Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Эстония – это Косово

07.05.2007, 11:07
Георгий Бовт

Вот представьте себе, что Эстония — это Косово, а мы все — сербы. Косово отходит рано или поздно к мусульманам, а вместе с тем — все могилы предков, святыни, памятники старины и т.д. Что мы, сербы, с этим можем поделать? Как минимум — перевезти святыни и могилы, поскольку это возможно, к себе, на сербскую землю, иначе над ними надругаются. Настаивать на том, чтобы мусульмане относились уважительно к христианским святыням и могилам славян, наивно, не правда ли? Так почему нельзя так поступить по отношению к памятнику советским воинам- освободителям в Таллине?

С эстонцами, в принципе, все понятно: маленькая нация, самоутверждающаяся за счет борьбы с наследием проклятого советского прошлого. На пару десятков лет такого идеологического товара им еще хватит. Мы можем сколь угодно долго устраивать пикеты около эстонского посольства в Москве, протестуя против бесчувственной и тупоумной политики, однако проку от этого не будет никакого: эстонская нация приняла решение избавиться от всех проявлений советского наследия, и она это решение будет методично выполнять. Бог им судья в их рвении борьбы с костями павших в битвах Второй мировой. Однако мы-то чего ж хотим?

Мы хотим, чтобы останки наших русских солдат лежали в земле государства, относящегося заведомо враждебно ко всему, за что эти солдаты сражались? Мы хотим, чтобы могилы наших героев были окружены атмосферой враждебности и ежедневно подвергались опасности поругания?

Мне кажется, что во всей этой антиэстонской кампании есть что-то изначально ущербное. С эстонцами все ясно: то, что они сделали, их, мягко говоря, не красит, а выдает такие мелкодержавные комплексы, которые лучше бы напоказ не выставлять. Но почему все протесты с нашей стороны направлены лишь на то, чтобы непременно оставить мощи советских солдат-освободителей во враждебном окружении? Почему нет ни одного голоса за то, чтобы перевезти прах солдат на родину и захоронить с почетом там, где к этим останкам относились бы, как минимум, с должным почтением? Почему вся антиэстонская кампания проходит под сомнительным лозунгом «Пусть останки наших солдат лежат в вашей земле вам назло?» Ведь это же, по большому счету, очень странно — строить свои отношения с внешним миром по принципу «назло».

Не секрет, что эстонцы нас не любят. Не секрет и то, что нас вообще недолюбливают в Европе. Но может быть, это происходит оттого, что мы не любим и не уважаем себя сами? И быть может, если бы кампания в защиту таллинского мемориала развивалась бы по сценарию «вернем прах наших героев на родину», то она снискала бы куда больше симпатий в Европе, чем когда она развивается по сценарию «пусть прах наших героев лежит в чужой земле назло местным жителям»?

«Назло», «вопреки» — не могут быть вообще основами, крепящими единство нации, и именно поэтому сколь бы ни были многолюдны демонстрации протеста около эстонского посольства, они не есть свидетельство становления здорового русского патриотизма. Это всего лишь демонстрация людей ущемленных и обиженных. Но не гордых и уверенных в себе. И такая демонстрация станет проявлением осознания национального достоинства тогда, когда потребность позаботиться о прахе своих героев, павших в НАШЕЙ войне (не эстонской), станет выше, чем потребность выразить протест против непотребного отношения к этому праху со стороны совершенно чуждой нам нации.

Нас не будут уважать до тех пор, пока мы не научимся уважать себя сами. Достойное захоронение таллинских останков где-нибудь в России было бы куда более благородным поведением для нации, чем протесты и настаивание на том, чтобы эти останки как-то упокоились на чужбине. Со временем такое национальное достоинство было бы оценено и всем внешним миром. Я не исключаю даже того, что те же эстонские власти когда-нибудь публично извинятся за то, как они поступили с памятником павшим советским солдатам. Хотя это, конечно, случится не во время правления президента Путина. Даже если он будет править пожизненно.