Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Бульон террора

30.08.2004, 11:19

Как в стране получается террор? На самом деле – гораздо проще, чем вам кажется. Потому что террор в нашей стране получается сам собой. Из самой нашей жизни.

Да, есть чеченцы, у каждого из которых за 10 лет кого-то убили, кого-то увезли в неизвестном направлении люди в камуфляже, кого-то пытали, а кого-то изнасиловали. Стало быть, каждый из них может мстить. Не каждый будет, но каждый может. Кроме разве что членов грозненской футбольной команды «Терек», где из чеченцев – один-два человека.

И, в данном случае, вовсе даже не нужно вдаваться в морально-этические подробности: кто, мол, виноват, справедлива ли эта война и доколе она все никак не кончится. Поздно уже мораль читать. Далеко зашли.

Даже если хоть победоносно, хоть как закончить эту войну завтра, месть в душах – останется. А повод чеченцам убивать русских – останется на десятилетия. Как, к примеру, практически весь ХХ век армянские боевики по всему миру убивали турок, мстя за резню 1915 года.

И не надо делать вид, что мы этого не понимаем.

И не надо делать вид, что после «убедительной победы» на очередных выборах очередного чеченского президента главными правдивыми новостями из Чечни станут новости о победе грозненского «Терека» или другая подобная же благостная лабуда. Главными они, может, и станут, но правдивыми – вряд ли.

И не надо также делать вид, что стоит нам только скрупулезно собрать и сложить вместе все осколки, все символы, все фетиши (гимн, красное знамя, праздники, победа в войне, фильмы, генсеки всея Руси и пр.) славного до полной уверенности в завтрашнем дне советского прошлого, как вернется и эта самая уверенность.

Не вернется. Жизнь уже не станет столь же застойно-беззаботной, как прежде, сколь бы упорно ее туда не вгоняла программа «Время».

И не надо делать вид, что достаточно поселить в людях прежний страх, чтобы воссоздался сам собой прежний ПОРЯДОК. Нету сил ни на старое то, ни на старое другое. И потуги делать вид, что это не так, гротескно-смешны. Потому что бывает в природе порядок без страха. И не надо делать вид, что нам об этом неизвестно. Нам об этом известно от других, хотя оно нам самим и неведомо…

…Ехал я тут в троллейбусе. Народу было мало, пробок на улицах – тоже. И вдруг водитель выходит на связь с салоном, дабы обратиться к пассажирам с несколько необычной просьбой. Он, видите ли, сам не местный (а был он, судя по виду его, мигрант-таджик), а потому дороги не знает. Иными словами, водитель троллейбуса не знал этого маршрута и на развилке заблудился. Его «не успели» проинструктировать, просто привезли из Таджикистана, посадили за руль и отправили на маршрут, напутствовав: «Тебе там пассажиры сами покажут».

Вы спросите, связано ли это с террором?

Напрямую однозначно, конечно же, нет. Однако при этом столь же однозначно понятно, что в стране, где водителя троллейбуса выпускают на маршрут, не показав ему предварительно дороги, может рвануть в любое время и в любом месте.

Так же и с аквапарками. Я лично глубоко убежден, что в аквапарке, где при наличии довольно опасных «горок» в буфете продают водку, рано или поздно упадет крыша. Никакой прямой связи тут, конечно же, тоже нет и быть просто не может. Но есть связь иная. Есть некий железобетонный, извиняюсь за это слово применительно к аквапарку, фатализм, который рано или поздно – но всегда – срабатывает.

