Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Ольха на березе, или Об антиамериканской гордости великороссов

24.05.2004, 11:54

На днях где-то в Подмосковье маленький мальчик поднял на ноги спецслужбы.
Он куда-то со школой ехал на экскурсию. Ехать было долго, мальчик заскучал и решил пошутить. Дети, знаете ли, такие баловники!

Он написал крупным ломаным детским почерком на бумажке: «Помогите! Здесь террор!». И прислонил ее к стеклу, когда проезжали какой-то пост ГАИ.
Народ нынче, хотя и по-русски расслабленный, все же несколько пуганый. Поэтому – боевая тревога, сирены, мигалки, погоня. Автобус блокировали. Остановили. Обыскали. Благо что не стали брать штурмом и стрелять.

Ну и что? Собственно, ничего. Выдрать бы его – и дело с концом.

Если бы не одна фраза, предпосланная одним уважаемым информационным агентством, изложившим историю этой «шутки»: «Насмотревшись голливудских боевиков, мальчик…». Далее – по тексту. Почему он насмотрелся именно голливудских боевиков? Откуда в агентстве такая уверенность по поводу пагубности просмотренных именно этих боевиков, вообще уверенность в наличии прямой связи между вчерашним телебдением и сегодняшней нездоровой шуткой? А ведь те отечественные «боевики», которые крутят почти безостановочно все российские каналы (бесчисленные «бригады», «улицы разбитых фонарей», «дальнобойщики» и прочие «менты») не отличаются от «голливудских» ни большим гуманизмом, ни меньшим числом сцен насилия, не говоря уже о совершенно немыслимом в ханжеском «массовом» Голливуде сексе. Отличаются они, как правило, на много порядков меньшим бюджетом, который чаще всего ведет к стремлению компенсировать дефицит финансов профицитом «дешевого» мордобоя. И полным отсутствием какой-либо морали – хотя бы в виде «добро всегда побеждает зло».

Просто это – «оговорка по Фрейду». Просто это сидит глубокого в подсознании едва ли не большинства тех, кто рулит «масс-медиа», большинства телевизионщиков. Потому что это сидит в подсознании большинства российских политиков и иного рода деятелей, заказывающих телевизионщикам «картинку», а агентствам – «картинку» новостей. В подсознании прочно вбито, а тем, у кого еще не вбито, вбивают: «западное – это плохо». Безотносительно к тому, что именно западное, из какой части западного это взято и насколько походит на наше родное российское. И плохо ли оно на самом деле. Впрочем, то, что заведомо на этом треклятом Западе даже вдруг и хорошо, – ни за что не попадет на российские телеэкраны. Поэтому то, что хорошо, уже давно никто даже и не пытается искать. Все ищут только «чернуху и порнуху».

Все – ровно так же, как было в старосоветские времена, когда холеный и трясущийся над своим номеклатурным выездным местом комментатор, с огоньком в глазах уверял своих заокеанских советских соотечественников: «Яркими огнями сверкают предрождественские улицы Нью-Йорка (Торонто, Парижа, Лондона), но нерадостны лица нью-йоркцев (парижан, лондонцев и пр)»… Потому как – безработица, преступность, военщина распоясалась и негров гнетут. И лишь один какой-нибудь ментальный урод типа доктора Хайдера (жалкое подобие теперешнего кинорежиссера Майкла Мура с его «9/11 по Фаренгейту»), голодающий в знак протеста против политики очередного Буша, становится вдруг нашим всем и с ним начинают носиться как с писаной торбой.

Носятся-носятся, а потом – глядишь: страна обанкротилась и развалилась, а у «загнивавших» янки – как-никак 26% общемирового ВВП, как с куста.
Быть может, непосредственного такого вот заказа прямо из Кремля – «мочи Америку и Запад» — даже и нет вовсе. Но он – носится в воздухе. Он там висит густым туманом, его впитывают, стараясь уловить даже там, где его вообще нет, всеми фибрами своих мятущихся медийных душ. Так этим душам кажется безошибочнее. Так можно скрыть собственную теле-бездарность и теле-бессодержательность. Так можно не «париться» над тем, чтобы вуалировать гримасы собственной жизни или объяснять все сложности и отдельные непопулярные повороты, скажем, президентской политики. ТАК – это заведомо должно понравиться всем. А кому не понравится, то он же не станет в теперешней-то России открыто критиковать антиамериканский, скажем, телерепортаж. Значит, репортаж можно сделать немножечко бездарным, и эта бездарность тоже заведомо будет вне критики.

Все это уже – было, было, было. К примеру, во времена Лысенко непременно надо было произнести соответствующие мракобесные заклинания перед тем, чтобы что-либо вообще говорить по существу. Мракобесная безграмотность Лысенко тоже прикрывалась надежной броней борьбы с космополитизмом и западническим вейсманизмом-морганизмом. Вернее, эта броня считалась тогда надежной. Сегодня едва ли не 80% сколь-либо смышленых российских биологов и генетиков пребывают на ПМЖ на родинах вейсманизма-морганизма. И все они считаются там сильной школой. Выходит, все же не догнобили.

Чем антиамериканизм и антизападничество российское отличается от, скажем, антиамериканизма (едва ли даже не более сильного и эмоционального) французского? Тем, что второй – он не только (и даже не столько) «против», сколько «за». За свою страну. За свою культуру. За свою национальную кухню, образ жизни, вино, язык, свои замшелые руины. В этом «за» – минимум комплексов и куда как больше конкретных, практических действий по каждодневному улучшению всего того, что любишь. А у нас – почти всегда одно лишь «против». И больше – ничего. Жалко ведь страну! Столько пафоса, столько слюнных брызг, а ей в итоге ничего не перепадает. К тому же, в отличие от тех же французов, наше антизападничество и наш антиамериканизм – это еще и всегда отрицание свободы и прав человека, неприкосновенности личной жизни, «шариковская» ненависть к частной собственности и богатству вообще. Это всего лишь наши советские комплексы. Не более, но, увы, и не менее того.

Ведь нет в действительности никакого такого уравнения «антиамериканизм = патриотизм». Попытки такое уравнение создать людьми, неспособными любить и улучшать родину иначе, чем через поношение далекой — хотя и сильной, но заокеанской страны — подобны лысенковским потугам привить ольху на березу.
Рано или поздно туфта все равно вскроется. Не растет она там, ну не растет!

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»