Слушать новости
Телеграм: @gazetaru

Околодветысячидесять: переключая каналы

28.12.2009, 10:01

«Он сидел в задумчивости и теребил в руках пульт: близилось время Перехода, и надо было, покопавшись в себе, выбрать где-то там на полочке внутри еще хоть какое-нибудь не потасканное желание – чтоб свежо, чтоб въехать со всей силы по закисшим мозгам, чтоб приятный холодок страха перед легкой (не тяжелой!) неожиданностью все же не сильно нарушал состояния того внутреннего комфорта, которое всякий раз возникает тогда, когда выбираешь «реальность» себе по нутру, знакомую, почти родную, такую привычную. Чтобы потом нажать на Пульте правильную кнопку – и оказаться в нужном тебе времени, в нужном тебе окружении любимых персонажей, друзей, артефактов, событий. Чтобы прожить все заново – можно хоть по десятому разу, если уж так запало в душу, если не отпускает цепкими холодными лапками исторической памяти, если никак не хочется и не можется вырываться из плена именно ТОГО времени…»

Люди в этой стране уже давно заметили, что реальность виртуальная бывает много лучше, правильнее во всех отношениях и приятнее «на ощупь» и на взгляд, чем реальность всамделишная — этот мерзкий, унылый, изнурительно-однообразный и снулый быт, всякий раз отравляющий душу искушением ненавистного нашему человеку свободного выбора. Постепенно изловчились ее и создавать – такую вот правильную, по заказу, в полном соответствии с политтехнологическим заданием, как учили великие мастера информационных манипуляций на еженедельных планерках-наставлениях за Стеной для тех, кто потом кропотливо внедрял в сознание плебса искомую, страстно востребованную правдивую ложь. Будущее всегда превыше настоящего — с этим принципом нация жила веками. «Справедливость важнее законности», — внушали ей лукаво вдобавок властители дум, напуская густого туману про ту любимую, что якобы «умом не понять и аршином общим не измерить», под завесой которого сами они весело и задорно, цинично и беззастенчиво творили свои меркантильные темные дела и делишки. «Справедливость» всегда была в этом государстве «on sale», она шла нарасхват, она была вечным хитом всех режимов-сезонов, очень часто доходило и до кровавых драк «приобретателей у прилавка» за этот дефицит (ах, сколько было убито под возгласы «вас тут не стояло!»), но в суматохе массового сбыта никто и никогда из потребителей почему-то не замечал суррогатной сущности продукта.

Манипуляторам всего-то и оставалось, что создать такую виртуальную информационную, жизненную картинку, где эти два принципа наконец слились в новом синтетическом осознании Безальтернативной Единой Суверенной Сущности: людей приучили видеть только то, что нужно было правителям, все инакое было стерто из памяти, ибо не нашло себе места в «зомбоящике». Все воспринимаемое, таким образом, считалось правильным и, главное, справедливым, все иное, даром что неведанное и непонятное, не воспринимаемое, отметалось с порога как продукт неких внешних происков покусителей на внутреннюю гармонию, великую гармонию души и «ящика». Воцарилось золотое правило стабильности: то, чего нет в телевизоре, не существует вовсе. Настало почти всеобщее счастье, счастье упрощения мира, которое не могли разделить лишь те немногие, у кого по каким-то причинам «зомбоящика» не было.

Остальное было делом техники и технологии первых четырех десятилетий ХХI века. В основном – технологии ворованной, так как свою технологию «зомбозрители» делать давно и напрочь разучились, еще в начале XXI века. И вот теперь наш герой сидит перед «зомбоящиком», теребя Пульт, и выбирает себе время. Как-никак уже 2039-й год на дворе, есть куда качнуться…

Телевизионная картинка к этому времени уже обрела возможность транслироваться непосредственно в сознание. Поначалу микродекодеры типа «Наш-1» и «Наш-2» были вмонтированы в мозг, должным образом подготовленный в Центре корректировки ориентации на Селигере, лишь проверенным членам Партии. Потом с помощью китайцев было налажено массовое производство и распространение. Пульт вручался одновременно с регистрацией и был привязан к паспортным данным пользователя. Счастье соития с деланной виртуальной реальностью (впрочем, сама виртуальная ее сущность была напрочь утрачена, она стала неразличимой с реальностью всамделишной, которая к тому времени, в свою очередь, напрочь утратила всякий внутренний и духовный смысл, даже в легковесной постмодернистской своей трактовке) обрели все от мала до велика.