Посмотрите на любой российский аэропорт чуть-чуть со стороны. Бестолковые и всегда хамоватые и неопрятные менты, к которым почти никогда не хочется обращаться с каким-нибудь вопросом. Хватающие тебя за рукав, обещающие свезти куда угодно по ценам «ниже рыночных» некие неприятно-деловитые личности, выдающие себя за лицензированных таксистов. Какие-то мужики с жетонами, вцепившиеся во вроде бы «бесплатные» багажные тележки. Мужики их «продают», потому что тележек, разумеется, не хватает. Несметное количество каких-то наглых, самодовольных и хамоватых, как менты, девиц (в униформе и штатском), спорых на команды и одергивания, но ленивых на какую-либо внятную помощь вечно мешающим им и раздражающим их пассажирам. Их предназначение для функционирования аэропорта, кроме как о чем-то бесконечно говорить кому-то невидимому в «уоки-токи», совершенно непонятно. Они мило кадрятся по углам с какими-то – тоже явно избыточными числом – юношами в униформе, нюхают и приобретают парфюм в «дьюти-фри», пока юноши параллельно, но тоже деловито делают свой скромный бизнес на спиртном там же.

Кто-то кого-то проводит в обход бесконечной потной и томительной очереди на пограничный контроль. Кто-то пытается уличить кого-то при вывозе лишних 200 баксов, не указанных в декларации, либо же с интересом допытываясь, почему ввозимый багаж на 5 кг тяжелее положенного. Уж не ввозите ли вы, любезный, лишнего, сверх положенной «штуки» баксов, товару? Может, вы латентный челнок? Вопрос этот светится в его таможенных глазах, но остается висеть в воздухе за пару зеленых бумажек.

Как это все напрямую связано с террором?

Да никак. Напрямую никак. Но опять-таки есть связь иная. Она, увы, фатальна. Потому что это тот самый бульон, в котором террор рождается ровно тогда, когда это будет угодно самим террористам. То есть в любой удобный им момент.

Можно, конечно, всем этим милым друг с другом мальчикам и девочкам дать еще некоторое количество денег. Можно обновить им униформу, при каждом из них еще поставить человека в мышиной форме и с автоматом, а металлодетекторами оснастить все шоссе, ведущее к аэропорту. Только ничему это все равно не поможет.

Потому что разве для того, чтобы среагировать на одинокую чеченскую женщину (в эпоху чеченской войны), покупающую билет на рейс в последний момент и не указывающую в этом билете даже своих паспортных данных, нужны какие-то особые бюджетные или полицейские усилия? Нужны какие-то особые указания непосредственно президента или директора ФСБ, что таким женщинам нужно устраивать полный досмотр с раздеванием, развинчиванием всего в их багаже, что может развинчиваться и прощупыванием всего, что может прощупываться?

Конечно, в этот самый момент спасительно-красива оказалась бы столько раз выручавшая нашу родину теория Большого Заговора: мол, кто-то зловещий, на деньги иностранных вражеских сил, коварно внедрил в наши бдительные, вообще-то, ряды кого-то сильно законспирированного. И этот тайный вражеский агент с иностранными корнями, хитроумно обманув вообще-то славных и бдительных по жизни ребят из служб контроля и досмотра (а также всю их, разумеется, исправную и современную технику), почти чудом пронес на борт двух самолетов взрывчатку, где ею уже овладели шахидки.

Как было бы красиво по своей оперативной разработке!

Но было все, как мне кажется, увы, много проще. Девочки устало (вечер ведь уже был) кадрились, и им было недосуг напрягаться на досмотр преспокойно миновавших все кордоны шахидок с гексогеном. Мальчики, выпив в обед пивка, тоже чуток подрасслабились. Начальник натасканных на взрывчатку собачек ушел домой пораньше. К тому же собачек мало, корма им – еще меньше, денег нету, а надо выполнять заказы по дрессуре на сторону (как говаривали в советские времена, халтурить). Менты уже лениво (потому как вечер же, вы помните?), выискивали, с кого бы сорвать рублей 300 за «неправильную регистрацию».

И все они вместе – мило и не напрягаясь соучаствовали в убийстве почти 90 человек.

Я знал из них только одного. Ермолаев Андрей Николаевич, бортинженер на Ту-154. Его жена и приемная дочь были с ним так счастливы, что казалось, так в реальной жизни не бывает. Наверное, это он нажал в последний момент ту самую красную кнопку SOS. Потому что за пару часов до этого ее не нажал никто из тех, кто, возможно, даже считал себя его друзьями…