Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Несвоевременное горе

13.05.2002, 14:59

«Что случилось с подводной лодкой 'Курск'?» — спросил как-то американец Ларри Кинг русского Владимира Путина. — «Она утонула», — искренне и просто ответил интервьюируемый. «Что случилось в Каспийске 9 мая 2002 года?» — еще, быть может, спросят как-нибудь президента другие ларри кинги. «Там случился террористический акт», — может быть, столь же лаконично ответит им он.

Даже если бы взбешенный наглостью террористов и расстроенный гибелью почти полусотни своих граждан президент прервал празднества и объявил в стране траур или по крайней мере существенно скорректировал праздничную программу, страна в массе своей все равно бы его не поняла и в душе искренне скорбеть все равно бы не стала.

Во-первых, огороды. Славная пора посадок картофеля и других плодово-овощных культур. Дача. Шашлыки. Пиво, наконец, под хорошую солнечную погоду. Практически над всей страной — безоблачное небо. Длинные-длинные русские выходные, оставшиеся в наследство от старого времени, которое мы все еще в душе так любим.

Какая скорбь, помилуйте! Сегодня Нюрка с Витькой приедут, братан зайдет дерябнуть по сто пятьдесят – а-там-как-пойдет. Да еще жена к теще тащит, надо, говорит, маму навестить, а то неудобно.

У Маринки родители на дачу свалили на все праздники, значит, хата свободна. Может, Маринка даст, наконец, и перестанет выкабениваться, что, мол, негде да негде. А потом можно Кольке с Валькой позвонить, ва-а-ще всем нашим — и пойти поколбаситься. Хотя чечены, конечно, эти — суки поганые, да и вся чернота — хачи эти грязные — вместе с ними.

Во-вторых, привыкли уже. Практически, как евреи под палестинскими говорящими и живородящими бомбами. Конечно, хорошо бы второй новостью, чтобы шло после взрыва, как у тех же евреев: мол, оперативно нанесен адекватный ответ, танки куда-нибудь там вошли или какие Голанские высоты огнем всех орудий покрыли. Или как америкосы — вот мастера! — разбомбить бы что-нибудь. Тогда б, конечно, стало б за державу как-то побольше гордо телевизор смотреть. Но оно и так ничего: вон обещали опять «Место встречи изменить нельзя» покрутить, классный фильмец!

В-третьих, с любой официальной точки зрения, как-то не с руки сейчас траур и вообще скорбеть. Ветераны всюду поприглашены, они люди пожилые, на подъем нелегкие. Неудобно перед ними будет, они ж целый год этого дня ждут и тем временем вымирают. Кино специально духоподъемное ко Дню Победы сняли: «Звезда» называется, про то, что мы немчуру не хуже, чем в «Спасти рядового Райана», мочить можем. Концерты опять же, площадки понастроены, административные ресурсы всех мастей уж галстуки понадевали на белоснежные свои гладенько-гладенько выглаженные рубашечки, на трибуны повлезали — народу оттуда махать. Денег угрохано на общенациональный подъем патриотизма — прорва. Патриотизм — это наше сейчас все: флаг, гимн, рейтинг. Все трое — идущие вместе. И еще — парад. Два месяца зря что ли парились? Надо ж народу лучшее из советского опыта взад прививать. Чтобы, значит, на мавзолее опять всем вождям стоять, но уже с попами в рясах на том месте, где раньше военачальники (по правую руку от генсека) толпились.

Смерть «наших» нас больше за душу не трогает. Она может стать для нас хэппенингом, как в случае с покойным красноярским генерал -губернатором, чей низкий рейтинг популярности в крае при жизни вылился, как обычно, во всенародное краевое паломничество поглазеть на труп. Она может дать пищу для праздного любопытства (на манер того, что возбуждается от просмотра бесчисленных теле-вариантов на тему «Как стать миллионером на халяву»), как было в случае со сбитым украинскими ПВО пассажирским самолетом: это ж как любопытно, сколько еще эти хохлы будут врать и отпираться. Она может вообще ничего не бередить и не возбуждать, как происходит уже много-много месяцев подряд под унылые сводки очередных человеческих потерь в Чечне. Там, кстати, все еще идет война. Кто-нибудь про это еще за пределами Северного Кавказа помнит?

Но никто не пойдет возмущаться на улицу, кричать «Бандитов к ответу!», никто не соберется на площади – просто так, стихийно, без призыва сверху – скорбеть, болеть, протестовать, что-то там такое требовать. Чтобы, к примеру, Чечню либо совсем перестать беспокоить членством в Российской Федерации, либо сровнять с землей к чертовой матери. И то, и другое было бы по-своему хотя бы понятно. Но нет, никто ни на какую площадь не выйдет, как выходят те же евреи, французы, американцы, немцы, итальянцы или венесуэльцы. Да мало ли кто еще.

Над всей страной безоблачное небо. Страна сплошь покрылась струпьями общенационального всеохватывающего пофигизма, как когда-то – общенационального подъема (которого, как мы уже знаем, все равно не было).
Иногда, правда, мы возбуждаемся и идем сдавать кровь жертвам очередной, ставшей привычной домашней трагедии. Во всем мире переливание «цельной» крови уже несколько десятилетий, кстати, считается дикостью, переливают специальным образом очищенную и обработанную плазму. Но у нас нет в достаточном количестве такого оборудования. Для нас заниматься таким оборудованием — скучно. Как и вообще всем тем, что делает в ХХI веке человеческую жизнь человеческой.

Такой же дикостью считается в мире и то, что у нас по телевидению было названо «лучшей дагестанской больницей», куда приехали «лучшие медики региона». Это та, что в Каспийске. Где оперируют по несколько человек в одной комнате, не установив между ними даже специальной перегородки (антибактерицидные меры), не сняв с оперируемых уличную одежду. Где в кадре не видно никаких не то что компьютерных систем жизнеобеспечения (сериал «Скорая помощь» — страшно вредная вещь и, по-хорошему, должен быть запрещен к показу в этой стране), но и аппаратов искусственного дыхания. Легко можно себе представить, как там у них с медпрепаратами. Все это тоже могло бы стать поводом для всенародной скорби или государственной озабоченности.

Но, конечно же, не станет.

Когда-нибудь какой-нибудь учитель истории будет рассказывать китайским, а еще вернее — каким-нибудь мусульманским школьникам: «Видите ли, дети: вот эту огромную территорию некогда населяли диковатые племена с необычной и своеобразной культурой. Они некогда сильно претендовали на всемирное величие, но потом возлюбили скотский образ жизни, опустились, стали считать его и скотское к себе отношение естественным, захламили свою страну, им стало совершенно все безразлично. Главное, что они стали совершенно безразличны друг к другу. И вымерли. Потому что когда главным принципом поведения какой-либо нации, дети, становится «а нам все по фигу», это и означает ее смерть. Во имя Аллаха».