Всем был выдан Пульт.

Пользоваться им, впрочем, имело смысл, да и было разрешено лишь раз в году, прямо накануне Нового года, причем надо было успеть выбрать себе реальность на год вперед (чтобы жить ею ровно 365 дней) строго до первого боя курантов и до новогоднего обращения. Обращения кого? А, собственно, того, кто тебе ближе, милее и соответствует твоей выбранной реальности. Хочешь – будут тебя приветствовать те, кто были до Путина, а то и он сам. Хочешь – те, кто были после Медведева. А ведь были. И до были, и после.

Еще одна национальная максима обрела наконец технологическое воплощение – «Наше прошлое непредсказуемо». Ну, то есть оно в определенной степени непредсказуемо. Так как с помощью всемогущего Пульта вы всякий раз можете оказаться в том самом времени, мифы которого вечно живы в вашем истомленном «зомбоящиком» мозгу. И внедрить себя в выбранное время, в полном соответствии с живущими в вашем мозгу мифами о нем (а мифы те – не что иное, как продукт того же «зомбоящика»).

Ваши дедушка и бабушка взахлеб внушили вам, что истинно были счастливы в 1937 году? Извольте туда, в эпицентр всенародного счастья Империи Всеобщей Справедливости! Нажмите кнопку в канун Нового года – и вы обрящете истинное удовольствие прожить тамошние 365 дней. Успеете написать донос на соседа за то, что тот подтирался газетой с портретом вождя – и получите его освободившуюся комнату в коммуналке. Разделите радость голоштанной толпы, идущей на футбол «Спартак» — «Динамо». Вы будете не по-детски тащиться от фильма «Чапаев» или запишитесь в Осоавиахим на пару с любимой девушкой, упоенной комсомолкой. Воодушевленно будете строить и изобретать, маршировать на демонстрациях и клеймить «врагов народа». Если повезет — самолично расстреляете с десяток таких. Не повезет – расстреляют вас или поставят «на комара» на Соловках (уж не мазохист ли вы?). Не накушаетесь этого всего за 365 дней – получите добавку, продлите удовольствие и «перещелкните себя» в 1938-й. Можете вообще не возвращаться в наше время.

А можете махнуть в 50-е годы ХХ века и задорно мерзнуть в целинной казахстанской степи, проваливаться под лед вместе с трактором и комсомольской путевкой. Можете перевыполнять план укладки БАМа в 70-х и бесконечно травить анекдоты про Брежнева, которого, как оказалось по прошествии времени, вы любите не менее романтически, чем того плюшевого мишку, что валяется с детства на дачном чердаке, этом надежном хранителе артефактов молодости. А можете вообще наплевать на всю эту совковую реальность и отправиться в кружки акмеистов и футуристов в самое начало ХХ века, побредить вместе с тогдашней интеллигенцией относительно освобождения незамутненно чистого в своих помыслах рабочего класса и вроде бы такого работящего крестьянства, умилиться революционному героизму эсеров и эсдеков: тогда это они еще только баловались, развернутся они много позже, в вашей следующей серии (если захотите). Будьте смелее – подправьте на свой лад сценарий Цусимы (вспомните, как смело баловались с ее величеством Историей Федя Бондарчук и Володя Хотиненко), заслоните собой в Киеве премьера Столыпина. Если захотите, конечно. Будьте изобретательнее – узнайте на собственном опыте, почему так называемая «модернизация», вдруг с какого-то перепугу – с какого именно?! — объявленная в 2009 году, по истечении трех десятилетий так и осталась уделом «нишевых каналов» на Пульте управления реальностью. Будьте наглее – втирайтесь в доверие ко всем подряд членам питерской мэрии начала 90-х ХХ века – глядишь, вы узнаете такой прикуп, который уже в следующем путешествии по времени позволит вам всласть пожить в постолимпийском Сочи.

Там уже будет к этому времени канализация…

…Впрочем, все эти прелести нас ждут еще где-то далеко впереди. А может, и не ждут. А ждут другие. Еще надо дожить. Еще надо дойти до именно такой стадии. Бывает, что тенденции – не сбываются. На дворе пока что-то «Околодветысячидесять». В связи с чем — с Новым вас годом, господа, судари и сударыни, граждане, гражданки, товарищи! Не спать!