Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Корейский пионер — всем ребятам пример

01.06.2009, 10:39

Свои ядерные испытания Северная Корея проводила примерно в 80 километрах от российской границы. Свои ракеты она запускала практически над головами наших дальневосточников. В прошлый раз, во время очередного приступа тоталитарного милитаризма, такие же ракеты немножко полетели не туда и плюхнулись в опасной близости от наших же городов и деревень. Но мы, вернее, российские внешнеполитические чиновники относятся к таким проказам воистину стоически. Ну, разумеется, высказывают дипломатичную обеспокоенность. Но чувствуется, что внутреннего тремора нет. Видимо, где-то в глубине мидовских душ отношение к северокорейскому диктатору-проказнику Ким Чен Иру – как к сукину сыну, но все же «нашенскому сукину сыну». Им, видимо, понятны его движения души, им в чем-то, видимо, близка его нежная, ранимая, изолированная от внешнего мира авторитарная трепетность, его отчаянная борьба за суверенность такую, как он ее понимает, даже вопреки тому, что называется «общепринятыми нормами». Мы ведь тоже не очень любим эти самые «общепринятые нормы» и непременно всякий раз хотим идти собственной, нетореной, суверенной дорогой, не так ли?

Вот звали бы его Са Ака Швили – тогда совсем другое дело, тогда б ему спуску не было, тогда б ему не то что ракеты пулять, но даже и учения проводить было бы нельзя. То есть теоретически можно, конечно, но мы б тогда возмущались, били б во все колокола и поставили бы на уши весь Совет Безопасности ООН, ну и НАТО в придачу. Или если б, к примеру, Ким Чен Ир был эстонцем, латышом или, пуще того, поляком, фальсифицирующим нашу историю. Представляете себе такой жуткий расклад? Тогда бы его личина в обрамлении ракет и ядерной бомбы не вызывала никаких сомнений, он бы стал воплощением исчадия ада, причем даже вне зависимости от того, есть ли вблизи его резиденции Бронзовый солдат или нет.

Первой реакцией российского МИДа на северокорейские ядерные экзерсисы было, конечно, вполне дежурное осуждение, но и призыв ко всем прочим «людям доброй воли» — не устраивать истерику. Мол, ну взорвали там чего то — что же теперь гоношиться. В ООН мы тоже будем стоять против всяких санкций. Чтоб, не дай бог, не разозлить доброго, хотя сильно чудаковатого дедушку Кима, не вызывать у него неприятных эмоций. И не потому, что мы принципиально против всяких санкций (против Молдавии и Грузии же можно их применять, как выяснилось), а просто как-то жалко нам, видимо, Ким Чен Ира и его мракобесный режим.

Почему жалко? Может, потому, что он для некоторых наших политических и бюрократических деятелей есть воплощение неких тайных собственных комплексов и желаний? Может, в глубинах их душ живет потайная зависть к нему: вот, мол, ему, оказывается, можно «отморозиться по полной», особенно против ненавистной Америки, а нам что-то вечно мешает — то ли остатки приличия, то ли страх за контракты и собственность на Западе, то ли этот пресловутый инстинкт самосохранения. А вот не было бы у нас ничего – ужо мы тут бы дали всем жару и никаких внутренних тормозов у нас бы не было? И ведь было ж и у нас, что и говорить, столь же отчаянное в противостоянии внешнему миру бескомпромиссное «детство», и именно поэтому многие у нас до сих пор чтят и любят усатого генералиссимуса. Для таких людей Ким Чен Ир – это в чем-то реинкарнация нашего сталинского «славного» прошлого.

И вот в глубине этих закомплексованных душ постимперской выдержки тлеет некая неудовлетворенность: «Ну почему же ему вот можно, а нам нельзя? Почему иной раз к нам кое-кто позволяет себе относиться, как к той же Северной Корее, то есть как к всемирному недоразумению, а мы не можем себе позволить ну буквально самую малость?» Ну, там, пульнуть куда ракетой – так, чтобы над самой не дружественной нам головой просвистело. Или подложить ядерный заряд прямо под границей – чтобы стекла зазвенели кое у кого в резиденции. Вот в прошлом августе только пять дней грузин «помочили», притом ведь за дело — а шуму-то сколько, шуму-то было. Пришлось всех успокаивать, вроде как даже оправдываться, искать поддержки по миру – кто бы, к примеру, мог признать Южную Осетию государством. Обидно ведь, да.

Ну ничего, в мире теперь, слава богу, постепенно все налаживается. Пока мы мерились амбициями с Западом, а Запад хотел нас сделать хотя бы чуток ближе к собственному разумению, число отморозков в мире выросло существенно.

Хорош, например, что и говорить, иранский режим. Он может сильно «позабавить» общественность, скажем, ядерным ударом по Израилю. Картинка на CNN будет классная. Вполне пассионарны талибы в Северном Пакистане. Может, надо войти и в их положение, посочувствовать тяжкой судьбе, дать гарантии суверенной неприкосновенности и самобытности? Для насыщенности сценария, конечно, было бы неплохо, если бы они все же пришли к власти во всем Пакистане и получили бы доступ к ядерной бомбе. Ну, там, и вдарили бы по Индии. Для начала. Будем надеяться, что мы к тому времени таки достроим индусам авианосец «Адмирал Горшков».

В общем, мир становится «лучше», мир становится «веселее». Самое время потешить неудовлетворенные амбиции, освободить от пут инстинкта самосохранения все самые гнусные, глубоко загнанные внутрь комплексы. Общих критериев ведь нет. Как нет и общих принципов. Каждый может исповедовать те, которые ему больше нравятся.