Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Что вытекло, то вытекло

06.12.2010, 10:08

Георгий Бовт ищет, кому выгодны утечки Wikileaks

Отклики, как официальные, так и полуофициальные или вовсе неофициальные, на публикации Wikileaks делятся на две большие группы: одни вербально осуждают столь вопиющее нарушение правил дипломатии, другие уверяют, что в обнародованных депешах нет, по сути, ничего такого, что так или иначе не было бы известно и без этих интернет-сливов. Зачастую одни и те же люди последовательно делают заявления, подпадающие под оба описанных определения. При этом чаще всего официальные политики непременно добавляют: то, как оконфузилась американская дипломатия, не будет иметь серьезных последствий для отношений той или иной страны с Америкой.

В наибольшей степени, конечно же, фальшиво звучит именно последний тезис. Конечно же, отношения теперь во многом будут строиться именно в «свете публикаций Wikileaks». Политика – это скопище по большей части людей амбициозных, а большая политика – скопление людей амбициозных в высшей степени. Там не место великодушию, нерасчетливой снисходительности, неуместному благородству. Публично они, разумеется, могут сколько угодно делать вид, что циничные, а то и издевательские характеристики, данные американскими дипломатами, их нисколечко не трогают, но на самом деле это не так. И если, скажем, Муамар Каддафи смог, если верить все тому же источнику, порушить все договоренности с Россией, причем в самый последний момент, о возврате ей урана из-за каких-то чисто личных обид на американцев, то туркменский президент – другой восточный человек с соответствующим складом характера и менталитетом – не может не быть раздосадован (это как минимум) публикацией некоей версии (допустим даже, что это не совсем так, как описано в донесении) о том, что он-де хотел «такую же яхту, как у Абрамовича», но она «не пролезала» в какие-то части Каспийского моря. А также о том, что эту яхту ему справила российская компания «Итера» за $60 млн.

О «сочных» определениях российских политиков, выданных на-гора Wikileaks, написано уже немало. Они, конечно, отмахиваются: мол, там нечего содержательно комментировать. Но при этом публично они же не скрывают, что поражены степенью цинизма «слитых» комментариев. То, что действительно поражены, – это как раз вряд ли, нам ли привыкать к цинизму. А вот то, что припомнят, кто что и о ком писал и говорил, – это точно. В наших политических сферах не просто традиционно очень многое строится на личных человеческих отношениях и контактах (на фоне не работающих эффективно государственных и общественных институтов именно личные, неформальные отношения приобретают гипертрофированный характер при решении государственных и коммерческих дел), но при этом еще и обидчивость, даже злопамятность зачастую являются мощнейшими факторами, определяющими те или иные решения, то или иное поведение. А то и целые судьбы некогда вознесшихся, но потом низвергнутых с олимпа славы и богатства людей.

Москва, конечно, еще посмотрит, как удастся Обаме справиться с проблемой ратификации СНВ-3 в американском сенате. И вот уж если все же не удастся и договор будет похоронен алчущими обамовской крови республиканцами, то не исключено, что доминантой в наших отношениях с Америкой вновь станут те же настроения глубокой обиды, которые прозвучали в известной «мюнхенской речи» Владимира Путина. Он тогда, выражая такого рода обиду на Запад вообще и Америку в частности, говорил не только за себя, но и от имени большой части российской правящей номенклатуры.

И не то чтобы для наших ньюсмейкеров было таким уж большим откровением узнать, за кого «они там» нас на самом деле держат, а просто от прочтения таких откровений и от осознания факта их широкого обнародования остается, как говорится, очень неприятный осадок. И он непременно будет давать о себе знать.

К тому же в российской политике (а также в советской и даже в имперской) традиционно важным всегда было старание придать ей некий внешне (для Европы, для Запада) привлекательный облик. В этом смысле «казаться» всегда было чуть ли не важнее для нас, чем «быть». А уж по этой части «грязное белье», вываленное на свет божий австралийским авантюристом, должно навевать одну лишь досаду.

