О мелочах

16.11.2009, 10:19

Должен ли человек в должности президента (или там премьер-министра, в данном случае – все равно) говорить о мелочах? Или он должен говорить только о большом и стратегическом, обещать светлое будущее не ближе второго десятилетия от нас и проявлять заботу о нации в целом, не фокусируясь на отдельных людишках?

Мне кажется, должен. Ну, хотя бы потому, что для обывателя (а всякая нация есть прежде всего совокупность обывателей и лишь потом все остальное) важнее всего детали, он не мыслит в-а-а-а-ще, в глобальных масштабах, и он же судит о переменах к худшему или к лучшему по ровно тем мелочам, которые его окружают. Да если и не об обывателях, а об этой нашей, о которой чуть ли не из утюга уже вещают – о модернизации, прости, господи, — она ведь тоже скорее проявит себя сначала в мелочах, а уж потом в их совокупности, быть может, явит миру новое качество нашей русской суверенной самобытности.

Если, конечно, явит.

Естественно, получается круче и более впечатляюще, если модернизацию «мерить» в суперкомпьютерах, доли наукоемкой продукции (да и просто продукции с высокой добавленной стоимостью) в общем объеме национального экспорта. В «умных» школьных зданиях новейших проектов, в стандарте связи 4G или в квадратных километрах покрытия широкополосным интернетом, а заодно и цифровым телевидением. В этом во всем – да, можно и нужно мерить. И все это хорошо бы, чтобы появилось у нас побыстрее.

Но помимо этого, быть может, стоит подумать еще об одном «измерении» модернизации? Более приземленном. О том, что, к примеру, до трети домохозяйств до сих по не имеют нормальной канализации. Что по всей стране еще полно домов с печным отоплением, куда не дотянут газ, а электричество в таких объемах жильцам не по карману. Что между многими населенными пунктами нет никаких дорог, а хороших дорог практически нет на подавляющей части обитаемой территории страны. Что авиационное сообщение на регулярной основе есть разве что с Москвой и Питером, а минуя эти два города, напрямую даже крупные города-миллионники по воздуху между собой практически «не общаются». Что десятки миллионов людей, если судить по стандартам 21-го века, живут даже не в бедности – в нищете и, главное, в материальном и нравственном убожестве. Что технологический уровень промпроизводства вопиюще отсталый, в стране продолжается деиндустриализация и примитивизация экономики (надо ли их преодолевать или сразу заняться модернизацией?). Что для того, чтобы открыть и более или менее честно вести любой бизнес, нужно пройти семь кругов бюрократического ада (как, к примеру, рассказывал один предприниматель из области, близкой к Москве, для открытия мелкого магазина по продаже компьютеров ему потребовалось 43 подписи/инстанции и несколько месяцев). Что для совершения любых финансовых и сопряженных действий физическому лицу нужно всегда во множестве заполнять какие-то формы, бланки, квитанции, и никогда, кроме разве что квартплаты, это не происходит просто так. Что любая более или менее серьезная медицинская проблема, случись она в семьях даже с очень приличным достатком, в момент выбивает эти семьи в разряд малоимущих: для десятков миллионов инвалидов, стариков, просто больных людей в стране на сегодня, по сути, отсутствует какая-либо внятная инфраструктура не то что ухода, а просто поддержания их жизни, если у них нет родственников. Кстати, в ежегодном послании президент сказал о надобности налоговых льгот для соответствующих НКО, но ничего не сказал об аналогичных налоговых льготах для тех, кто ухаживает за больными родственниками и стариками. А ведь это тот самый, по большей части, «средний класс», как бы опора этой самой модернизации. Которому в эти дни сделали всего лишь один «подарок» — резкое повышение транспортного налога.

Чем дальше и больше говорят о модернизации, тем более вопиюще очевидным становится то, что главная «засада» на пути к ней — колоссальная пропасть между властью и населением, которая не позволяет им понимать друг друга и даже говорить на одном языке. Они живут в разных, не пересекающихся реальностях. Последнее обстоятельство, кстати, делает еще более важным найти не только те темы – те самые «мелкие», обывательские темы, – о которых говорит большинство, но и верную интонацию разговора о них.

