Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Пришельцы с реформами счастья

24.01.2005, 11:52

Обитатели комфортного, красивого, светлого здания с огромными окнами, просторными холлами, уютными офисами и приятной искусственной атмосферой с удивлением и какой-то полуосознанной нарастающей внутренней тревогой сгрудились у иллюминаторов и наблюдали за происходящим снаружи.

Снаружи тем временем аборигены, одетые в какие-то серые, бесформенные и сильно поношенные одежды, размахивали красными тряпками и кричали что-то на своем местном и совершенно непонятном языке. Судя по первичным и вторичным половым признакам, под окнами светлого здания собрались в равной мере как самцы, так и самки. Внимательному же взгляду наиболее опытных обитателей светлого здания могло броситься в глаза также то обстоятельство, что средний возраст собравшихся вместе существ был несколько выше среднестатистического возраста обитателей этой планеты. Можно было предположить, что вместе их на сей раз собрали какие-то специфические геронтологические, а не гендерные проблемы. Однако что это за проблемы, почему они вынудили столько самых разнообразных самцов и самок собраться под иллюминаторами светлого здания, его обитателям было совершенно непонятно.

Громкие звуковые сигналы, издаваемые этими собравшими снаружи существами, слава богу, не проникали внутрь столь удачно звукоизолированного пространства, бережно хранящего атмосферу родной и казавшейся в такие минуты особенно далекой планеты. Однако сквозь иллюминаторы было отлично видно, сколь широко раскрывают ротовые отверстия эти странные и ведущие себя все более буйно существа. По всей очевидности, это могло свидетельствовать, что тем самым они выражают какие-то сугубо негативные чувства и эмоции. Возможно даже, что значительная часть этих отрицательных эмоций была адресована обитателям светлого здания. Об этом можно было судить хотя бы по тому, что органы визуального восприятия среды этих существ были направлены по большей части как раз на иллюминаторы, из-за которых на них внимательно наблюдали добрые и милые, но, увы, инопланетные по отношению к ним создания.

Как помочь этим бедным и несчастным снаружи? Что их на самом деле беспокоит? Может, что с питанием не то? С наружной атмосферой? С размножением, наконец? Ведь подробные исследования, проведенные пришельцами — обитателями светлого здания, показывают, что популяция аборигенов стремительно падает, молодых особей становится все меньше.

Обитатели большого светлого здания уже не первый год пытаются как-то помочь аборигенам справиться с обрушившимися на их несчастную цивилизацию проблемами и невзгодами, причиной которых, впрочем, были сами аборигены: они собственными руками разрушали и отравляли свою среду обитания, довели ее до почти полного разорения и упадка, сами же все больше предавались праздным и нехитрым утехам, осуществляемым под воздействием спиртсодержащих жидкостей.

Пришельцы же искренне желают аборигенам добра и как могут стремятся сделать жизненный цикл этих существ снаружи как можно более комфортным, длительным и счастливым. Хотя, похоже, само понятие счастья на планете, откуда прилетели «спасатели» и «обустраиватели» тутошней жизни, сильно расходится с тем, что понимают под таковым сами аборигены. Потому что посланники инопланетного разума и аборигены уже не первый год никак не могут найти общий язык между собой. Контакта нет как нет. Счастье на чужой и чуждой планете никак не строится.

У обитателей светлого здания, конечно, имеются в распоряжении самые разнообразные средства анализа рефлексов и потребностей аборигенов. Это прежде всего так называемые средства коммуникации, которые обитатели светлого здания прозвали массовыми. Столь много и мощно они пытаются их использовать в своем общении с аборигенами, добиваясь их расположения.

В частности, с помощью этих средств пришельцы пытаются всячески веселить аборигенов, стремясь достичь хотя бы частичного расслабляющего эффекта на их нервную систему. Наиболее удачным проектом в этом плане был призван тот, что получил в аборигенской среде название «Аншлаг». Однако и он, как заметили пришельцы, оказывает лишь временное – притом очень непродолжительное – психоанестезирующее воздействие, по окончании которого аборигены все сплошь вновь становились мрачными, малообщительными и глубоко погружались в мысли о добывании пропитания.

Пропитание себе аборигены выменивают на цветные бумажки, называемые деньгами. Деньги же они получают за свой – по больше части ленный и крайне непроизводительный — труд по производству всяких нехитрых и, как правило, не пользующихся спросом у других цивилизаций предметов.

При этом обитатели светлого здания отлично знают, что настоящие деньги, водившиеся в больших количествах как раз только у них, являются никаким не разноцветными, а зелеными, как на их родной планете. Именно на эти зеленые деньги можно было приобрести наиболее качественные (импортируемые из других цивилизаций) вещи и удовольствия, а также пищу.

Будучи созданиями по природе своей расчетливыми, обитатели светлого здания ввели простой порядок обмена аборигенских цветных бумажек на зеленые, нисколько не опасаясь за последствия. Потому как они отлично знали, что ничтожного, в сущности, количества цветных бумажек, находящихся в распоряжении аборигенов, никогда не хватит, чтобы выменять у обитателей светлого здания сколь-либо существенную часть их зеленого богатства. Источником же его для пришельцев служили богатейшие недра земель, населенных аборигенами. Особенно углеводороды, пользующиеся, в отличие от производимых аборигенами прочих товаров, огромным спросом у других цивилизаций, с которыми пришельцы успешно торговали, присваивая себе подавляющую часть заработанного.

Пришельцы вообще старались не давать аборигенам лишнего, считая их существами низшего класса, которым противопоказаны не то что роскошь, а просто даже достаток, полагая, что оный может лишь испортить неразумных и ментально неразвитых аборигенов, развратить их, более того, побудить восстать против пришельцев, погубив тем самым их великий план преобразований и построения счастья для аборигенов.

