Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Цивилизация маникюрных ножниц

01.10.2001, 13:55

Западная цивилизация оказалась беспомощной. Ее беспомощность на самом деле лучше всего иллюстрируется горами конфискованных у авиапассажиров маникюрных ножниц, перочинных и прочих ножей и прочих бытовых, к сожалению, колющих и режущих предметов, которые красуются сейчас едва ли не во всех американских аэропортах. Ни с чем таким вы сейчас на американский авиалайнер не проберетесь. В Америке нынче истерия: никто не хочет никуда лететь. И война с террором доходит до маразма: всерьез обсуждается, например, можно ли пускать авиапассажиров, имеющих так называемые электронные билеты (то есть существующие не на бумажном носителе, а в компьютерах непосредственно на посадочном терминале), по распечатанным маршрутам их полета или чекам, подтверждающим факт покупки билета, или же можно по факсовому подтверждению из авиакомпании.

В Европе, конечно, истерики поменьше, однако в целом все равно порой закрадывается совершенно дикая мысль: поскольку теперь вам на борт разрешается брать гораздо меньше вещей, чем до 11 сентября, то не заказали ли теракты в Нью-Йорке люди, близкие не столько к полумифическому бен Ладену, сколько к грузчикам в «Шереметьево-2». Поскольку именно они теперь, похоже, станут главными выигравшими лицами, заинтересованно сидящими на багажном потоке.

Впрочем, слабость западной цивилизации, увы, не имеет отношения к необоримой силе шереметьевских грузчиков. Слабость ее в том, что она пытается бороться с тенями своих врагов, сохраняя при этом на лице приторно ханжеское выражение. Поэтому в небольших, тихих и запредельно спокойных странах типа Швеции и сегодня вам будут продолжать говорить, что события 11 сентября в Америке нисколько не повлияли на отношение к действиям русских в Чечне. А в Америке, которую, конечно, проняло куда сильнее, про Чечню уже совсем ничего говорить не будут, однако будут продолжать дундеть про политкорректность, диктующую, в частности, равное отношение ко всем расам и национальностям.

Однако мне, как человеку, с точки зрения политкорректности, сильно упущенному в годы советского славного тоталитарного прошлого, вот что непонятно.

Если все террористы-самоубийцы, грохнувшие четыре самолета вместе с людьми и небоскребами, были арабами, действовавшими «во имя ислама», то почему подозрения в терроризме должны в равной степени размазываться на всех пассажиров американских или других «западных» самолетов вне зависимости от их расовой и религиозной принадлежности? Если мусульманский террор получает именно религиозное идеологическое обоснование, то к чему уверять, что религия тут совершенно ни при чем? Может быть, она все же «при чем», хотя бы в отношении того воинствующего меньшинства, которое прикрывается знаменем ислама? Может быть, она хотя бы «при чем» в той же мере, как «при чем» было молодое христианство в эпоху крестовых походов. Как было оно же «при чем» в ту пору, когда ныне елейно спокойные и приторно тихие страны сами огнем и мечом выжигали и вырезали иноверцев. Просто христиане и нехристиане несколько на сегодня разминулись в цивилизационном развитии: молодые и динамично развивающиеся цивилизации в истории всегда вели себя более агрессивно по отношению к цивилизациям старым, свое отживающим.

А когда тот же Джордж Буш призывает сограждан к сохранению толерантности по отношению к американским арабам и прочим мусульманам, то почему никто не обращает внимания на то, что симметричных призывов к толерантности по отношению к христианству от лидеров мусульманского мира сегодня что-то не очень слышно. Как совсем не слышно их же призывов к толерантности по отношению к иудаизму, сионизму и государству, где сионизм как раз является государственной религией на манер, как ислам является государственной религией, скажем, в Саудовской Аравии. Отсутствие встречной толерантности почему-то не смущает западных лидеров, и говорить об этом в «цивилизованных странах» считается по-прежнему неприлично.

Сегодня уже мало кто вспоминает — в дыму антитеррористической борьбы не до того — как и чем закончилась всего за пару недель до страшных терактов конференция по расизму в Дурбане. Она закончилась полной победой чернокожих и мусульманских расистов: европейские страны остались в меньшинстве, а Израиль и США вообще покинули это славное сборище. По сути, Запад на той конференции (конечно, в большей степени Израиль, воюющий с палестинскими террористами) был гневно осужден и пристыжен. Возразить мало кто решился: еще бы, ведь чернокожие страны так настрадались в эру рабовладения, что вполне вольны теперь даже потребовать компенсации за годы лишений и унижений. Правда, почему бы компенсации хотя бы не поделить поровну: вторую половину заплатят бывшие работорговцы-арабы.

