Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ж-8

01.07.2002, 13:07

В 2006 году Россия станет по-настоящему высокоразвитой страной. Произойдет это, правда, не в самом начале года, а где-то примерно в июне--начале июля. Потому как аккурат в эту пору где-нибудь в уютном месте такой самой развитой из развитых стран собираются восемь самых-самых развитых руководителей. Собираются на саммит. Ненадолго. Дня на два. Обсудить то да се — наболевшие глобальные проблемы, выдать на-гора высокомудрое решение. Самая главная суть при этом – в неформальности. Чтобы вот так просто, без экивоков, в мягких креслах и без лишних журналистских глаз, поговорить с остальными семи тебе подобными и равными на понятном только вам великим языке великодержавной значительности. И затем разъехаться по меняющемуся вне зависимости от предначертанных планов миру.

Так вот наш президент Владимир Владимирович пригласил семерых сильных к себе на родину именно в 2006 году. На саммит «большой восьмерки».

Иные вечные скептики скажут – а зачем оно нам? Очередная показуха. Олимпиада-80. Фестиваль молодежи и студентов. Слабое утешение потасканных великодержавных амбиций. Лишний тренинг ментовской сноровки по перекрытию всех и всяческих улиц и высылке московских проституток (а поскольку теперь в стране демократия – то по взаимному уговору) на 101-й километр. Владимира Владимировича даже иные рады были бы обвинить в использовании саммита самых развитых в предвыборных целях. Однако ж в этот раз обвинить не получится, потому как изберется он на второй срок двумя годами раньше, а разговоры о продлении его второго срока на третий и так далее пойдут все же не летом, а в конце 2006 года, а то и вовсе – только к лету следующего. Так что не в выборах тут дело. Тут – иное. Тут пахнет большим стратегическим умыслом.

Ведь какая нынче у саммитов «большой восьмерки» тенденция? Тенденция – вглубь идти, в самую гущу народной жизни высокоразвитых стран. Но при этом – лучше подальше от самой все же гущи. Прошлогодний саммит проводили в Генуе. Хоть и не столица, но все же город немаленький. Результат – бесчинства и погромы. Нынче собрались в совсем крохотном канадском Кананаскисе. И в итоге – тихо мирно посидели, в очередной раз придумали, как помирить арабов с евреями. Тенденция такова, что российский саммит надо в 2006 году проводить все же не в Москве, как планируют, а в самой что ни на есть российской глубинке – аналоге Кананаскиса. Потому как в Москве провести такой саммит – каждый дурак сможет. Равно как и в Питере, после ремонта имени 300-летия со дня основания города. Но ведь разве ж они, эти два города во всей стране, показатель нашей высокоразвитости и принадлежности по праву к этой самой «большой восьмерке»? Увы, не они. И проводить саммит G-8 в Москве будет очень большим лукавством. Вот я, например, лично предлагаю устроить это действо высокой развитости в третьем российском месте. В сущности – в любом.

Вот, к примеру, отчего бы не провести саммит G-8 в небольшом городе Заволжске, что на противоположном от города Кинешмы Ивановской области берегу Волги? Время для подготовки еще – целых четыре года. И за это время вполне можно, опираясь на собственные силы и оглядываясь на передовой международный опыт и широкий поток иностранных инвестиций, превратить город Заволжск в подобие российского Кананаскиса. Стоить будет по деньгам, поверьте, недорого. Много дешевле, чем все ядерное разоружение России, на которое Владимиру Владимировичу в том же Кананаскисе посулили аж 20 миллиардов «зелеными», и еще много дешевле, чем вся индустриально-развитая помощь недоразвитой Африке, о которой было объявлено все в том же Кананаскисе в присутствии того же Владимира Владимировича. И поскольку он в тот торжественный момент объявления улыбался не менее лучезарно, чем вызванные по такому случаю в канадскую глушь африканские вожди-президенты, то речь, видимо, шла о сумме, не представляющейся ему сколь либо обременительной.

Итак, можно ли подготовить саммит G-8, а по-нашему Ж-8, в городе Заволжске?

