Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Никому не интересный Бакили Мулузи

26.01.2004, 12:47

Президент Бакили Мулузи правил в благодатной стране ровно два президентских срока. Он, в общем-то, неплохой парень, этот Бакили Мулузи. Стал президентом не в результате никакого переворота, узурпации или, упаси бог, заговора, а вполне демократическим, как теперь принято, путем — после того как победил на вполне чистых и честных выборах (которые, между прочим, были многопартийными) другого известного в благодатной стране деятеля Хастингса Камузу Бангу. Тот тоже был парень неплохой, особенно до того, как стал править благодатной страной. Но шибко амбициозный. Считал, что у него – Миссия. Следуя этой миссии, фактически основал независимое государство. Но затем, уже взойдя во власть, как-то довольно быстро воодушевился ее обаянием – взял да и провозгласил себя пожизненным правителем, окружив подобострастной свитой на манер некого махараджи. И правил бы, наверное, согласно собственному самопровозглашению долго и прибыльно для себя и ближнего круга, если бы, повторим, не Бакили Мулузи и состоявшиеся под давлением политической необходимости многопартийные выборы. К тому же, справедливости ради, стоит отметить, что этот Хастингс Камузу Бангу под конец своего правления сильно «поддостал» благодатную страну и ее граждан своими выходками и воровством собственного окружения.

В общем – вполне обычная история.

Впрочем, те демократические многопартийные выборы случились уже давно. И много воды утекло с тех пор. Как утекли и два президентских срока всенародно избранного Бакили Мулузи. А ведь даже два срока, пусть и завоеванные в трудной многопартийной борьбе, когда-нибудь все равно истекают. И обычно так случается с правителями во многих местах планеты, что как только истекают эти отведенные им конституцией (а по нынешним временам почти во всех странах принято заводить себе какую-никакую конституцию, пусть даже самую захудалую) два срока, то особенно нестерпимым становится желание продлить сладострастное очарование власти еще и еще, еще и еще. Как тот прекрасный летний сон, что снится нам обычно в пору безмятежного детства, и отличительной чертой которого (сна, разумеется) всегда, как правило, бывает сказочная безнаказанность и сказочная же вседозволенность…

Даже и просыпаться не хочется.

…Как поется в одной знаменитой советской песне в исполнении убедительного в своей патриотичности Марка Бернеса – «пока я ходить умею, пока я дышать умею…» Так и наш – всенародно избранный Бакили Мулузи. Ему тоже уходить из власти почему-то не захотелось. Ведь, как говорится, молодой еще. Полон сил и энергии. А главное – властных планов.

Но по нынешним временам вроде как считается неприличным взять просто так и сказать деловитым хамским тоном на манер уличной шпаны с президентского трона: пошли все вон, холуи, с вашими выборами, я остаюсь еще поправить, потому как мне очень нравится. Надо нынче соблюдать демократические приличия. Поэтому в прошлом году наш всенародно избранный герой затеял провести, так сказать, зондирование народных чаяний: а вдруг народ его не отпустит. Вдруг возопит остаться. Ведь рейтинг после даже двух сроков у Бакили нашего Мулузи – хоть куда. Народом, стало быть, любим. И к чему, спрашивается, на покой? Не расточительно ли для вертикали власти?

Мулузи решил посоветоваться с партией. Тем более что у партии той (родной для него) в парламенте благодатной страны было какое надо большинство. С таким большинством – можно горы своротить, не то что конституцию с ее двумя сроками. И начал наш Мулузи широкую внутрипартийную кампанию-дискуссию за то, чтобы продлить собственные полномочия.

Но вот как раз на этом самом месте случился с ним полный внутрипартийный облом. Потому как, несмотря на всенародную любовь и высоченный рейтинг, внутри его родной партии по имени Объединенный демократический фронт почему-то схлестнулись разные точки зрения. Это, кстати, тоже непременная черта современной жизни. Где-то даже обидная: почему-то всегда, пусть даже в самом потаенном углу, в родной, казалось бы, насквозь, до портянок, партии — да обязательно затаится какой скептический плюрализм, которому только дай волю – выльется в критиканство заведомо мудрых решений и действий власти, а то и вовсе – в полноценную оппозицию. Гадость какая!

