Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

От 9 до 8

12.05.2003, 15:30

Почему Европа празднует день Победы 8 мая, а мы – 9-го? Один коллега (очень умный человек, между прочим) недавно сказал: потому что они празднуют день установления Мира, а мы – день победы над Врагом. Мир, собственно, наступил уже 8 мая, когда был прекращен огонь. Но мы подписали с представителем врагов Кейтелем свою (отличную от западных, капиталистических) капитуляцию лишь полпервого ночи на 9-е. А еще мы 9-го танками брали Прагу, брали в будущий соцлагерь. Они даже радовались поначалу. А нам это было важно. Как, впрочем, и им тогда. Тогдашний верховный главнокомандующий вообще любил всех собирать до лагеря.

Для них там 8-е – это повод погулять-повеселиться, съездить на пикник во внеурочный выходной, еще, может, помитинговать в компании какой подвернувшейся партии против какой-нибудь подвернувшейся очередной войны. Ну, например, в Ираке. Опять же и у них есть ветераны. У этих ветеранов (ихних) в последние годы – впрочем, даже не в последние, уже давно сравнительно – появилась новая мода. Брататься. Чтобы, значит, с кем раньше воевали и кого раньше убивали смертным боем, то к тому теперь в гости ездить, улыбаться, ходить под ручку и вспоминать, как кто кого когда мочил.

Получается это у них, надо сказать, весьма даже правдоподобно. Без злобы. И без особого уже пафоса. Да и вообще, пожалуй, нигде уж не празднуют 8-е с такой эпической надрывной силой, как мы празднуем 9-е. Для многих стран и народов история войны, отстоящей от нас уже более чем на полвека, стала лишь поводом для исторического хеппенинга-маскарада, не более того. А поводы для выказывания общенациональной гордости и радости стараются искать – и находят — больше в настоящем, но уже никак не в прошлом. Потому что идти в будущее с головой, повернутой в прошлое, затруднительно. Все время будешь спотыкаться, наступать на всякие лежащие под ногами грабли.

У нас 9-го – это совсем, совсем другое. И в этом смысле ту войну мы еще для себя не довоевали. И все никак не довоюем. Это день, когда мы вспоминаем про себя как Победителей. Надуваем патриотизмом щеки. Испытываем гордость за страну, оборовшей великого ворога. Говорим об исторической миссии особенно часто и с особенным значением. В порыве нахлынувших к дате патриотических чувств молодежь встречается с ветеранами. Дарит им цветы. Ветераны улыбаются. Их трогает внимание, цветы, поцелуи в щечку от молоденьких девушек. Они расслабляются и начинают говорить молодежи, что та нынче пошла не та. И вообще нынче все пошло не так. Распустились все. Не то что при усатом верховном.

Про усатого верховного вообще в эти дни в последние годы бывает много. Много и все чаще – как-то так по-доброму. Привел к победе. По-р-р-р-ядок был. Родина была крепка броней. Чуть позже – ракетами и балетом. Потом другие, не усатые, развалили все. Профукали. Отдельные гнусные типы в эту самую минуту теперь норовят встрять с неуместными рассуждениями на тему: а вот посмотрите, мол, как живут теперь бывшие нами побежденные. На контрасте обычно выигрышно (для тех, кто празднует 8-го) смотрится телекартинка про наших, про победителей (тех, кто празднует 9-го), адаптированных согласно указаниям и велениям нового времени и новых порядков.

Чтобы картинку подретушировать, обычно к дате, к 9-му (а как же иначе, у нас все в стране происходит только к датам или не происходит вовсе), подсасываются откуда-то с самого высокого верха радостные новости про неустанную заботу этого верха о ветеранах. О наделении квартирами, сухпайками, подарками, льготами, вообще всяческой заботой. Московский мэр даже метростанцию глубочайшую в мире, говорит, вырыл и открыл именно к 9-му. Почему именно к 9-му? Так ему рылось по темпам? Какой умелец! Или он специально подгадал? А если он специально подгадал, то это вышло лучше или хуже для самой станции, дороже или дешевле в конечном счете для налогоплательщиков, за счет неуплаченных налогов которых и живут в основном удачливые «не той молодежью» в рядах своих близких родственников ветераны? Столь глубокие копания именно к дате всегда вызывают какие-то подозрения. А уж как они часто оправдываются! Уже потом, после праздника.
Верхи также повадились, пользуясь новейшими технологиями сбора баз данных об адресах граждан (методика, изобретенная и опробованная теми, кто празднует 8-го), лично, с указанием фамилии, имени-отчества стандартно поздравлять ветеранов с 9-м. Иногда даже мертвых уже.

А ведь это, господа-товарищи, все комплексы. Неприятно, конечно. Непатриотично. Непразднично так говорить. Но, увы, комплексы. Какие угодно – растаявшего великодержавия, унижения от собственного тотального хамства и воровства. И вследствие этого тотальной государственно-патриотической импотенции! Зависти к удачливым поверженным врагам, которые кто сочувственно, с жалостью, а кто с нескрываемым надменным презрением взирает на бывших победителей.

Если бы все то же самое, что происходит с нами и у нас 9-го, происходило у нас и с нами же (вернее, теми же ветеранами хотя бы) и 8-го, и 10-го, и во все другие дни, если бы не такой натужный всплеск всего этого именно К ДАТЕ — любви верхов к низам, низов к собственной стране, старикам и истории – тогда бы это были не комплексы. А так – они, родные.

Особенно это, кстати, было видно в эти дни по телевизору. Дело даже не в усатом. А в милитаризме немереном по всем программам. Прямо как при герое Малой Земли, когда тот в управителях страны был. Мы что-то еще хотим доказать? Себе или окружающим? А 9 мая еще долго будет оставаться нашей главной победой последнего столетия? Хотелось бы начать потихоньку праздновать что-то уже и новое тоже…