Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Вызов от водопроводчика

27.10.2008, 10:49

Судя по некоторым косвенным признакам, слово «кризис» пошло в народ, и народ стал формулировать свои кое-какие на этот счет мысли. Формулировать, конечно, трудно, поскольку еще совсем недавно официальная пропаганда начисто отрицала наличие у нас какого-либо кризиса, зато предусмотрительно начала регулярно сообщать о предпринимаемых властями «антикризисных мерах».

Результатом сумятицы в головах может стать безотчетная паника, которая в наших условиях для особо продвинутых чаще формулируется в вопросах типа «не будет ли девальвации рубля?», а для менее продвинутых выливается в лихорадочную скупку консервов, соли, спичек и прочих доступных и недорогих товаров.

Судя по недавним опросам общественного мнения, о причинах этого непонятного кризиса ничего внятного не могут сказать чуть ли не две трети населения, зато много больше половины при этом вполне доверяет антикризисным действиям власти (ура программе «Время» во веки веков, аминь!). При этом, скажем, о системе страхования вкладов — то есть мерах, рассчитанных на вроде бы самые широкие слои населения, — что-либо слышали менее половины граждан (44%), из которых, в свою очередь, более 60% не могут назвать денежные размеры таких гарантий.

То есть верят верхам смутно и не могут выразить чувства в цифрах.

Воистину нас во многом спасает массовое финансовое невежество. Иначе единичные сценки обывательского умопомешательства (периодически подобные сведения приходят то из одного, то из другого региона, где то вкладчики за сутки «гробят» тот или иной банк, поддавшись паническим слухам о его банкротстве, то все вдруг начинают скупать крупу) уже давно превратились бы в массовый психоз.

Отсюда вопрос: а как, собственно, надобно властям объяснять происходящее так, чтобы слово их отзывалось хоть каким-то предсказуемым образом?

Вот, к примеру, Америке в течение последних двух недель все склоняют имя водопроводчика Джо. История началась 15 октября в Огайо, когда к сенатору Обаме подошел долговязый лысый человек, сказавший, что 15 лет оттрубил этим самым водопроводчиком, а сейчас намерен купить себе бизнес с предполагаемым доходом 250 тысяч в год. И этот Джо, по сути, обвинил Обаму в том, что тот планирует повысить налоги для таких «простых парней», как он, и вообще социалист. Последнее в Штатах сродни ругательству. Во время развернутого ответа чернокожий сенатор, благо риторических способностей ему не занимать, в цифрах и фактах изложил свою налоговую программу, пояснив, где и что он собирается делать: для бизнесов с доходами до 250 тысяч в год, получалось, уровень налогообложения останется примерно тем же (на уровне 36%), для зарабатывающих больше планка поднимется на 3%, как это было при Клинтоне.

Позже, правда, выяснилось, что Джо вовсе не Джо, а Сэм, что он не заплатил налоги еще за прошлый год и вообще, видимо, выступил в роли подсадной утки республиканцев. Но тема пошла: как объяснить свою экономическую политику так, чтобы тебя понял и, главное, поддержал даже простой водопроводчик? Вопрос о том, надо ли ее излагать именно таким адаптированным способом, для них там не стоит.

В контексте отечественной пропаганды, как известно, роль простого «водопроводчика Васи» в высоких кабинетах чаще всего играют те или иные министры и чиновники, с которыми руководители страны беседуют через приставной столик в своих кабинетах, назидательно наговаривая под присутствующую при беседе камеру что-то типа «надо позаботиться о малоимущих» или «сделайте все так, чтобы было хорошо». Без особых подробностей. А когда правительство после многолетних дискуссий на тему пенсионной реформы вдруг на манер разрубания «гордиева узла» анонсировало повышение аналогичных ЕСН выплат для бизнеса примерно до 36% (правда, с 2010 года), то и вовсе обошлось без таких собеседников. Объявили — и точка.

А ведь, между прочим, было бы любопытно посмотреть на беседу хотя бы не премьера, но министра финансов с каким-нибудь некрупным бизнесменом: как бы министр, интересно, ответствовал на вопрос, почему налоговая служба взимает налог на прибыль не по итогам года, а непосредственно уже в самом его начале, прямо в январе, исходя из прецедента прошлого года? Ведь в условиях того же кризиса прибыль может упасть, не так ли? А вернуть потом с государства переплаченное — это обрекать себя в лучшем случае на выездную проверку «возмездия», а в худшем случае — на уголовное дело. И все равно ничего никому не докажешь.