Сегодня те же западные лидеры, начиная с самого западного – американского, начинают всерьез рассуждать на тему, что, мол, самым главным из всех прав человека является право на жизнь, а потому всеми остальными правами можно «чуть-чуть» поступиться — правом на неприкосновенность частной жизни, тайной банковского счета, тайной переписки (электронной и иной), свободой слова, наконец. В той же Америке сегодня настоящему остракизму уже подвергаются журналисты, чьи вполне невинные суждения не идут ни в какое сравнение по «диссидентству» по отношению к «курсу Буша» с тем, что позволяли себе еще недавно пресса и телевидение Владимира Александровича Гусинского и его «Моста» по отношению к Путину и его курсу.

Но почему, если можно пересматривать сами основы того, что принято считать неотъемлемой частью современной демократии, не снимается табу на пересмотр комплекса вопросов, касающихся межнациональных отношений — проблем «черного» или «арабского» расизма, к примеру? А то и вовсе — нацизма? Ведь рано или поздно все равно придется признать, причем признать официально, что ценности Севера и Юга (речь не только о противостоянии западной и мусульманской цивилизаций, есть еще и китайская, к примеру) непримиримы совершенно в той же степени, а может даже и в большей, как были непримиримы в свое время два лагеря — капиталистический и социалистический. Все разговоры про возможность благостного мирного сосуществования более чем одной общественной, цивилизационной системы «гомосапиенсов» на одной маленькой планете Земля — это не более чем убаюкивающие разговоры, под которые одна из систем в конечном счете сожрет или убьет другую, потерявшую бдительность. В этом смысле (как и во многих других) люди на самом деле недалеко ушли от животных.

Впрочем, один деятель тут на днях проговорился. Итальянский премьер Сильвио Берлускони. На очередном брифинге взял так прямо и рубанул: мол, западная цивилизация превыше исламского мира, мол, Запад должен верить и исходить из превосходства своих ценностей, а потому всей Европе надо задуматься над тем, как восстановить себя самое на основе исключительно христианских ценностей.

Может, Берлускони так расхрабрился после встречи в Берлине на троих с канцлером Шредером и президентом Путиным — непонятно. Но сказал он следующее: « Мы должны быть абсолютно уверены в превосходстве нашей цивилизации, которая состоит из системы ценностей, гарантирующей людям процветание, уважение прав человека и религиозных убеждений... Такое уважение совершенно отсутствует в мусульманских странах... Запад, исходя из превосходства своей системы ценностей, обязан вовлекать в свою орбиту и завоевывать на свою сторону новые народы, как это было сделано с коммунистическими странами, как было сделано с частью исламского мира. К сожалению, другая часть исламского мира отстает на 1400 лет».

Он при этом провел прямую аналогию между действиями антиглобалистов и воинствующих исламистов: первые хотели ограничить влияние западного образа жизни на исламские страны, пытаясь заставить Запад «почувствовать себя виноватым». По сути, террористы 11 сентября 2001 года хотели того же, и теперь добрая (в буквальном смысле) часть политкорректного западного сообщества бросилась рассуждать про то, что виной всему нищета Юга по сравнению с Севером. Но только ли она?

Что тут началось после откровений Берлускони! Вся Европа аж встрепенулась от возмущения. Не говоря уже о не-Европе. Берлускони молчал день, а потом в пятницу в родном итальянском сенате выступил с покаянной речью, где просил прощения у «моих арабских и исламских друзей». Мол, его не так поняли, особенно слово «превосходство». И особенно про то, что он-де говорил о войне религий, войне разных культур.

Ну, если это не война культур, не война религий и не война цивилизаций, тогда Америка во главе Запада просто обречена одержать в ней сокрушительную и быструю победу.

Самое трудное будет, конечно же, отобрать у всех авиапассажиров планеты все колющие и режущие предметы. А потом надо будет еще «отстегнуть» ненавидящим вас нищим денег. Они, вот увидите, вас тотчас же начнут обожать. До гроба.