К примеру, многие высмеяли в послании Медведева сюжет о часовых поясах. Мол, мелочь, не стоящая упоминания в столь важном обращении. А мне сюжет показался интересным сразу по нескольким причинам. Во-первых, именно эта предложенная новация, скорее всего, будет непременно исполнена, в отличие от многих других. Во-вторых, за ней стоит желание ну хоть что-то поменять в этой жизни «к новому», что само по себе уже похвально. Правда, мне лично кажется, что это не самая лучшая новация, почерпнутая, видимо, из общения с лидером «эсеров» Сергеем Мироновым, ведь это именно он в последнее время активнее всего выступал против «летнего времени». При этом почему-то многие не замечают, что при отказе от «летнего времени» мы каждые полгода будем «скакать» в разные часовые пояса практически со всеми нашими соседями, прежде всего с Европой, а также с Америкой, которые переходят на летнее и, соответственно, зимнее время. Не станет ли это подчеркнуто лишним барьером между нами? Также неясен изначальный мотив: сокращение поясов надо для того, чтобы люди на востоке могли в более удобное время смотреть футбол, или для того, чтобы еще больше укрепить вертикаль власти и можно было дозвониться в Москву какому-нибудь чиновнику для испрашивания начальственного распоряжения потратить пять копеек на ремонт местной дороги или школы? Наконец, в-третьих, симптоматичным стало обсуждение в Думе соответствующей темы. Не далее как год назад думское большинство пренебрежительно отвергло похожий законопроект. Сегодня его уже подобострастно спешно вносит представитель именно правящей партии. И такое проявление политического холуйства есть на самом деле не что иное, как одно лишь частное (наряду со многими другими) проявление самой что ни на есть замшелой совковой «антимодернизации», демонстрацией того, сколь неадекватна элита современному миру, тому, о чем перед ней говорят с трибуны в Кремле ее вожди.

Или вот другой сюжет: начальство оперативно реагирует на взрыв склада боеприпасов в Ульяновске. Указывает разобраться, оперативно ликвидировать последствия, в общем, проявляет участие. Это правильно и хорошо. Но почему тут же вослед не звучит сакраментальный вопрос: а почему, собственно, склад боеприпасов находится рядом с жилыми кварталами далеко не самого маленького города? Спустя более 60 лет после того, как в тамошнем регионе в последний раз видели вторгшихся немцев, и спустя 20 лет после окончания «холодной войны»? А если убрать такие склады (а их тысячи по всей стране) и прочее соседствующее с жильем пространство, огороженное колючей проволокой, может, это уже сама по себе тоже будет модернизация? Может, снизить градус милитаризма в повседневной жизни и экономике? Снизить закрытость страны, манеру секретничать всем ведомствам без разбору и на ровном месте. Может, открытость, просто понимание того, что будущее не создать в «шарашках», само по себе станет именно тем самым необходимым проявлением модернизации?

Или, к примеру, чем майор Дымовский хуже фантаста Калашникова? Почему откровения одного должны стать объектом внимания властей, а посыпавшиеся видеообращения вдруг прозревших милиционеров, сообщающих о беспределе в МВД, не должны? Тем более что для обывателя темой номер один как раз стал именно Дымовский, а не совпавшие по времени подписание соглашения по «Южному потоку» или Сингапурский саммит АТЭС.

Ну и, наконец, «свинский грипп». С точки зрения сугубо лишь стилистики. Если чиновники вроде бы призывают всех носить марлевые маски, то почему они сами — не в них? Ну хотя бы мэр Лужков, повелевший московским чиновникам носить такие маски, или министр Голикова, посещающая аптеку и на голубом глазу спрашивающая, имеется ли в продаже озельтамивир (а то она не знает ответа?). Это не говоря уж о том, что хотелось бы видеть «телекартинку» высоких чиновников, прививающих себя и своих детей столь энергично рекламируемой ими как совершенно безопасной отечественной «живой» вакциной. Такая «картинка» ведь тоже была бы определенным проявлением модернизации.

Впрочем, самым ярким проявлением модернизации в стране Россия стало бы то, если бы ради чиновников перестали бы перекрывать улицы и они стали бы ездить по тем же правилам дорожного движения, как и все прочие. Ведь не трудно же заметить прямую корреляцию: во всех развитых (то есть модернизированных) странах, уровня которых мы вроде бы хотим достичь, дело обстоит именно так, и исключений тут нет.
Вот это был бы рывок в будущее, несопоставимый по своей модернизационной мощи практически больше ни с чем. Даже с суперкомпьютерами и перелицовыванием часовых поясов.

Самое обидное, что именно такие вот мелкие вещи на фоне глобальных задач большого и светлого будущего угнетают своей безнадежной неосуществимостью в России. Что, конечно, само по себе не отрицает и не делает сколько-нибудь вредными любые, даже самые смелые мечтания об этом самом светлом и далеком будущем.