Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Опломбированные мозги

03.06.2002, 14:09

Тут на днях Владимир Владимирович чуть было не рассорился с Европой, в которую мы едва-едва начали вступать. И все из-за какой-то сущей ерунды – родины Иммануила Канта, ныне города имени всесоюзного старосты Михаила Ивановича Калинина.

На Потсдамской конференции в свое время бывшие союзники, потом противники, а нынче опять как бы союзники хотели как-то отблагодарить товарища Сталина за то, что тот напал на Японию в нарушение пакта о ненападении, и подарили ему этот самый Кенигсберг. Товарищ Сталин, несмотря на весь свой гениальный дар предвидения, не мог, конечно, предвидеть ни появления Владимира Владимировича в роли своего отдаленного наследника, ни то, в какие трудности впадет этот правитель с этим военным трофеем, не говоря уже о четырех Южно-Курильских островах.

Между тем нынешний президент почти поссорился на днях с соседней Европой из-за того, что после присоединения к ЕС Польши и Литвы ездить в российскую область имени всесоюзного старосты по суше можно будет лишь получив Шенгенскую визу. На что президент категорически не согласен. Казалось бы, полный тупик. Тем более что занудливые европейцы никак не хотят идти на послабление своих шенгенских правил ради того, чтобы какой-нибудь калининградский внучек ездил бы навещать свою смоленскую бабушку на машине или поездом, но никак не самолетом.

В пылу горячей полемики о нарушениях прав внучка и бабушки в недрах чиновническо-дипломатической Москвы родилась совершенно чудная по своей бредовой гениальности идея – возить российских граждан, имеющих счастье проживать в этом самом Калиниграде, на «экскурсии» на Большую Родину в опломбированных вагонах. Все-таки ленинский опыт передвижения по враждебной Германии, видимо, сильно запал в мозги едва ли не всей российской правящей элите, и оттого, наверное, она считает подобный способ перемещения граждан едва ли не самым достойным и нисколько не унижающим их гражданского достоинства. Хорошо еще, что не в клетках, и не этапом с конвойными из числа нынешних наследников, скажем, литовских «лесных братьев». Причем государственным мужам вовсе даже невдомек, что калининградцам, за исключением, конечно, уже упомянутого внучка смоленской бабушки, вовсе и не надобно ездить в эту самую Россию. Они в этом и сами признаются вполне честно: мол, в России мы вашей не бывали, а вот в Польше и Литве – очень даже и по много раз. И далее хотим того же.

Тем не менее давеча главный думский патриот в экспортном варианте (глава комитета по международным делам) Дмитрий Рогозин тоже горячо вступился за опломбированное этапирование соотечественников через враждебную территорию на суровую родину, ссылаясь при этом на опыт перемещения немцев из Западного Берлина через ГДР в ФРГ. Мол, никто, на голубом глазу говорил в голубой экран думец-патриот, и не думал из западных берлинцев убегать из совершенно открытых и никем не опломбированных автобусов.

Справедливости ради, надо все же заметить, что за все годы существования ГДР в нее и из Западного Берлина, и из Западной Германии случались лишь побеги провалившихся коммунистических шпионов. Обычные же граждане, как совершенно точно установлено исторической традицией, бегали в совершенно другом направлении – с востока на запад. И не из неопломбированных или опломбированных автобусов, а через известную Берлинскую стену, а также под нею. Иначе было никак не попасть.

Господин Рогозин мог бы это и сам отлично припомнить, ибо в бытность свою активистом КМО при ЦК ВЛКСМ многократно заседал во всяческих выездных комиссиях, априори подозревая (то есть по должности своей) всякого в них приходящего за одобрением поездки в какую-нибудь Болгарию (и не дай Бог дальше) в том, что кандидат в этой самой Болгарии либо убежит на Запад, либо поведет себя самым непотребным образом, порочащим честь и достоинство всего советского комсомола. В этом смысле, конечно, бывшего товарища комсомольца, а ныне господина законодателя Рогозина можно считать самым большим специалистом по пломбировке граждан. И объединенная Европа совершенно зря высокомерно пренебрегает его опытом. Именно такие люди могли бы принести этой самой Шенгенской Европе совершенно неоценимую помощь и содействие в обуздании так необдуманно предоставленной российским гражданам свободы передвижения. Рецепт общеевропейского счастья, как говорится, прост как палка.

Итак.

