Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Мясник и политические дюймовочки

02.07.2001, 13:16

Некоторые господа, видимо, полагают, что живут в самом из миров, практически в раю, где правят ангелы по нормам благодати, а не политики по понятиям. Если так, то они заблуждаются. Впрочем, конечно же, они на самом деле так не думают, и потому возмущаются фактом вероломной выдачи Милошевича Международному трибуналу в Гааге лишь для виду. На самом деле им не его жалко, а совсем другое.

Даже насквозь «правый» Немцов в реакции на Милошевича немногим отличается от «левого» Зюганова. Разве что антинатовского пафоса поменьше. Зюганов, к примеру, считает выдачу еще недавно большого друга российских «ура-патриотов» в Гаагу происками империалистов НАТО, а Немцов – «заговором коммунистов» всех стран. Но идея одна: это все проделали маленькие злые дель понты, чтоб нам, славянским братьям навек, было хуже. И ведь ни одна, прости господи, политическая собака России не отличилась хоть сколько-нибудь от общего хора осуждения и сожаления. Теперь ведь немодно выделяться в ту, прозападную сторону.

И как будто не было 20 тысяч жертв войны сербов с Хорватией. Она была развязана при непосредственном участии Милошевича. Как не было боснийской даже не войны, а бойни, унесшей за три года в десять раз больше народу – 200 тысяч. За ней тоже стоит Милошевич и его верный кореш, ныне скрывающийся, Радован Караджич. Не было этнических чисток в Косово, вылившихся тоже во впечатляющие 10 тысяч только убитых, не считая 740 тысяч насильственно перемещенных албанцев и примерно 300 тысяч столь же насильственно перемещенных «в ответ» сербов. За всеми этими «мероприятиями» стоял один и тот же человек, сделавший все от него зависевшее и даже много больше, чтобы развалить послетитовскую Югославию. Причем развалить не абы как, а потопить в потоках крови.

Пока он этим занимался на своих Балканах, наши левые и не очень патриоты, затаив от восторга дыхание, следили, как дерзко ведет себя прозванный балканским мясником деятель по отношению к треклятому Западу. Они мяснику в глубине души сильно завидовали: мол, какая глыбина, какой матерый человечище! Милошевич, конечно, в этом смысле был воплощением оборения комплексов наших субтильных красных, коричневых и просто розовых патриотов. Они бы так не смогли. Хотя , конечно, временами очень хотелось.

Люди поумереннее, к примеру, состоявшие на российской дипломатической службе, особой демонстрации любви к Милошевичу избегали, но тоже считали его хоть и сукиным сыном, но где-то все же нашенским. Потом, правда, как уже не раз бывало в нашей истории, от нашенского сукина сына пришлось в пожарном порядке дистанцироваться. Ну так нам не привыкать. Именно на Милошевиче едва ли весь российский политический бомонд уж сколько лет оттачивает риторику в адрес НАТО и вредоносности однополярного мира во главе с Америкой. Как же мы теперь без него? Кому теперь будут думские левые во главе со своим розово-мечтательным спикером рассказывать сладкие бредни про союз России, Белоруссии и Югославии? Да что там думские левые! Сегодня буквально все российские политические круги охватила горечь и благородная скорбь.

К примеру, любо как благороден был в своем праведном гневе Егор Семенович Строев, принципиальнейший предводитель сенатского собрания честнейших и чистейшей души региональных благородных донов. Как он аки орловский Зевс, рвал и метал в западном направлении свои лаконичные, но суровые строевские оценки. Потому как сильно взвешенные. Причем взешенность получается тем точнее, чем отстраненнее предмет дискуссии. Тот же Строев, помнится, ровно две недели тому назад так же благородно рвал и метал на закон о ввозе в страну ядерных отходов. Это на телеэкране. А в кулуарной аппартной работе его даже не стошнило от произведенного действа по умелой проработке графика заседаний вверенного ему сенатского благородного собрания таким чудесным образом, чтобы отведенный Конституцией двухнедельный срок рассмотрения принятого Думой соответствующего закона аккурат истек немножечко, но все же до того, как соберутся эти сливки общества из своих провинций в Москву.

