Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Философия нищеты

29.01.2001, 11:12

Как-то раз один не самый последний клерк, и даже не клерк вовсе, а кое за что ответственный работник Министерства иностранных дел спросил меня: «Вот вы там, если увидите кого из руководителей, спросите, как мне прожить на 600 рублей в месяц?» Я тогда, помнится, должен был лететь с какой-то высокой делегацией. Обещать, впрочем, ничего не стал, не стал и спрашивать. Потому что ответ известен: они не знают. А вспомнил я о нем, потому как днями Владимир Владимирович Путин общался с работниками данного ведомства и прямо-таки требовал от них более активно продвигать величие нашей державы и ее интересы на международной арене.

Живо представляю себе эту картину. Встречается этакий наш Акакий Акакиевич на международной арене с выкормышем гнезда какой-нибудь Олбрайт и давай отстаивать наше величие и интересы. День отстаивает, два отстаивает, три отстаивает. А на четвертый выкормыш его возьми да и спроси: «А чего это вы, милейший, все в одном пиджаке ходите? Не иначе как у вас второго–то нету...»

Мы – страна Акакиев Акакиевичей. Наши несчастные правители окружали и продолжают окружать себя огромной армией госслужащих, официальная зарплата которых дает основание лишь для определения их в социальную категорию голодранцев. Оно, конечно, во всех популяциях есть особи, на коих покоится прогресс и выживание вида. Эти воруют и берут. А остальные – нет. И даже не потому, что не хотят, а потому, что чаще всего не с кого. Вокруг этой армии голодранцев еще множество армий таких же голодранцев, получающих свое пособие, которое неприлично называть зарплатой, из так называемого государственного бюджета.

Подавляющее большинство населения страны влачит существование на суммы менее и много менее $100 в месяц, причем большинство из этого большинства и такой суммой совершеннейше бывает довольно. Россию населяют учителя и профессора не дороже 50 баксов, примерно по той же цене – врачи. Почти задаром идут медсестры, вносящие славную лепту в статистику смертности от их ухода после операций. Чуть подороже те, кто перевозит голодранцев на работу и обратно: дешевые по всем мировым меркам летчики, железнодорожники и просто шоферы. Если кто из благополучных москвичей не знает, можно напомнить: во многих местах нашей славной родины слишком уж регулярный проезд по 5 рублей «за ходку» многим не по карману. Милиционер крупного города и с погонами, охраняющий, согласно новому распорядку, не только сон и покой голодранцев, но и частную собственность ненавистных ему малочисленных буржуинов, высоко ценит оклад в 2000 рублей и ни видом своим, ни образом мыслей и жизни своей не похож на «крепкого орешка» Брюса Уиллиса. Да и 2000 рублей — это местами почти роскошь, а думать, что среди ментов берут все,– это тоже заблуждение. Потому как когда есть с кого, то возьмут непременно (как же не взять-то!), но вот много ли таких «дойных коров»?

Очень квалифицированный рабочий или инженер-конструктор, собирающий нечто, что призвано составлять гордость нашей богатой Родины, почтет за счастье 150 баксов в месяц. Но это счастье ему обламывается крайне редко. Шахтеры – те, бывает, идут чуть подороже. Поэтому им стараются денег часто и регулярно на руки не давать, чтобы они с них не сдурели. И этот список бесконечен.

Правят голодранцами вроде бы такие же голодранцы. Потому как, если посмотришь на их официальную зарплату, у всех, включая высших — прости господи — руководителей, она не зашкаливает за 1000 у. е. В Буркина-Фасо, наверное, оклад президента повыше будет.

То есть мы — страна бедных людей. Увы, во всех смыслах этого слова. Что в общем-то давно известно. Единственная отрада – это то, что голодранцы-правители (здесь же – голодранцы думцы с голодранцами-губернаторами) все же смотрятся молодцами: «ролексы», «Версаче», «Ауди-6» и 8, «мерсы» и прочая ерунда. Все, как водится, подарки либо заработанное лекциями и написанием умных и благородных книг. И никак иначе — не подумайте чего плохого.

И еще есть процента три населения официально неголодранцев (футболисты, фигуристы, теннисисты, рок- и поп-звезды, олигархи и «продвинутые» бывшие ларечники), а также к ним примкнувшие процентов 25-30, которые официально голодранцы, а неофициально совсем даже нет, но непонятно как именно. Вот эти люди и портят всю картину. Потому как им затруднительно бывает сказать: «Заткнись, быдло, а то и этой похлебки не дам». Они, понимаешь, имеют собственное достоинство и слишком много о себе понимают. Они – вот уж распустились, сволочи! –позволяют себе думать и даже временами говорить вслух, что именно на их деньги, изымаемые в виде налогов и иным способом, глядятся такими молодцами голодранцы-правители, поэтому они-де обязаны держать ответ. «С эдаким нахальством пора кончать»,— давно, видно, уже подумали там, наверху.

Первым, кажется, прокололся президент, причем даже не заметил как. А может, он даже и не сам прокололся, а его Кох «проколол». Коха, того по-человечески (согласно его же, Коха, простодушному публичному признанию) Их Превосходительство позвали к себе в гости, на дачу, дабы объяснить: мол, НТВ бери с потрохами, но чтобы только крови журналистской не лить — мол, свободе слова от этого поплохеет, а я ее гарант. То есть никого, мол, не увольняй. Оно, конечно, гарант-то он гарант, но ведь президент – гарант не только слова свободы, но и прав частной собственности. И если тот же Кох не врет, когда утверждает, что ухватил себе контрольный пакет НТВ, то почему новый хозяин для проведения реорганизации вновь приобретенного бизнеса должен всякий раз сноситься с Их Превосходительством, как будто именно они-с, а не Кох какой-то и есть истинный собственник? Может, Кох тут все-таки что-то поднапутал или лишнего сказал?

Впрочем, уже ясно, что основной проблемой Коха или другого нового хозяина НТВ будут тамошние люди, которые, как назло, не оказались голодранцами. Дабы вызвать к ним отвращение со стороны прочего голодранного большинства, Генпрокуратура с размаху дала всему составу «Медиа-Моста» под дых: опубликованы «сенсационные» данные о том, что те (вот оно как!) много получали, а некоторые, особенно заметные (и потому голодранцам они по замыслу публикаторов зарплатных ведомостей должны быть особенно противны), получали просто очень много. А совсем некоторые позволили себе наглость покупать в кредит квартиры, которые в идеале в стране исключительно голодранцев получать было бы крайне желательно лишь одним способом – путем зализывания ануса вышестоящего голодранного руководства.

Вот пусть теперь, решил жестокий карающий ум прокурора, объясняют голодранцам — врачам, учителям, милиционерам и музейным работникам,— а также полунищим провинциальным собратьям по перу, почему им было так хорошо, пока тем было так плохо. И почему они, рассказывая нищим голодранцам о жизни и деятельности богатых голодранцев несколько больше, чем последние того хотели, брали себе такие большие по меркам нищих голодранцев «комиссионные».

А пока неголодранные энтэвэшники останутся один на один с голодранным большинством гутарить на вечную тему о свободе слова и его цене в нищей стране (а оно, это большинство, не пойдет ведь, как недавно было в Чехии, протестовать или, напротив, защищать свое телевидение на улицах городов от происков политиков), мидовские Акакии Акакиевичи в лице лично чрезвычайного и полномочного посла будут, «продвигая наши интересы и защищая наше величие», совать бруклинскому судье залог $750 тыс. за бывшего завхоза Кремля (с, между прочим, очень скромным окладом), якобы попавшегося на 25 млн баксов «комиссионных».

Воистину — бедные люди…