Что из себя нынче представляет город Заволжск? В сущности – примерно то же, что и прочая, кроме Москвы и Петербурга кануна 300-летия, страна Россия в ее сильно провинциальной части. Есть несколько панельных домов периода расцвета показа кузькиной матери нашему нынешнему партнеру по G-8 Америке. Снаружи они, конечно, лучше, чем внутри, поскольку «нутрь» до сущей жалкой убогости разорил, изгадил, изрисовал и исписал (ударение как на втором, так и на последнем слоге) живущий там абориген, он же – бывший гегемон, тогда как наружа обветшала лишь под воздействием естественных природных явлений. Но тоже – сильно. Остальное – дощатые, в большинстве своем покосившиеся постройки, окруженные покосившимися никогда не крашенными заборами и отнюдь не английскими газонами. Сами постройки, а также похожие на них сараи для постоянного проживания непременной домашней скотины, далеко не лучшие образцы русского деревянного зодчества. Выдолбленные дороги (одна). Грязные и вонючие ларьки, имеющие, кажется, весь основной (из дешевых) наборов ликеро-водочных изделий, начиная от разлива шуйского до кристалловского. Тотальное пьянство, отсутствие работы, а главное – желания ее искать на свою голову. Сообщение с соседней Кинешмой – паромом (четыре раза в день), кроме поздней осени и ранней весны, когда есть лед, но ни люди, ни паром по нему ходить не могут. Зимой ходят и ездят на машинах люди. Каждый год кто-нибудь проваливается под лед и тонет. На следующий год тонет снова. И так – веками. Советская власть затеяла было под самую свою кончину построить через Волгу мост. Да видно не ко времени. Успела построить несколько опор. Одну смыло. Советская власть померла, моста нет как нет. Ближайший – более ста километров — в Костроме. Туда есть дорога, ее несколько лет назад даже заасфальтировали.

Над городом Заволжском, словно марево в жаркий летний день, висит неизбывная тоска по советскому прошлому. Потому как вот были времена – сядешь, бывало, в ночной ивановский поезд до Москвы, затаришься там колбаской по 2-20, прочими снадобьями и неизысканными деликатесами – и обратно. Вот оно было счастье. Не то что теперь. При этом всякая попытка втолковать аборигену, что колбаска куда лучше, чем по 2-20, теперь практически круглосуточно и в нескольких сортах лежит на всех близлежащих прилавках, аборигеном либо не воспринимается вовсе, либо воспринимается как злонамеренный подрыв устоев былой халявной молодости.

Главная же стратегическая новость для аборигенов нынче – цены на сахар, поскольку жизнь идет, а гнать, чтобы было чем сначала «полечиться» (там такой принят термин), а потом похмеляться, надо всегда. Если для недоразвитой Африки ежедневное существование на менее чем два доллара на человека считается крайней нищетой, то для Заволжска 60 рублей в день – это сказочная роскошь, а зарплата в 500-700 рублей в месяц считается большим счастьем. Жизнь прочно и, кажется, уже окончательно, перешла в русло натурального хозяйства, в котором посадка картофеля с ритуальным последующим летним ручным сбором колорадского жука, норма, а подержанная свинья в доме – уже почти роскошь.

Весной и осенью – грязь. Летом она прорастает лопухами и одуванчиками, а зимой покрывается снегом. Но все равно никуда не девается. Короче – лучше места для саммита Ж-8 не сыскать. И ни один антиглобалист не будет страшен.

В сущности, для рывка города Заволжска к стандартам G-8 от стандартов Ж-8 слишком много и не нужно. Не нужно проводить интернет в каждый дом. Хотя бы – канализацию с водопроводом. И биометрические хитроумные устройства регистрации авиапассажиров внедрять на манер Северной Америки тоже не надо. Поскольку аэропорта в Заволжске нет, а есть только полуразрушенная автобусная станция с почти не ходящими от старости и неплатежеспособности потенциальных пассажиров автобусами. И в Кинешме – тоже нет. И никогда не будет. В принципе, места для того, чтобы построить на близлежащих лугах хоть «Хаятт», хоть «Холидей-инн», предостаточно. И смотреться они будут в этом «амбьянсе» более чем своеобычно. А вокруг можно понастроить всяких мини-жуковок рублево-успенского типа или поскромнее на деньги, скажем МВФ, Европейского банка или «сдачу» от ядерного разоружения. На окошках которых хорошо будут смотреться керамические горшки с геранью на европейский манер какой-нибудь французской Бретани.

Вообще, конечно, для проведения саммита G-8 на этом самом месте прежнее поселение лучше всего было бы даже вовсе не перестраивать, а снести и построить заново. Кем его заново заселять – это уже другой вопрос. И конечно же, чтобы на него нелицеприятно не отвечать самому себе, Владимир Владимирович саммит Ж-8 ни в Заволжске, ни в каком другом из тысячи подобных ему российских городов проводить не станет. А проведут его опять в Москве, на Тверской улице. Потому что именно по этому городу и именно по этой улице и проходит та тонкая, но непреодолимая грань, которая отделяет G-8 от остальной просто Ж…