Для бесед с «водопроводчиком Васей» нашлось бы немало и других не менее увлекательных тем, всякий раз вскрывавших бы по меньшей мере, ну скажем так, неискренность способов общения государства с налогоплательщиками. Мне почему-то кажется, что в большинстве случаев во время таких бесед, ведись они откровенно и бесцензурно, представители власти в большинстве своем выглядели бы крайне бледно, ибо по большей части своей попросту не привыкли беседовать с людьми с улицы простым и доходчивым языком. Они ж с ними, с этими потенциальными собеседниками, с разных улиц, а вернее, с разных планет.

Так что еще один большой вопрос, насколько адекватно были бы поняты подобные откровенности на тему экономической политики в период непростых, кризисных времен обывателями, большинство которых пребывают в дремучем с точки зрения финансовой грамотности состоянии. Вот, скажем, выйдет то или иное высокопоставленное лицо на экран и начнет очень убедительно уверять всех, что никакой девальвации рубля не будет. Поверят ли ему или тут же, руководствуясь смутными подозрениями (раз успокаивают — значит, что-то тут не так), основанными на прошлых исторических «кидалов» со стороны правителей, побегут менять последнее на доллары? То же самое с банковским вкладами: чем больше успокаивают по части того, что «мы всем все гарантируем», тем больше беспокойства у определенной части публики (повторю: слава богу, что только у части) по поводу того, что нужно непременно все пойти и снять на фиг от греха подальше.

Недоверие между властью и населением накапливалось веками и достигло уже, кажется, катастрофических размеров. Понимание того, что подобное состояние вещей в наше время свободного перетекания или «утекания» информации через океаны и даже порой через кремлевские стены становится нетерпимым и в какой-то мере политически самоубийственным, возникает, похоже, уже и на самом верху.

Но вопрос о том, как начать разговаривать, в какой стилистике, в каких выражениях, с какой степенью доступности и открытости, неразрывно связан с тем, а как такая стилистика, такие разговоры будут поддержаны на иных, более низких политических уровнях. И может ли вообще такое произойти?
Вот, скажем, президент завел видеоблог. Он в нем, конечно, покамест не ведет разговоров по душам в своем кабинете с «водопроводчиком Васей». Но сам почин, если вспомнить вековые традиции спесивости и надменности российской власти по отношению к плебсу, воистину великий. Выглядит это для начала вполне даже пристойно. Видно, что человек старается быть понятым.

Но будет ли этот почин подхвачен? Заведут ли свои видеоблоги или иные какие диалоги с обывателями — притом непременно с интерактивом, при минимальном модераторстве (чтоб только матерщину вырезали) — министры и губернаторы, милицейские участковые и начальники налоговых инспекций, сенаторы и думцы, руководители пенсионных служб и начальники ГИБДД, мэры городов и руководители просто районных управ? Да что там видеоблоги! Снизойдут ли они просто до общения по электронной почте, до ответов на наши запросы, до выполнения без вымогания взяток и бюрократических издевательств своих прямых обязанностей?
Вы скажете, что все эти вопросы сугубо риторические, что ничего никогда не изменится? Это только пока они риторические…

Еще полгода назад многим казалось, что нефть по 150 долларов за баррель — это либо навсегда, либо будет еще по 200, что мы на свои нефтедоллары купим полмира и «всех порвем», что Дерипаска (нынче с многомиллиардными висящим на нем кредитами) есть воплощение нашей мировой экспансии и ему сам Маккейн не брат, что скромный начинающий брокер может позволить себе в кредит купить «Лексус» и презрительно не думать о политике, что любой «сантехник» может заломить за свои нехитрые услуги столько, сколько они никогда не стоили, если исходить из его квалификации, что бывают мэры великих городов на все времена, которые все что ни наворотят в порядке точечной застройки — все будет «свершениями великого хозяйственника», что «пипл схавает» вообще любую пропагандистскую развесистую клюкву про то, как у нас все хорошо, как у той прекрасной маркизы из песенки.

Но все «пузыри» рано или поздно лопаются. И вот у этого правила точно не бывает исключений.