Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Перемены имени «Курска» // Колонка Бовта

08.08.2005, 16:30
Георгий Бовт

Когда наивные иностранцы говорят, что в России ничего не меняется, они, наверное, в чем-то правы, но не до конца. Я, например, когда доводится вести такие странные беседы, всегда говорю: а что вы, собственно, сравниваете Путина с Ельциным? Эти, нынешние времена — и те, отстоящие всего-навсего на пяток лет. В России ведь пять лет не срок. Вы, говорю, берите пошире — временной пласт, только тогда и оцените, меняется страна или нет.

Ведь всего лишь двадцать с небольшим лет назад из этой страны за границу выпускали лишь с характеристикой с места работы, после собеседования в разных партийных инстанциях и с непременной инструкцией ходить «по загранице» группами не менее чем по двое-трое с непременным докладом старшему по группе. Тридцать лет назад (всего лишь!) здесь сажали в тюрьму или психушку за резкие политические высказывания. А чуть больше пятидесяти лет назад за них же просто расстреливали.
Всего лишь шестьдесят-семьдесят лет назад (еще живы люди, которые это помнят) в этой стране ссылали, расстреливали и сажали сотнями тысяч, миллионами. Вообще ни за что.

Здесь люди начали более-менее массово жить в собственных городских квартирах лишь четверть века назад, не более. Обыватель сел на персональный автомобиль в 70-х в порядке сильного (определяемого все той же партией) исключения. И лишь не более чем лет десять назад автомобиль стал действительно массовым явлением в этой стране.

Двадцать лет назад здесь «писались» ночами за телевизорами (сугубо отечественными). Ездили ночными электричками в Москву за колбасой (единственного вида и сорта). А «мелодии и ритмы зарубежной эстрады» слушали и глядели по отечественному телевизору по специальному разрешению Политбюро ЦК КПСС в пасхальную ночь – чтобы, значит, молодежь не ходила в эту ночь в православную церковь.

И вот именно поэтому, когда вдруг и всего лишь через сутки после происшествия нынешнее российское руководство зовет на помощь по спасению военного батискафа англичан и американцев (из блока НАТО, между прочим), это является для этой страны событием тектоническим. А для людей, ею в настоящее время руководящих, это вообще полный переворот в мозгах. Причем вся международная спасательная операция происходит в непосредственной близости от какой-то там страшно секретной антенны. То есть англичане и американцы, страшно подумать еще совсем недавно, видели наш подводный секрет!

И не то что лет тридцать назад никто бы не пикнул о таком подводном происшествии даже и большего масштаба — вспомните подлодку «Курск», историю всего лишь нескольких лет назад. «Что случилось с лодкой?» – спросил потом Ларри Кинг президента Путина. «Она утонула», — ответил ему президент Путин. Он и сейчас, пока продолжалась операция по спасению подводников, не проронил публично по этому поводу ни слова. Он так привык. Да и страна уже так привыкла. И тем не менее он не захотел вновь отвечать какому-нибудь Ларри Кингу на вопрос, что стало с батискафом: «Он утонул». Почему? Потому. Наверное, вы знаете ответ на этой вопрос.

А ведь никакой иностранный наблюдатель никогда толком не поймет, почему это все здесь так происходит. Ведь после «Курса» не было вроде бы никакого народного возмущения тогдашним враньем и играми в военные тайны, стоившие жизней 118 человек. Не было никого, прости господи, парламентского расследования с последующими политическими и оргвыводами. Никто не был публично наказан именно за «Курск». Более того, даже социологические опросы ничего такого опасного для власти не показали.

А они вдруг почему-то необъяснимым образом пошли на такой шаг, от которого, узнай они о нем, правители этой страны не то что полувековой давности, тридцатилетней тоже, просто перевернулись бы в гробу. Почему? Да потому. Наверное, вы знаете ответ на этой вопрос.

Потому что здесь всегда вот так: годами, десятилетиями ничего, ну ничегошеньки не меняется. Все кажется уже застойным, привычным, рутинным. Стабильным. Вертикально-властным. Монолитным и в своем монолите политически покойным. А потом вдруг – бах! И вокруг – уже другая страна. И она, конечно, «проглотила бы» и еще один утопленный батискаф преспокойненько, и пересуды на тему, а все ли было должным образом сделано для спасения людей. Однако как-то так вдруг сразу стало понятно, что НЕ НАДО делать так, чтобы он сейчас ОПЯТЬ утонул. Не надо. И они это поняли. Почему? Наверное, вы знаете ответ и на этот вопрос.

Быть может, наивные иностранцы в чем-то правы, когда говорят, что страна не меняется. Но, быть может, просто меняются ее правители? Почему? Наверное, вы знаете ответ на этот вопрос.