Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Замахи без ударов

18.06.2007, 11:17
Георгий Бовт

Многие иностранцы, рискующие иметь бизнес в России, часто жалуются: это, мол, страна, где часто и притом произвольно меняются правила игры. Только договоришься с одним чиновником «по понятиям», как либо понятия меняются в зависимости от каких-то щелчков в голове у данного чиновника, либо меняется сам чиновник, на смену ему приходит человек с совершенно иными «понятиями». В том смысле, что заносить ему надо заново. Соответственно, нет и привычки у наших управителей следовать некоему курсу, универсальной модели поведения, правилам, пусть даже ими самими написанным, — все время хочется эти правила скорректировать в зависимости от ежечасно меняющихся обстоятельств. Минутная целесообразность кажется нашим управителям неизменно выше, важнее некоей временной законодательно установленной константы.

Нету, как говорится, последовательности в действиях. Ни в чем ее нету. Такая вот дискретность намерений и дел…

И чтобы что-то там такое просчитать на несколько ходов вперед, прописать некий путь в будущее и потом по нему тупо следовать — это не по нам. Наш путь по определению должен быть извилист, непрост, а еще лучше — непредсказуем, чтоб ни враг его не вычислил, ни друг. Означает это, в частности, и то, что сделанные на одном направлении некие шаги вовсе не обязательно предполагают, что движение будет продолжено именно в данном, вроде бы угадываемом, направлении. А сделанный по тому или иному поводу «замах» вовсе не означает, что будет непременно нанесен удар по тому месту, на какое замахиваются.

В последнее же время (ну, скажем, в последние несколько лет) управители наши как-то еще к тому же особенно увлеклись пиаром. То ли под воздействием высоких компьютерных технологий, то ли от недостатков собственного образования, то ли под впечатлением от виртуальных игр и всяких «геймбоев» собственных детишек, но случилась и неимоверно возросла силою вера в виртуальную реальность (она же пропаганда) как высшую форму политической реальности. В соответствии с этим собственные умозрительные представления об окружающем мире уверенно отождествляются с этим самым окружающим миром, а мимолетный пиар-эффект от того или иного хлесткого заявления отождествляется с успехом реальным, всамделишным.

Ну а внешняя политика, как известно, всегда есть продолжение внутренней, продолжение внутреннего состояния мозгов…

Установки, предпочтения, намерения (декларируемые и реальные) меняются, кажется, с искрометной быстротой.

Вот в один прекрасный день, осерчав на злобных янки, задумавших утвердить ненавистные нам три буквы (ПРО) в Восточной Европе, мы говорим, что перенацелим свои ракеты на бывших соцсателлитов. Потом говорим, что нет, не перенацелим, а нас неправильно поняли, что это, мол, просто такая «гипотетическая» возможность у нас имеется. Потом говорим, что вообще выйдем из Договора об ограничении обычных вооружений и вооруженных сил в Европе, поскольку его заключали еще во времена Варшавского договора, а теперь даже страны Балтии уже в НАТО. Потом, чуть ли не на следующий день, говорим, что нет, не выйдем, нас опять неправильно поняли, а мы лишь «заморозим» свое участие в Договоре. В обоих случаях вроде бы и был «замах», а потом, получается --нет, не было замаха, это мы просто «спинку почесали».

Теперь вот эта Габалинская РЛС в Азербайджане. Пиар-эффект — да, вроде был. На пару дней публично сделали америкосам «козью морду», выставили перед старушкой Европой в неудобном свете: вроде как им теперь незачем в Польше и Чехии свои радары городить. Потом, довольно быстро, выясняется, что и станция эта (Габалинская) не такая по техническим параметрам, и радар там не такой, чтобы это все сработало, и ракеты-перехватчики еще к ней все равно нужны. Короче — нас вежливо с нашей мирной инициативой посылают.

Можно было сие предвидеть? Легко. Тогда вопрос: в чем была логика «габалинской мирной инициативы»? Чтобы только выставить американцев как «агрессоров, вынашивающих коварные планы»? Ну, допустим, это даже частично удалось (особенно в подаче официальной нашей пропаганды). Ну тогда надо теперь идти дальше по этому пути, если уж он так мил — перенацеливать ракеты, выходить из этого ДОВСЕ, ссориться с той же Америкой по полной программе, поставить всю страну раком, то есть под ружье. Это, казалось бы, именно тот шаг, который просматривался на этом направлении. Казалось бы. Но мы ведь идем путями извилистыми. Петляем, в смысле.

Следующим пунктом будет Косово. Мы им говорим, супя брови: не позволим признать независимость этой албанской провинции от Сербии, а если, мол, признаете, то тогда мы признаем независимость Абхазии, Южной Осетии и прочих частей ненавистной нам саакашвилиевской Грузии. А заодно и Приднестровья.
Но дальше будет вот что: они признают независимость Косова — не через ООН, так явочным порядком, попутно сторговываясь с любящей всякие такие сделки Сербией, и посулят ей прием в Евросоюз. Казалось бы — нам надо будет бить в ответ. То есть — признавать независимость Абхазии и пр. Ударим? Да ни за что.

Или все же?