Так и в этой вроде бы единой, Мулузи поддерживавшей партии случилось. Потому как на всякого Бакили Мулузи даже в самой разъединой из всех единых партий непременно найдется (а уж к концу второго срока как пить дать найдется) свой Джастин Малевези. По должности – вице-президент благодатной страны. Стало быть, должен быть, казалось, тенью нашего Мулузи. Нишкнуть должен и не вякнуть. Ан нет. Забыл, кому обязан карьерой своей, влиянием каким-никаким, да и постом вице-президентским из ничего раздутым. Так тоже бывает.

Короче, стал этот Джастин Малевези против нашего Мулузи «тянуть». И подговаривать товарищей по партии, что, мол, рожа у этого Мулузи треснет, чтобы ему еще срок продлять. Мол, порулил – и вольно, теперь другим надобно.

И вот одни в единой партии стали говорить: пусть, мол, Малевези правит, не надо отвлекаться на совершенно ненужные, хоть и демократические, процедуры. Надо, мол, работать по преумножению и даже удвоению ВВП, а всякие там избирательные кампании – это одна только популистская суета, расшатывающая вертикаль власти да оглупляющая народ всякими глупыми телевизионными роликами. К тому же это есть явно пустое растранжиривание средств, которые, в ином случае, можно было бы пустить на увеличение всяческих денежных пособий сиротам и одиноким матерям, на повышение зарплаты учителям и врачам.

Ан нет, возражали другие члены той же партии власти, видимо, исходя из экзальтированной фетишизации демократии и такого ее важного принципа, как ротация руководящих лиц. Посидел два срока – и полноте. Потому как, если продлить ему президентский срок, получится из Бакили Мулузи форменный Хастингс Камузу Бангу. В том смысле, что потом уже за уши от власти не оттащишь. Захочется продлять ее вечно, когда уж и рейтинга не станет, и всенародной любви, да и ходить-дышать уже станет совершенно затруднительно без специальных медицинских устройств.

И тогда наш Бакили Мулузи сдался: хрен с вами, дорогие соратнички, сказал он партийцам. Не хотите мне срок продлять – вот вам преемник. Преемника зовут Бингува Мутарика. Он, между прочим, экономист. Знает толк в ренте всякой. Стало быть, сохранит преемственность курса, а также оградит от неприятностей тех, кто был все два президентских срока близок к телу Бакили Мулузи, стало быть, мог получать кое-какие от такой близости привилегии, стало быть — создали основание быть рано или поздно посаженными в тюрьму за коррупцию. Так, увы, обычно тоже бывает.

Преемник преемником, но в стране, как назло, случилась еще и оппозиция. Аж шесть партий, хоть и маленьких.

Эти шесть маленьких партий подписали пакт о единстве политических действий. Закоперщиком предвыборного единства выступил политик-ветеран Гванда Чакуамба. Однако теперь оппозиционерам предстоит договориться о едином кандидате. Что всегда трудно. А чаще всего – невозможно. Претендентов на роль нового спасителя отечества от «мулузизма-авторитаризма» немало: тот же Джастин Малевези, разочаровавшийся в непосредственном начальнике и расколовший партию власти, некогда, казалось, совершенно единую, неделимую и находившуюся вне всякой оппозиционной конкуренции; уже упомянутый Чакуанда, бывшие министры от правящей же партии — Алеке Банда и Браун Мпинганджира, а также знаменитый активист и борец за права человека Вера Чирва. Куда ж без борца-то?

Впрочем, что-то мы увлеклись…

Как? Неужели вы не знаете всех этих людей? Они же – вершители судеб в своей благодатной стране. Вокруг них бурлят страсти — политические мордасти, а местное телевидение почитает за честь слупить с них денег за непредвзятую пропаганду взглядов. И это только из какого-нибудь надменного, зажравшегося швейцарского Давоса кажется, что благодатная страна Малави, расположенная в южной части Африки, – это никчемная, невлиятельная и никому уже не интересная страна, и кипящие там страсти-мордасти – тоже никому не интересны. А там, собственно, все то же, что и везде по миру: власть, оппозиция, два срока, выборы всякие, конституция (в смысле менять— не менять). Но никто не мучается за пределами благодатной страны вопросом – «Who is Mr. Muluzi?» Потому как – неинтересен он.

Впрочем, подобные вопросы в Давосе, как показала нынешняя очередная встреча Всемирного экономического форума, и применительно к гораздо более северным и крупным странам уже более неактуальны. Ввиду полной ясной никчемности на них ответа.

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»