Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Самое мощное оружие против Америки

10.02.2003, 13:53

Америка никогда не выиграет войну против Ирака. Даже если лично президент Буш, облачившись в форму спецназовца, с винтовкой М-16 наперевес проникнет в спальные покои Саддама Хусейна и удушит его подушкой в ожесточенной схватке на манер практикуемых в хеппи-эндах голливудских боевиков.

Америка и сонмище ооновских инспекторов совершенно зря рыскают по иракской пустыне, принюхиваясь и присматриваясь в поисках некоего глубоко запрятанного ядерного или химического оружия. Потому как главное и самое мощное оружие Саддама не это. И оно совершенно не секретно. Оно нигде не зарыто и никем не утаивается. Вы еще помните, как это у нас говорилось лет эдак с 15 назад: «наше главное богатство – это великий советский народ». Вот так и там: его главное оружие – это великий иракский народ. Числом 26 миллионов душ. И эти души – непобедимы. Прежде всего потому, что им с ним, Саддамом, хорошо. Формула счастья проста, как палка.

Вот она.

Среднестатистическая иракская семья из пяти человек на месяц получает килограммов эдак под 90 всяческой еды: мука, рис, сахар, растительное масло, бобы, чай, 16 пачек мыла и пр. Стоит это все, в пересчете на привычную нам валюту, 60 центов. В месяц.

За десять лет правитель создал такую систему распределения, перед которой официально склонила в почтении голову сама ООН, признав ее лучшей, крупнейшей и наиболее эффективной системой распределения из всех, которые только знала история человечества.

Те, кто еще недавно саркастически смеялся над итогами референдума о доверии себе любимому, устроенного диктатором, получившего в итоге ровно 100% «поддерживаем и одобряем», они еще продолжают смеяться столь же саркастически? Могут, конечно. Но их извиняет лишь то, что они никогда не жили при тоталитарном счастье и потому не могут нутром понять, что это такое – завораживающее, сладострастное, добровольное рабство. Они никогда не смогут понять, что такое счастье раба, всегда вовремя накормленного, обогретого и не побитого в обмен всего лишь на безраздельную любовь к Хозяину. Это «всего лишь» ведь ему, рабу, в сущности, ничего не стоит и проистекает прямо из его рабской души.

В совершенствовании своей системы распределения Хусейн пошел куда дальше примитивных советских потуг с их замусоленными карточками и отрезными талончиками с расплывающейся грязно-синей собесовской штампушкой. В его арсенале – современные компьютерные средства и информационные технологии. Это все – развитая инфраструктура с развитым транспортом, системой хранения, учета и своевременной доставки, при которой гарантированно не будет забыт и позаброшен ни один верноподданный.

В свое время создатели системы такого равного для всех счастья сознательно отказались от того, чтобы сосредоточить все распределение в каких-то государственных учреждениях – чтобы не было очередей (их нет!). Равно как и от передачи столь важного дела в руки частных торговцев – чтобы избежать хаоса и спекуляции (этого нет тоже!). Во всех районах были организованы специальные распределительные склады, откуда 50 тысяч частных подрядчиков обязаны доставлять продовольствие населению по символическим ценам. При этом у населения на руках находятся отпечатанные правительством «распределительные книжки», по которым оно может сверяться, что и сколько ему, населению, положено.

Тратя на закупки еды в пересчете на каждого иракца 11 долларов (получая от экспорта нефти 3,6 млрд долларов, согласно программе ООН «Нефть в обмен на продовольствие») и продавая по 60 центов, Хусейн при этом выдерживает абсолютно все диетические и калорийные нормы питания, рекомендуемые той же ООН. Мало какая страна, могущая похвастать тем, что ее граждане живут, пользуясь плодами СВОБОДЫ, может превзойти по тотальной, абсолютно равной для всех гарантированной калорийности саддамовских верноподданых.

Все граждане занесены в единую компьютерную сеть: фамилия, имя, номер идентификационной карточки. Если семья переезжает, она просто уведомляет правительство, куда именно ей пересылать теперь еду (никакой разрешительной прописки, даже в столице). Если рождается ребенок, то по предоставлении соответствующей справки, вы начнете получать детское питание. Если кто-то в семье умер, то у вас три месяца на то, чтобы поставить в известность об этом правительство. Компьютерная система проста и надежна. Она не врет, исключает подтасовки и никогда не ломается. В ней нет вирусов, поскольку она – изолирована от внешнего мира. ООН несколько раз проверяла систему распределения и ни разу (НИ РАЗУ!) не нашла никаких даже намеков на коррупцию, блат или нечто подобное из милых и привычных нам штучек.

Это не только самая мощная распределительная система в мире, она же – самая сильная в мире система гражданской обороны. Не случайно в тот самый момент, когда давление свободолюбивой Америки стало (примерно с осени прошлого года) нестерпимо перерастать в намек на неизбежность войны, рационы питания для иракцев были тотчас увеличены ровно в два раза, снабжение стало осуществляться наперед: к примеру, в январе люди получали пайки за апрель. Так что мало сомнений в том, что рабы (помните ли и эту чудную формулу?) «еще теснее сплотились вокруг революционного руководства страны». Любовь к нему будет согревать их сердца под самыми жестокими американскими бомбардировками. И ее ничем не поколебать. И они будут сражаться за нее до последней капли крови. Им на помощь придут интернационалисты — такие же, как они, фанаты подобной системы счастья. К примеру, 2500 добровольцев из России уже зарегистрировались при иракском посольстве в Москве.

Между прочим еще до всяких санкций Хусейн всегда субсидировал продовольствие – включая импортные шотландские виски и французские коньяки, а также иные предметы роскоши. Не говоря уже о таких вещах, как аргентинская говядина или индийский чай (со слонами, помните?), почти дармовая квартплата, электричество и прочие коммунальные услуги. Если кто еще не знает, Хусейн ведь – никакой не исламский фанатик и не фундаменталист. Он – светский человек и притом социалист. Почти как Брежнев. Только чуть пожестче.

И теперь Америка собирается со всем этим воевать. Неся освобождение? Но в этой стране его никто не ждет, не просит, более того – категорически не желает. Насаждая свободу? Но разве они не подозревают, что есть нации, для которой гарантированная пайка дороже свободы? И что самые большие проблемы для таких наций и народов их окружающих начинаются именно тогда, когда горечь утраченной пайки жжет опустошенные сердца сильнее света и искушений свободы.