Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

Просто он их не любит

05.07.2004, 12:02

Бывают, знаете ли, такие отношения между людьми, что они и пытаются друг другу улыбаться, здороваться, подавать руку при встрече, справляться о здоровье родных и близких, детишек, блин, ваших и пр., а все равно, как говорится, не идет. И взгляд не такой уж теплый, как ни стараются залить «доброты» в глаза, и рукопожатие хотя и крепкое, но тоже как-то так без дружеской теплоты на внутренней стороне ладони. И улыбка – вроде широта расширения рта и степень обнажения зубов одинаковая, и издалека даже кажется, что вполне себе приветливо все происходит, а вблизи чувствуется, что не то, что не приветливость это никакая, а оскал. Что не любит вас этот человек. И при первом же подвернувшемся случае, едва вы расслабитесь – либо удар прямой в челюсть, либо неожиданно под дых, либо – пинок под зад, а то и, как говорится, нож в спину. Причем привычная улыбка еще может при этом остаточно блуждать по лицу вашего недавнего «приятеля». Просто – «понимаешь, брателло, так получилось, что настало время тебя равноудалить на хрен, лет на 10».

И даже порой не вполне бывает понятно, отчего это он вас не любит. Впрочем, это лишь на первый взгляд. Уже на второй – все, в общем-то, понятно. И даже время удара можно примерно себе спрогнозировать, если уж совсем не идиот.

Я это все к тому, что странное впечатление произвела встреча на прошлой неделе, произошедшая в зеленой гостевой пристройке Кремля. Президент пригласил туда более 20 человек, объединенных, пожалуй, лишь тем, что они зарабатывают очень много денег. А вот думают – совершенно по-разному. И боятся – тоже по-разному. Вернее, одни боятся, а другим при этой власти — нечего.

Раньше такие посиделки легкомысленно назвали бы «встречей с олигархами», но теперь слово «олигарх» звучит почти как приговор Басманного суда, который, как вы, наверное, уже поняли, очень трудно бывает обжаловать. К тому же ряды так называемых «олигархов» были на сей раз сильно — и явно умышленно — разбавлены. Вот руководитель госкомпании (разумеется, с акцентированным государственническим мышлением), вот шоколадных дел мастер, никогда не замеченный ни в чем политическом, вот редактор экономического журнала с модной нынче в меру (именно в меру) антизападнической позицией, вот «депутация от мелкого бизнеса». Плюс Евгений Максимович. Дабы чуть поперчить эту смесь, РСПП (Аркадий Иванович & «экс-олигархи») нечаянно спутали с ТПП (Евгений Максимович & кто надо). Получилось мило.

Причем это как раз тот самый случай, когда чем милее вам все кажется, тем плачевнее и противнее для вас это все может обернуться.

Вот ведь тоже бывает: ну не хочется вам приглашать этих людей к себе в гости, а вам талдычат — ну, мы понимаем, что противно, но ты уж потерпи, ну так надо, ну это для проформы, ну что тебе стоит поговорить часок-другой о всякой ерунде, ну, может, они в чем еще тебе пригодятся. И вы – нехотя так соглашаетесь. И с трудом «делаете лицо». С таким трудом, что даже вашим гостям видно – вам с ними неприятно. Некомфортно, так сказать. Они для вас – ну совершенно чужие люди. Раньше бы сказали «разного поля ягоды» (простонародный вариант) или «не из нашего круга, не ровня они нам». И даже трудно понять, где именно у вас при этом «жмет». Но жмет – сильно. Просто порой до ненависти и отвращения.

О чем, блин, с ними говорить?

Ну разве что о погоде или о схожих по не-актуальности и не-остроте темах. Притом что даже их мнение о погоде вас ровным счетом никак не интересует. Более того, чем многословнее вам ваши неприятные гости рассказывают о своих ощущениях насчет погоды и уж тем более позволяют себе некие смелые прогнозы на сей счет – тем сильнее вы раздражаетесь: «Ну, боже ж ты мой, что ж ты меня грузишь своими рассуждениями насчет дождя, неужто ж я без тебя не вижу, что капает. И капает сильно. И что сам ты, голубчик, вовсе не веришь даже тому, что ты тут мне впариваешь про погоду. Потому как ты, гад, погоду нашу русскую на самом деле не любишь и относишься к ней социально безответственно»…

А он, ваш неприятный вам собеседник, все нудит и нудит, точно занудный осенний дождь по отрезавшей вас от солнца до самой до весны дачной крыше. А вы должны его, блин, политкорректно слушать вместо того, чтобы грубо указать ему на порог, а еще лучше – сдать, скажем так, в милицию.

С другой стороны, ощущения «гостей» в описанной ситуации – еще хуже. В смысле — еще некомфортнее. Собирались ведь, наверное, накануне, чтобы согласовать «речевки». Примерно вот так.

— Пацаны, значит, договорились: белый верх, темный низ, никаких тебе водолазок, чтоб все при строгих галстуках. Говорить только о никчемном или приятном. И только когда спросят в лоб. В глаза глядеть, но смиренно. Если вдруг на себе поймаешь проницательный взгляд хозяина – то тупить взор тотчас же, без промедления. У зверей это называется «поза покорности»: если повстречались на узкой тропе два самца, то лучший способ слабому уцелеть – как раз взгляд отвести, а еще лучше лечь по полной на землю и принять эту самую «позу покорности». Тогда есть шанс, что сожрут не сразу. А может – и вовсе пронесет… Долго не говорить. Шутить в меру, в такт, предельно осторожно, лучше вообще не шутить, а подхихикивать, прикрывая ладошкой рот (для пущей скромности, чтоб не склабиться нагло) хозяйским шуткам. Как бы с достоинством, но на самом деле – нет. Бояться, но виду сильно не подавать. Подавать вид – не сильно. Без команды не говорить. Мнение свое не педалировать, оно тут никому не интересно, отвечать четко на поставленный вопрос, без рассусоливаний и умничаний. Лучше не умничать. Лучше – по-военному. Не рассуждать, а докладывать.

Эх, и ведь все равно не поможет. Не поможет ничего. Потому как этот хозяин этих гостей все равно не любит.

Автор – шеф-редактор газеты «Известия»