Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

О православном прозелитизме

25.06.2001, 14:04

Самое удивительное в свете сегодняшних всенощных и вседенных стенаний по поводу приезда папы римского на Украину то, что папа оказался совсем нестрашным.

Как-то я даже видел его вблизи и пожал ему руку. Это произошло во время его еженедельной мессы на площади святого Петра в Риме несколько лет назад. Папа уже тогда был немощный и совсем нестрашный. Вход на мессу был по билетам, люди заранее сходились на площадь, чтобы занять места получше и поближе: на площади, если кто не знает, установлены пластмассовые стульчики, как в каком-нибудь римском кафе (правда, пообшарпаннее). Еще запомнилось, что сама площадь не была оцеплена никаким тройным оцеплением итальянского ОМОНа, а количество стражей порядка не превышало количества его потенциальных (в глазах этих самых стражей) нарушителей, как то бывает, к примеру, во время представлений на Васильевском спуске.

Папа произнес проповедь по-итальянски, сказав что-то про мир между народами, а также приветствовал лично и на их родных языках группы паломников, приехавших из разных уголков света. Паломники, в свою очередь, хором спели папе специально разученные церковные песенки. Папа нестрашно улыбался. Ни папская проповедь, ни приветствия тоже не были страшными. Потом папа поехал на своем папа-мобиле по площади по специально проложенным дорожкам-коридорам, устроенным так, чтобы можно было объехать все сектора «зрительного зала». При этом папа-мобиль был открытым, папа нестрашно протягивал руку толпе, и до него можно было дотронуться – ну хотя бы ради любопытства, хотя многие тянулись к папе не за удовлетворением любопытства, а за благословением. Папа периодически останавливал свой папа-мобиль и благословлял. И это тоже было нестрашно. Давки, экзальтированных истерик, кликушествующих воплей, а также обмороков не случилось. Никто не бросался под и на папа-мобиль. На площади, как я заметил, никто не плакал. После окончания хэппенинга народ спокойно, но воодушевленный, разошелся.

Примерно то же самое, нетрудно предположить, случалось во время папиных месс и поездок в папа-мобиле в примерно сотне стран, в которых он уже успел побывать. Почему-то на его проповеди собираются десятки, сотни тысяч людей, которым совершенно не страшно. И даже пламенный революционер, коммунист и вообще барбудос Фидель Кастро Рус, изрядно положивший сил в свое время на борьбу с религиозными предрассудками на одном отдельно взятом острове – и тот не испугался пару лет назад «нашествия» папы. Да что там Фидель! Сирийские руководители из партии социалистического обновления БААС – уж на что вообще мусульмане, и тоже не испугались ни приезда папы, ни его же проповеди на местном стадионе. Они даже позволили папе войти в мечеть Умаяда в Дамаске, не испугавшись, что этот «неверный» осквернит ее своим присутствием.

Но вот как только папа доехал до Украины – по всему православному Патриархату (Московскому) как будто нервная дрожь пробежала. Вплоть до демонстраций-шествий под лозунгами, живо напоминающими светлых времен стилистику – мол, «такой-то сякой-то – go home!». Отзывы отцов РПЦ разнились немного – от «это несвоевременно» и «не внесет успокоения» до «это вызов всем нам, православным». В пятницу православные Киева, верные Московскому патриархату и его предстоятелю Святейшему Алексию Второму, устроили всенощную, дабы оградить Киево-Печерскую лавру, а также собор Св. Софии, не приведи Бог, от посещения главы римской католической церкви. Попутно церковнообрядовая практика пополнилась новым ритуалом – молитвой-протестом в форме демонстрации, она же – пикет. Временами вообще складывалось впечатление, что в чертах дряхлого 81-летнего католического понтифика, принципиально не признающего разделение мира по конфессиональному признаку, кое-кому отчетливо видится антихрист с рогами.

К визиту понтифика остался глубоко неравнодушен и такой в недавнем прошлом видный атеист, а ныне истовый православный прихожанин, как Геннадий Андреевич Зюганов. Он разом вспомнил и про «примирение», и про «умиротворение» в обществе. И поскольку он как глава коммунистической партии просто по должности является крупнейшим и авторитетнейшим специалистом по обоим этим вопросам, то к его глубокомысленному выводу о том, что ни того, ни другого от папы не дождешься, стоит прислушаться со всей силой православной бдительности. К тому же Геннадий Андреевич, судя по его собственным откровениям, видно, недавно перечитывал на ночь Бжезинского и Мадлен Олбрайт, вычитав якобы у них некие злокозненные планы извести нашу РПЦ вместе с нашей же армией – мол, для Запада после «разрушения коммунизма главными противниками в России является православная церковь и армия». В связи с чем Геннадий Андреевич стал замечать «в последнее время нашествие сект» на Россию.