Не менее, а может даже более, был красив и убедителен в своем гневе спикер другого благородного собрания Геннадий Николаевич Селезнев. «По сути дела, состоялся торг», — авторитетно и емко заявил благородный спикер, будучи до самых глубин спикерской души поражен тем постыдным обстоятельством, сколь цинично и беспардонно подлые натовцы искусили своим похабным миллиардом «баксов» доселе ничем толком не искушенных сербов. Сам-то Геннадий Николаевич каленым железом, как известно каждому как в нашей стране, так и далеко за ее пределами, давно уж выжег из думской практики порочную практику закулисного сговора с кем бы то ни было, тем более за деньги, как выжег он же там же позорный лоббизм в интересах коммерческих и финансовых структур, шкурные депутатские так называемые запросы, инициированные за фиксированную мзду заинтересованных в озвучивании конкретного вопроса и темы темных и злых сил. Слово «торг» давно и навечно запрещено в думском диалекте, а всяк помянувший его всуе гневно и бескомпромиссно карается своими же думскими товарищами, гвоздящими морального отщепенца пламенными проповедями-стрелами к позорному столбу Высокой Политической Нравственности, установленному прямо подле думского буфета.

О публичных политиках рангом помельче уже и говорить не стоит: они все как один скорбят по поводу попранного продажными сербскими политиканами за натовский миллиард правосудия. Вот бы всегда обнаруживалась столь же бурная и единодушная реакция на всякое проявление политического цинизма, как обнаружилась оная в деле ночного вывоза бывшего югославского диктатора в нидерландскую тюрьму.

Ах вас, господа, смущает, что экстрадиция осуществлена вопреки постановлению аж самого Конституционного суда страны, назначенного еще во времена оные тем же Милошевичем, и что президент Сербии Коштуница врет в телекамеры как сивый мерин про то, что он-де ничего не знал и ничего не ведал, а обо всем прознал из газет? Боже мой, какие ж мы деликатные. Сколько в нас пиетету по отношению к Его Величеству Правосудию. А уж как мы его чтим на родине, как чтим! Уж даже и дыр, кажется, не осталось, куда бы мы его не почтили со всей силой политической целесообразности. Возьмем, к примеру, любые недавние региональные выборы. Впрочем, не будем брать – и так же все ясно.

Оно, конечно, давно уже привычно, что «свои» вертят законами, прокуратурой и судейскими как хотят, но почему-то столь же откровенная увязка результата конференции по оказанию экономической помощи Югославии (в размере 1,26 млрд долларов, то есть дали даже больше, чем обещали, отвалив и «чаевые») с выдачей головы бывшего югославского руководителя сочтено неприличным. Хотя, на самом деле, неприличествующим новейшим политическим канонам надо бы счесть все же совсем другое: полное неумение новых, послемилошевических югославских руководителей разруливать ситуацию как промеж собой, так и, главное, со своими же судейскими до той поры, пока подлая пресса не начнет ловить их на противоречивых показаниях.

То ли дело у нас. Все отстроено. Все тихо-мирно-закулисно разрулено. Хочешь — в Верховный суд иди, хочешь — в Конституционный наведайся, хочешь — мотайся по арбитражным, если такой дурак и заранее не можешь предугадать политически целесообразный результат. И никто ведь теперь не станет говорить, что, мол, президент о чем-то там таком знал заранее, если президент то сам не утверждает. Этим, между прочим, развитая , то есть, простите, управляемая, демократия отличается от недоразвитой. И те же черногорцы, до недавнего времени собиравшиеся было прочь на волю из остатков югославской федерации, теперь смогут отлично усвоить ее урок, когда «попилят» с сербами выданный Западом миллиард «зеленых», уже из федерации не выходя.

Так что не надо стенаний. Мир циничен. Катастрофы не будет. Милошевича скоро забудут. Деньги возьмут и потратят. На Балканах всем станет легче и лучше. Про нас там скоро тоже забудут. Правила игры определяем не мы. Те, кто не определяет правила игры, всегда и во все времена стенали о дефиците вселенской справедливости, равенства и братства. Ровно до той поры, пока их не производили в «рефери на ринге». Тогда стенания тотчас стихали. Нашим же плакальщикам по Милошевичу жалко не его, и не о дефиците вселенской справедливости они вопиют. Скорее всего, в глубине души им страшно жалко, что с ними вот никто миллиардной сделки уже совершать теперь не станет. Потому как не та ценовая категория.