Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Кремлевские утята

05.01.2004, 12:55

Нет, все-таки не удастся президенту остаться на выборах один на один с гробовщиком Стерлиговым. Стали подтягиваться и другие желающие составить массовку по переизбранию Владимира Владимировича. Соратник по невидимому фронту (но при этом как бы коммунист) Харитонов, неудовлетворенная собственным и своей партии поражением и настаивающая на полноценном политическом харакири Хакамада, сразу два «дублера» от «Родины» – Геращенко и Глазьев, товарищ Жириновского по партии (сам-то не решился), ну и еще кое-кто. Вроде, на первый взгляд, все – не страшные.
Некоторые, говорят, даже как бы марионетки. Мол, только им свистнут кукловоды из Кремля – так они сразу честь отдадут и примутся за свои предвыборные деньги славословить Владимира Владимировича. Так в других странах бывает. Особенно тех, где оппонент в душе опасается, как бы его, по следам некстати удачного выступления (к примеру, наберет больше ему отписанного), не замочили бы в темному углу.

Может, оно и так.

Только вот плоха та марионетка, которая сама не мечтает стать кукловодом.
Так и управляемая демократия. Она в сущности всем прелестна – до тех пор пока цели, которые ставят управляющие, совпадают с результатами, получающимися у управляемых.

Вот взять, к примеру, те же думские выборы. Рецепты-проценты вроде всем были выписаны с точностью до «миллиграмма», то есть до процента. И лишь один «утенок» по имени «Родина», говорят, чуть-чуть перебрал по сравнению с тем, что ему было выписано. Несильно, процента три-четыре. Оно бы и пусть бы с ними: люди вроде все знакомые, в пиджаках с галстуками, сильно не кричат, вешать тоже никого не призывают. Разве только Чубайса – да и то не за шею, а за… Злой шутки как бы ради.

Но стали отчего-то в кулуарах шептаться: мол, вот эти три-четыре процента – они управляемой демократией вовсе даже не предусматривались. Просто, шептали кулуары, эта идея пришла в голову Самому – чтобы что-то такое было одновременно и патриотичное, и не коммунистическое. И идея эта оказалась столь живучей, что чуть-чуть зажила своей собственной жизнью. Не так чтобы сильно зажила – на три-четыре процента. Но все же.

К тому же там помимо «безобидного» патриотизма много всяких других «идей» по ходу дела появилось, например, о том, чтобы «сверхдоходы» перераспределять. Разумеется, в пользу бедных. Эта последняя идея особенно народу нравится. Тем более что понятие «сверх» он испокон веков научился определять на глазок – буквально по роже.

Покамест недавно вылупившиеся из кремлевских яиц «утята» разучили не мудреное, но не русское слово «рента». Народ, даром что простой насквозь, все равно понял по-своему и как надо: это, братва, такая халява, русский вариант манны небесной. Стало быть – берем.

Но к президентскому шоу надобно уже в чем-нибудь новеньком выступить.
Потому что нынче ни одно шоу долго не живет. Приедается быстро.

Кстати, любопытно, что тотчас после обнаружения «на три-четыре процента самостоятельной жизни» дипломанты думского конкурса во всеуслышание всех уверяли, что на президентские выборы не пойдут, потому как Владимир Владимирович их совершеннейшим образом устраивает. А перед самым Новым годом, когда все демиурги управляемой демократии навострили лыжи и двинули в сторону Куршавеля – вдруг передумали. Притом передумали целых два раза: выдвинули аж двоих своих – банкира и экономиста. Чтобы, значит, наверняка.

Получается тогда, что Владимир Владимирович прямо в Рождество им разонравился, и они решили его немножко обороть? Тогда хорошо бы уточнение, насколько немножко – довести до второго тура или насовсем?
Еще получается – просто по жанру, – что им всем теперь надобно будет Владимира Владимировича немножко начать критиковать. Не правительство «ненавистное касьяновское», не администрацию волошинско-сурковскую, не всяких-разных других «бояр», извращающих единственно верную линию, а лично г-на Путина В.В. Интересная получается ситуация. Между прочим, давно ее не было уже. Многие, слишком многие даже как-то отвыкли.

Понятно, за что будет критиковать Путина В.В. г-жа Хакамада И.М. За отсутствие правового либерализма и приверженности, так сказать, свободам. Флаг ей, как говорится, в руки. Это – не страшно. Свободы у нас всегда были в чести. В том смысле, что их громких и тихих глашатаев народ непременно сдавал жандармам.

Понятно и то, за что будет критиковать Путина В.В. бывший банкир Геращенко. И это – тоже нестрашно. У него к президенту личные счеты: он ему пенсию маленькую назначил. Понятно, что тов. Харитонов будет решительно требовать восстановления на Лубянке памятника Дзержинскому.

Но интереснее всего в этой компании, конечно же, Глазьев. У него есть убежденность в идее, которая в этой стране, похоже, не умрет никогда, каким бы каленым железом ее не выжигали. Эта идея – социалистическая. И хотя он порой путается в экономике, с точки зрения обывателя – это совершенно неважно. Как не важна обывателю вообще вся эта экономика. Важнее – убежденность в том, что так называемая социальная справедливость достижима. И ради нее, родной, можно пойти на все.

Можно, к примеру, в развитие мыслей о ренте бросить в массы мысль о пагубности 13-процентного подоходного налога для всех. Пусть, мол, богатые платят больше. Лично мне кажется, что 13-процентный подоходный налог при любом раскладе не переживет второго срока и президента Путина, если он действительно будет переизбран. Вопрос лишь в том, кто первым бросит мысль в толпу. Ведь «дело Ходорковского» тоже должно продолжаться.

И вот, представим себе: по ранней-ранней весне выходит, значит, Глазьев на публику с набором разных всяких социальных справедливостей – и начинает согласно жанру самой кампании (ведь Глазьев же понарошку не умеет, ибо к театральной школе Жириновского не принадлежит) рассуждать о том, что, мол, Владимир Владимирович сам по себе, может, человек хороший, только у него не все получается. А кое-что не получается вовсе: к примеру, воровать и взяточничать стали больше, оборотни кругом. И все это – в прямом телеэфире. Где такого давно уже не было слышно.

Тут получается – развилка. Она же, как говаривал бывший президент, загогулина. Потому как если Глазьева и прочих не в меру заживших своей собственной, не предписанной им жизнью, начать грубо отжимать от эфира, превратив выборы в референдум по одобрению «политики Владимира Владимировича», то может случиться так, что народ соскучится и на выборы не пойдет вовсе. За очевидностью результата. Если соскучившегося народу окажется больше, чем половина, выборы объявляются несостоявшимися, назначаются новые, где ныне баллотирующиеся кандидаты баллотироваться уже не могут. Включая, заметим, и самого Владимира Владимировича. Или – другой вариант: резвость патриотов-социалистов окажется столь заметной, что втянет кампанию во второй тур. Что само по себе уже конфузно.

Если мне кто-то сегодня скажет, что кукловоды совершенно точно наперед знают, чем именно все это дело закончится, то я ему на это замечу: а вы уверены, что кукловодов наверху именно столько, сколько кажется? Что у этой пьесы всего лишь один сценарий и непременно со счастливым концом? Что демократия по-прежнему очень управляема? И что никто из марионеток уже не пишет сценарий собственного спектакля?
Автор – шеф-редактор газеты «Известия»