Если коммунистический наш пророк намекает тем самым на то, что приезд папы в православную вотчину сломает православие столь же легко и бескровно, как сравнительно недавно экономическое и технологическое превосходство Запада над административно-планово-командной экономикой сломало коммунизм, павший в результате исторически недолгого бодания двух соцсистем, то на месте отцов РПЦ я бы на всякий случай отлучил/исключил бы тов. Зюганова из рядов местной православной ячейки за то, что он сеет панические и капитулянтские настроения среди паствы.

Между тем совершенно непосвященному в обрядовые тонкости православия и католицизма человеку (а таковых непосвященных, признаемся, в атеистическом пост-СССР подавляющее большинство), гневный пафос противления папскому наезду остается совершенно непонятен. Именно этим неведением, судя по всему, и объясняется то полное равнодушие к гневу иерархов РПЦ, которое демонстрирует российское общественное мнение: более половины вовсе не против того, чтобы папа приехал не то что в Украину, но даже в самое Россию, еще примерно стольким же (точнее — чуть меньше) этот вопрос совершенно «по барабану», и лишь 5-6% — явственно против. Спроси и этих – почему они против, будьте уверены, вразумительно не скажут.

Отличие католицизма от православия, как помнит по советской школе все то же подавляющее большинство нашей паствы, заключается в церковных обрядах, то есть во ВНЕШНЕЙ стороне религиозного процесса при неизменной ОБЩЕЙ вере в одного (неделимого) Бога. Так неужели же весь сыр-бор из-за того, с какой на какую сторону креститься, по какому церковному календарю жить, на каком языке проводить литургии, стоять ли во время богослужения или же сидеть на скамеечках (кто из обычных, не религиозно-экзальтированных обывателей вспомнит еще хотя бы несколько отличий римско-католической церкви как «института организации служения» одному тому же Богу, что и Русской православной церкви)?

Иерархи РПЦ говорят: приезд папы осложнит отношения между церквями в условиях, когда католицизм активно занимается прозелитизмом, то есть распространением своего влияния туда, куда, полагают православные иерархи, распространять его не пристало в силу исторических причин и традиций. Однако – опять же с точки зрения обыденной, «совково-атеистической» логики – остается непонятным, почему именно «неприезд» и «недиалог» должен улучшать отношения, а приезд – ухудшать. Как если бы, к примеру, наш Путин сказал бы ихнему Бушу: знаешь, Буш, у нас с тобой такая куча проблем, что ты лучше к нам никогда не приезжай, потому как ты еще и прозелит известный со своим НАТО, посягаешь на нашу святыню – Договор по противоракетной обороне 1972 года, и встречаться я с тобой не буду, пока ты все эти безобразия не прекратишь.

Другой непонятный вопрос – почему на их католический, неправильный прозелитизм мы не можем ответить своим, адекватным, правильным, то есть православным прозелитизмом. То есть, давайте тоже будем привлекать новую паству, переучивать ее креститься справа налево, праздновать Рождество Христово после, а не до наступления Нового года и произносить молитвы на никому не понятном церковнославянском языке. Иерархи РПЦ к тому же утверждают, что именно в богослужении на церковнославянском сокрыта необычайная сила нашей родной церковной организации, ибо это есть проявление уважения к стародавним вековым традициям, каковое, судя по всему, римско-католическая церковь напрочь утратила в тот самый миг, когда отказалась от богослужения на мертвой латыни в пользу национальных языков страны пребывания.

Однако прозелитизм как внешний, так и внутренний — направленный на новые социальные, возрастные и прочие категории населения — все же требует некоторых миссионерских усилий, предпринять которые, судя по всему, несколько труднее, чем требовать от государства защиты от внешних искусителей и протестовать против приезда высокопоставленного, но все же – паломника.

В свое время стародавний русский диссидент Чаадаев за свои философствования по поводу того, что цивилизация Запада, то есть католицизма, является более динамичной, адекватной времени, потребностям прогресса и чаяниям человеческой личности, чем цивилизация православия, поплатился репутацией и был даже объявлен сумасшедшим. Надо полагать, что теперь та же участь может постигнуть Леонида Даниловича Кучму. После чего тому не останется ничего иного, как вступать всей Украиной в НАТО и ЕС, объявив ее неотъемлемой частью Европы. Ибо когда недавние атеисты говорят «папа», то подразумевают, скорее всего, именно последнее. И запретить им это невозможно. А переубедить пока нечем.