Обитатели светлого здания старались помочь аборигенам справиться с гибельными цивилизационными проблемами так, как они считали это нужным, не особенно считаясь с тем, что там думают по сему поводу «эти дикари». При этом пришельцы старались действовать, как им казалось, наиболее мягкими и гуманными способами.

Однако оценить последствия своих «инопланетных» воздействий на среду и ее обитателей, несмотря на всю свою высокую развитость, пришельцы все же не могли: уж больно чуждыми являлись для них аборигены. Слишком неразвитыми, слишком отличающимися по всем своим рефлексам, потребностям, качеству и продолжительности жизненного цикла. Проще говоря, между обитателями светлого здания и аборигенами не было практически ничего общего. Разве что внешность, но и это внешнее сходство возникло лишь вследствие умелой маскировки пришельцев под местных. Они даже пытались говорить на местном языке, употребляя вроде бы ровно те же слова и словосочетания. Но несмотря на это, аборигены и пришельцы категорически не понимали друг друга.

Для оценки эффективности проводимых с аборигенами опытов (которые пришельцы для простоты назвали «реформами») они испробовали разнообразные формы так называемой обратной связи. Например, они создали специальное подразделение из аборигеноподобных андроидов, назвав его «Единый абориген». Замысел был: управлять эмоциями аборигенов на местах, стараясь создавать в большей мере эмоции положительные. Однако андроиды с поставленной задачей не справились. Им так и не удалось слиться с аборигенской массой, стать для нее своими.

До недавних пор также самым действенным средством «обратной коммуникации» считался так называемый «рейтинг»: сумма арифметических измерений эмоций аборигенов по отношению к пришельцам. Обитатели светлого здания посчитали, что чем значение рейтинга больше, тем, значит, аборигенам больше нравилось то, что с ними проделывают.

Также лучших своих представителей (уже не только андроидов) пришельцы стали отряжать на такие недавно заведенные аборигенские мероприятия, которые получили название «выборы». На самом деле они являлись не чем иным, как ритуальными коллективными обрядами дурманящего свойства. Совершались они с применением большого количества одурманивающих средств, главным из которых можно было назвать электромагнитные излучения, транслируемые посредством самого распространенного средства коммуникации с аборигенами (называется «телевидение»). В итоге многочисленные пришельцы стали выборными вождями у аборигенов.

Впрочем, в самое последнее время пришельцы стали все более разочаровываться и в этих методах. Выяснилось, что даже после всех ритуальных обрядов избранные вожди оказывались ничуть не любимыми аборигенами. Те обвиняли их в нескромности, воровстве и обмане, справедливо указывая на эти несоответствия между аборигенским образом жизни и образом жизни пришельцев, которые, впрочем, проистекали не столько от природной какой-то злокозненности этих самых пришельцев, сколько от разности потребностей их, как высшей расы, по отношению к жалким и примитивным в своих потребностях дикарям-аборигенам.

Вообще, надо признать, пришельцы даже после сравнительно многих лет пристального изучения жизни аборигенов так их и не узнали толком. Они лишь узнали, что те проживают в тесных жилищах с низкими потолками и крайне ограниченным пространством для омовения и приготовления еды, передвигаются в неких движущихся под землей больших железных ящиках, называемых «метро», и любят в равной мере как жидкости со спиртосодержанием от 4 до 5,5% (называется «пиво»), так и гораздо более крепкие – до 40% и более («водка»).

Что же касается так называемого рейтинга, то в силу то ли природной плутоватости аборигенов, то ли их неискренности и абсолютной непознаваемости для пришельцев, но только на этой планете вдруг выяснилось, что даже высокие абсолютные показатели рейтинга вовсе не означают, что аборигенам нравится то, как на них воздействуют пришельцы…

Пока пришельцы, сгрудившись у иллюминаторов светлого здания, наблюдали за собравшимися снаружи аборигенами, поступила информация-разработка от специальных органов «глубокого бурения», созданных пришельцами для пристального, но скрытого наблюдения за аборигенами: оказывается, всплеск отрицательных эмоций у аборигенов случился на сей раз вследствие того, что наиболее престарелым их представителям сильно не нравится, что им теперь придется платить какое-то количество разноцветных денег за передвижение на так называемом общественном транспорте (в больших подземных железных ящиках, в частности). Тогда как раньше они передвигались бесплатно. Оказывается-то!

Понять, почему все это вообще вызывает какие-то отрицательные эмоции, пришельцы категорически не могли, поскольку для них приводимые в информации-разработке цифры что в 10 так называемых рублей, что в 5 были «пренебрежительно малыми величинами». Они-то ведь привыкли оперировать совсем другими арифметическим категориями и единицами измерения. Но пришельцы решили на всякий случай дать каждому престарелому аборигену по 240 дополнительных этих самых рублей, чтобы посмотреть, не угомонятся ли они. Ведь они где-то слышали, что для аборигенов 240 рублей — это даже очень много.

В конце концов, у пришельцев ведь нет другого выхода, кроме как продолжать править аборигенами и не улетать обратно на свою далекую планету. Во-первых, потому что кто же тогда будет торговать с другими цивилизациями имеющимися у аборигенов углеводородами? Во-вторых, если пришельцы улетят, то эти дикие аборигены просто перережут друг друга и окончательно загубят свою и без того жалкую цивилизацию.

Так что они решили пока остаться…

Автор – главный редактор группы деловых журналов ИД Родионова, главный редактор журнала «Профиль».