Самое главное, не надо никаких опломбированных вагонов. Надо лишь вспомнить старый добрый советский опыт (вот тут-то тот же Рогозин будет просто неоценим). Скажем, выказывает калининградский внучек желание повидать свою смоленскую бабушку. Изволь, голубчик. Подаешь заявление во въездную европейскую комиссию, представительства которой можно разбить тут и там, создав также и местные, и производственные ячейки по месту работы или жительства граждан. Заполняешь анкету. В бытность г-на Рогозина активистом КМО, помнится, практиковалось заполнение экземпляров эдак 11 (причем все должны быть первыми, а не под копирку). Надо и теперь делать также. Потом – характеристики. Согласно плюралистическому духу времени, можно было бы предусмотреть, чтобы одну давала правящая в данном регионе партия, а вторую – оппозиция. Затем надобно, конечно, пройти собеседование. Вернее, несколько – первичной выездной комиссии, районной, городской и, наконец, областной. Состав оных комиссий можно сделать как однородным – то есть только из представителей славного цивилизованного Европейского Союза, — так и смешанным – для пущей нашей интеграции со свободной во всех отношениях Европой.

Вопросы на собеседовании можно задавать самые что ни на есть разные. И тут опять же пригодится богатый советский опыт, который надо лишь творчески переложить на новые геополитические реалии. И, скажем, зубрить накануне ночью не принципы демократического централизма или там даты съездов КПСС, а европейских монархов, премьеров, президентов и, соответственно, у какой европейской партии сколько в каком парламенте мест и какие законодательные инициативы и когда та или иная партия вносила. Ну и так далее.

Можно также развить выездной опыт СССР и дальше. Скажем, чтобы тот или иной внучек не убежал в просторные и вольготные шенгенские поля без должного на то разрешения и не остался по забывчивости в польских или литовских пределах без визы, денег и разрешения на работу, незаконно вдыхая воздух шенгенской свободы, можно начать практиковать брать в заложники его ближайших родственников или близких ему людей. Для чего – оборудовать пункты временного содержания заложников нашей с Европой интеграции вдоль российско-европейской границы.

Что делать в случаях, если блудный внучек наплюет на нравственные и физические страдания взятых в заложников родных и близких и все равно позволит себе задержаться в шенгенском раю на день-другой без разрешения въездной комиссии? Да, в сущности, то же самое, что делали товарищи рогозины в советские времена – объявлять его, паскудника, невыездным, точнее – невъездным с соответствующей отметкой в паспорте и «еврохарактеристике».

Опять же пускать российских путешественников в Единую Европу надо не вдруг и не сразу, а постепенно, тщательно проверяя их поведение. Тоже мы это проходили. Вот, скажем, раньше, если беспартийный –то извольте сначала посетить страну социалистическую, лучше два раза без замечаний по поездке, а затем уж можно и пытать себя искушением лицезреть западный образ жизни. Так и теперь. Сначала – только в Литву или только в Польшу. Затем можно, скажем, в Португалию, она в Европе самая бедная. А уж потом – хоть во Францию, хоть в Италию. Нужно, конечно, завести специальные учетные карточки путешественников, которые хранить, скажем, в европейском парламенте, а еще лучше в Европейском суде в Страсбурге, где отмечать замечания по поездке: скажем, если не оплатил парковку, не дал на чай официанту, заплыл за буйки, проигрался в казино и пр. Есть два замечания (как две желтых карточки) – пропусти год-другой для поездок в Европу. Совершил одно серьезное нарушение, скажем, вступил в несанкционированную любовную связь с аборигенкой, что может повлечь за собой брак и , соответственно, получение европейского гражданства (самое страшное прегрешение!) со всеми вытекающими социальными благами, то есть — красная карточка, пропусти три года. Ну и так далее.

Вообще-то, конечно, можно пойти и другим путем. Заключить с европейцами договор о реадмиссии (то есть о высылке к нам обратно всех нелегально или незаконно въехавших с нашей территории в Европу), а затем договориться об облегченном визовом режиме. По словам европейцев, именно отсутствие соглашения о реадмиссии и является одним из главных препятствий на пути облегчения визового режима. Чтобы все россияне, а не только калининградцы, имели бы право на многократную Шенгенскую визу. Но, видимо, и в Думе, и в Кремле этот путь видится менее естественным и логичным, чем возить соотечественников, как бунтовщика Ленина, в опломбированных вагонах по вечно нам враждебной территории. Тем более что калиниградцам, как уже было сказано, СЮДА не надо. Им надобно ТУДА.