояние таких экземпляров наших соотечественников – в рабстве или под оккупацией.

Отрадно на этом фоне, конечно, прочитать новость о том, что на днях в Швеции (слывущей неимоверной чистоплотностью, такой, что там даже бытовой мусор педантично и совершенно добровольно-сознательно сортируют чуть ли не по десятку отдельных контейнеров) ввели «мусорные штрафы». И грозят они в первую очередь любителям пикников на лужайках Стокгольма, которые зачастую (!) оставляют после себя горы пластиковой посуды и пакетов. К ним не только будут применяться штраф до $126, но и, в особо тяжких случаях, тюремное заключение на год. Практически одновременно аналогичные меры (но без тюрьмы) ввели власти Швейцарии. Вряд ли до таких жестокостей шведские и швейцарские власти довели именно «руссо туристо». Стало быть, свои.

А еще можно вспомнить, что лет пятьдесят-шестьдесят назад выбрасывать из окна машин мусор было вполне распространенным явлением в Штатах (не было тогда там и придорожных туалетов, ходили в кусты), а затем планомерная работа властей, штрафы до $500 и волонтеры сделали свое дело. А если не удаляться на пятьдесят лет назад, а взять сегодняшний какой-нибудь Египет или Индию, или Непал, или Гаити, то там гадят «под себя» не меньше нашего – примерно как в средневековых городах Европы, где выливать помои на улицу на головы прохожих считалось вполне житейским делом. Прекратилась такая практика там только по мере осознания потребности в чистоте по итогам чумных и холерных эпидемий.

Но можем ли мы в полной мере чувствовать себя удовлетворенными тем, что не только мы гадим, но и другие тоже, а также гадили в прошлом ныне дозревшие до чистоты развитые страны?

По поводу того, почему наши соотечественники (под впечатлением от поведения которых нас не очень жалуют в Европе и даже для своих же в России появилась такая туристическая опция, как туры и гостиницы, «где мало или совсем нет наших») гадят там, где живут или отдыхают, существует множество объяснений. Некоторые с теоретической базой. Мол, у русских за последние лет сто напрочь отбили чувство хозяина, собственника. Уверенность, что «все вокруг колхозное – все вокруг мое», не способствует появлению привязанности к месту жительства, она атрофируется, как ген привязанности у детей алкоголиков: оно вроде как твое, но и не твое, могут в любой момент прийти и отобрать, обобществить или экспроприировать. К тому же ничтожная цена человеческой жизни в нашей стране обесценила в глазах обывателя и все, что связано с простым человеческим бытом, с его культурой. Убогость быта и почти всеобщая бедность предопределила грязь и помойки вокруг. Власть же умелой пропагандой всегда обыгрывала свое жестокосердие и нежелание улучшать обывательское благосостояние и благоустроенность городов и поселков великими целями: к чему нам пошлый мирок мещанский обустраивать, если нам интересны другие задачи – полеты к звездам, строительство светлого будущего (не настоящего же), борьба за мир во всем мире. Вторичность настоящего и жертвенность во имя будущего – на этот крючок попалось не одно поколение наших обывателей.

Еще говорят, что русские (да и вообще чуть ли не все народности, населяющие территорию нынешних остатков Российской империи) ведут себя, как будто они тут все проездом. Словно цыгане. Все на времянку – строения, заборы, дороги, непонятно к чему тут вообще случайно оказавшиеся городские парки. К чему обустраивать территорию, если завтра в поход? Общество вечного транзита. Впрочем, это может быть лишь безыскусным оправданием собственной лени: мечтательное ковыряние в носу на завалинке под рассуждения о всеобщей справедливости – слабое философское обоснование объективной предопределенности существования вечно покосившегося забора.

Похоже, что в последнее время (которое, это самое последнее время, началось, скорее всего, еще до крушения СССР – по мере осознания нашей технологической и прочей отсталости от развитых стран) на все это наслоились еще и жуткие комплексы, в той или иной мере присущие гражданам всякой уходящей (распадающейся, загнивающей, засыпающей и пр.) империи. Среди наименее образованных, близких к маргинальным, слоев населения агрессивное хамство и свинство является проявлением субъективно понимаемого способа «вставания с колен»: «А чо, мне все по фигу!» Свобода от ограничений нормами чистоплотного поведения порождается осознанием собственной несостоятельности и никчемности. Идиотизма и беспросветности повседневной жизни. Такая форма свободы – единственно им доступное ее проявление. Иной они не знают, презирают, как презирают всякие политизированные разговоры — к примеру, про права человека.

Можно вспомнить и про такой фактор, как постоянное, осуществляемое на протяжении почти всего прошлого столетия «редуцирование» нации, ее культуры, нравственности. Мало того, что миллионы крестьян хлынули в города: мы не единственная страна, начавшая индустриализацию с неразвитой городской культурой. По сути, весь ХХ век – это вялотекущий геноцид всех народов, населявших империю. С нации периодически, регулярно, срезался верхний культурный слой: гражданская война и эмиграция большой части элиты, затем репрессии, в результате которых веками закрепляемое в душах рабство лишь еще более укрепилось. Война нанесла еще один страшный удар по генофонду. В совокупности же годы советского тоталитаризма вывели особую породу людей, для которой индивидуализм, предприимчивость, готовность отстаивать свою правоту, в том числе перед могущественным государством, были почти запретными свойствами. Всякий раз по жизни выигрывали шариковы и швондеры.

Да и само это государство не было и до их пор не стало для людей своим, которое ими действительно нанимается на выборах для оказания услуг населению. С которого взыскивают. Государство – оно почти оккупант, в лучшем случае существует параллельно. И такому оккупанту просто западло помогать в уборке и благоустройстве территорий, в поддержании чистоты. Это же «их» территория, не наша, вот пусть «они» ее и убирают.

Объяви сейчас власти какой-нибудь проект «Чистая Россия» — что надо было бы сделать, чтобы народ в него включился? Президенту с премьером, а заодно и всему правительству в полном составе (после сдачи месячной зарплаты на памятник Столыпину) самим взяться за метлу и поучаствовать в уборке какого-нибудь городского пруда или парка?

Вы верите в реальность появления такой картины? Ну или хотя бы в реалистичность такой картины с участием менее высокопоставленных лиц? На уровне губернатора или мэра? Да и будет ли таких шагов достаточно? Что-то все же мешает поверить в возможность такого земного перевоплощения тех, кто давно живет своей заоблачной, параллельной жизнью. У них там все, кстати, наверху довольно прибрано. И по большому счету они не очень хотят, чтобы те, кто «внизу», начали сами, самоорганизовываясь, прибираться. Потому что стремление к чистоте и чистоплотности может оказаться началом движения к совершенству и во многих других областях. А это уже политически опасно.

Впрочем, ничего такого может и не начаться. В конце концов, в грязи жить много проще. Это только в книжках пишут, что мир спасет красота. Для многих спасение как раз не в ней, а именно в простоте.

P.S. Кстати, эта же формула (насчет простоты) в результате сработает и применительно к «проблеме-2012» и будущему тандемократии: будет выбран наиболее простой и очевидный ход. Вот увидите.