Что действительно в некоторой степени любопытно при чтении телеграмм американских дипломатов по всему миру, так это то, насколько им, оказывается, до всего есть дело. Публикации в прессе, непроверенные слухи, «экзотические факты», касающиеся в том числе личной жизни или психологических характеристик политиков и ведущих бизнесменов, анонимные и неанонимные интервью с самого разного уровня экспертами – все высасывается, словно пылесосом, отправляется «куда надо» и там переваривается мощнейшими серверами, выливаясь затем в конкретизированные действия на множестве направлений. Не брезгуют даже информационным шламом. Неужто именно так и должна выглядеть кухня «сверхдержавной» внешней политики? Тогда почему по-прежнему столь несовершенен мир?

Технологически «утечки» Wikileaks, можно надеяться, должны бы стать наглядным пособием для наших нынешних и будущих дипломатов, а то слишком часто от причастных к нашей внешней политике приходится слышать нынче, что российские дипломаты «разучились и обленились» писать телеграммы.

Американские же посланники строчат словообильно и о том, какие лекарства принимает супруга бывшего аргентинского президента, ныне сама президент этой страны, и о размахе свадьбы «простого депутата» из Дагестана. И (детальнейшим образом!) о разборках в ТНК-BP, и о «выезде» Германа Хана на охоту. И о состоянии российского лесного хозяйства и лесопромышленности (года за два до нынешних летних пожаров, кажется), и о том, кто какие DVD и CD кому привозит из Америки в кремлевской администрации. И о том «брожении умов», которое происходит в непредсказуемой России на тему «проблемы 2012 года», и о том, что думает и говорит Леонид Кучма о российском черноморском флоте. В принципе, в этих депешах отражена именно та работа, которой, судя по имеющейся информации, пытались заниматься или должны были заниматься в Штатах пойманные и высланные оттуда дюжина наших разведчиков «глубокого залегания», которых лукаво ассоциируют в основном с уровнем «легкомысленной» Анны Чепмен.

Есть, конечно, в истории с Wikileaks и нюансы, которые будут по-своему приятны многим нашим «охранителям». Во-первых, против владельца сайта тут же возбудилось уголовное дело. Разумеется, прежде всего за другие преступления – сексуального характера. Не будет удивительным, если найдут что-нибудь и по части налоговых нарушений. В родной Австралии уже не скрывают, что хотят его хотя бы за что-нибудь привлечь. Но пока не знают, за что именно. Во-вторых, едва только госдеповские депеши вывалились в интернет, как доступ к Wikileaks из США и Западной Европы оказался затруднен. Сайту пришлось переехать, а нам остается «удовлетворенно» констатировать, что мысли насчет того, как бы это «отрегулировать» интернет, присущи не только российским провинциальным чиновникам, но и много еще кому в так называемом «цивилизованном мире».

Одно только не вполне понятно относительно этих утечек. Читая этот словесный поток, иной раз трудно отделаться от ощущения, что публикации дипломатических депеш подвергались вполне осмысленной фильтрации: многие имена в телеграммах опущены и заменены крестиками, «утечки» не коснулись, по сути, ни одного события, факта или проблемы, обнародование которых могло бы действительно нанести ущерб национальной безопасности тому или иному государству, в материалах Wikileaks чудесным образом почти обойден Китай, реакция которого на подобные выверты могла быть куда более резкой и масштабной. Возможно, все же главная «утечка» относительно того, как технически осуществлялась «операция Wikileaks», пока все еще не состоялась? Или все куда проще, и на самом деле мир просто вошел в ту стадию, когда все грязное белье вываливается на поверхность, но это само по себе является не более чем досужей сплетней, не более чем очередным доказательством того бардака, хаоса, кризиса цивилизационных ценностей, отсутствия внятных гуманистических ориентиров общественного развития, отсутствия больших, стоящих и влекущих за собой людей идей — всего того, что характеризует тот идейный тупик, в котором оказался сегодня этот мир?