Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Учение Канта всесильно

02.02.2004, 13:15

— Хотите ли вы, чтобы все были счастливы, здоровы, богаты, равны и незлобивы? — А то!

— Хотите ли вы, чтобы на всей Земле был установлен такой строй, такой режим правления, при котором все были бы счастливы, здоровы, богаты, равны и незлобивы? — Да ни за что!

Все хотят мечтать, но мало кто хочет и может копаться в грязи или, не дай бог, харкать кровью ради овеществления своих сказочных видений. Все восхищаются мечтами и мечтателями, но не преминут предать забвению свои персонифицированные идеалы во имя чисто житейского прагматизма.

Обычно, с регулярностью примерно раз в год, в приличном, политически осведомленном буржуазном обществе, в той его части, которая еще по остаточному принципу интересуется чем-то помимо собственного домохозяйства и близлежащих «сейлов», принято ткнуть пальчиком в сторону «этих русских»: мол, вы только полюбуйтесь, экие недемократические варвары – уж 21-й век на дворе, а они все любят и любят своего Ленина, почитая его величайшим деятелем ХХ века.

На русских же просторах, как известно, один из самых распространенных аргументов в любом споре является – «сам дурак!» Когда помогает, когда – не очень. Так вот.

«Sapere aude», — любил повторять старик Эммануил Кант (умерший аккурат 200 лет назад – 12 февраля 1804 года) своим современникам (примерно так — «имей мужество использовать собственное понимание»). Известный у нас благодаря многолетнему вбиванию в головы соответствующих догм как великий диалектик, он между тем не очень любил распространяться на тему своего другого важнейшего жизненного наблюдения: человек слишком ленив, малодушен и труслив, чтобы мыслить рационально. Я, разумеется, думаю, что это и есть его главнейший философский вывод, но, полагаю, со мной многие не согласятся.

Взять, к примеру, тех же немцев. Вы думаете, кого они считают самым лучшим, самым выдающимся человеком в своей истории? Иоахима Гутенберга или Мартина Лютера? Иогана Себастьяна Баха или Людвига ван Бетховена? Александра Гумбольдта или Альберта Эйнштейна? Самого Эммануила Канта? Конечно же, нет. Ни одного из этих людей они не считают самым лучшим и достойным человеком своей истории. Вы уже, наверное, догадались, кого они таковым считают.

Правильно. Карла Маркса.

Правда, соответствующий опрос проводился недавно не по всей Германии, а лишь в восточной ее части (в масштабах всей страны победила тройка — Конрад Аденауэр, Мартин Лютер и тот же Карл Маркс). Но все равно любопытно. После полутора десятка лет ударного капиталистического строительства выяснилась очередная сущая банальность: мечту о всеобщем счастье не за свой счет не задушишь и не убьешь. Даром что западные богатенькие братья по расе вкачали в экономику бывшей ГДР не менее 70 миллиардов долларов, развернув колоссальное строительство, создав лучшую на сегодня на планете систему телекоммуникаций, проложив линии скоростных (250 км/ч) поездов, завалив полки магазинов немыслимыми ранее товарами и запрудив улицы, ранее видавшие, в основном, лишь «трабанты», новейшими автомобилями. А все равно милее всех Маркс! Забыли и «штази», и то, как на месте стреляли в тех, кто пытался пересечь Берлинскую стену. Забыли, как ломились в закрытые границы. И то, что, собственно, крах Германской Демократической Республики технически начался с того, что чуть пораньше отчалившие от соцлагеря венгры открыли свои границы на Запад, через которые и ломанулись из своей страны вон сотни тысяч восточных немцев.

Ничего это, оказывается, не важно – по сравнению с великой мечтой о том несбыточном времени, когда на Земле не будет ни частной собственности, ни государства, ни религии, ни формальных законов, ни «буржуазного брака», ни даже семьи как воплощения буржуазного общества.

Означает ли это, что немецкие «мечтатели» готовы уже сегодня отказаться хотя бы от одного из вышеперечисленных «зол» человечества? Да ничуть.
Означает ли это, что надо до бесконечности пытаться потрафлять мечтателям, пытаясь «учитывать» факт наличия такой вот мечты в своей повседневной государственно-политической работе? Конечно же, нет. Учитывать «фактор Макса-Энгельса-Ленина» в политике — это все равно, что формировать в парламенте фракцию борцов за повышение уровня и качества загробной жизни.
Однако именно этим сомнительным занятием так, увы, любят заниматься не столько земляки Канта и Маркса, сколько земляки Ульянова-Ленина. У них какую предвыборную кампанию или даже просто политическую речь ни возьми – сразу чувствуется: мечтатели! Про что ни начнут говорить – непременно свернут на «социальную справедливость». Какие планы ни начнут излагать – так и проскальзывает мысль: это все для них какие-то временные, тактические уловки, дабы потянуть как-то время до той поры, когда, наконец, настанет подлинное человеческое счастье. Без олигархов и вообще частной собственности, конкуренции, рынка этого треклятого, без неравенства, а главное — без надобности «париться» на работе за презренные денежные знаки. В загробной жизни. В загробной стране. Как бишь она называется? То ли ГДР. То ли СССР. И хочется что-то все время спросить-уточнить у кого-то Самого Главного: так, мол, мы здесь или там? Мы в СССР или в ГДР, или все же в 21-м веке? Но он чего-то все ничего не рассказывает и не рассказывает. Наверное, тоже о чем-то размечтался…

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»