Пенсионный советник

Подпишитесь на оповещения от Газета.Ru

«Типовых решений для жилья не будет»

Интервью с партнером КБ «Стрелка» Алексеем Муратовым

Алексей Мальгавко/РИА «Новости»

Россия готовится жить по новым единым стандартам развития территорий. Градостроителям и девелоперам страны будут даны рекомендации по правильному построению городских пространств. О стандартах и возможных параметрах застройки с точки зрения урбанистики, развитии исторических центров, конкурсе «стандартного» жилья и граффити «Газете.Ru» рассказал партнер КБ «Стрелка» Алексей Муратов.

— Как известно, КБ «Стрелка» разрабатывает стандарты комплексного развития территории. Когда они будут представлены, и на какой стадии сейчас работа?

Реклама

— Согласно нашему договору с АИЖК стандарты будут представлены в конце первого полугодия следующего года. Уже сейчас мы сформулировали общие принципы развития территорий жилой застройки, теперь нужно проверить их пригодность. Речь идет как о комплексном освоении свободных территорий, так и о развитии существующей застройки. Сейчас мы находимся на этапе предварительных исследований — обсуждаются основные параметры, связанные с функциональной обеспеченностью территории, плотностью, этажностью застройки и другими нормируемыми показателями — начиная с социальной инфраструктуры и заканчивая озеленением.

Плюс ко всему Минстрой и АИЖК совместно с нами запустили Открытый международный конкурс архитектурных концепций стандартного жилья и жилой застройки. В основу технического задания для участников будут заложены принципы из стандартов. Архитекторам предстоит создать проекты инновационного, экологически устойчивого и доступного жилья, отвечающего современным требованиям горожанина. В ходе этого конкурса мы собираемся проверить, как работают предложенные нами решения, и обсудить их с экспертами. Так мы увидим, как архитекторы работают с инструментарием стандартов. После этого можно будет финализировать документы и выпускать их в свет.

— На конкурсе архитекторы, скорее всего, будут работать с уже существующими объектами?

— Нет, они должны будут создать проекты жилых домов, по преимуществу многоквартирных. В дальнейшем эти проекты в том или ином виде можно будет использовать по всей стране. Как заявил министр строительства Михаил Мень на пресс-конференции, посвященной старту конкурса, лучшие проекты будут выбраны для повторного применения.

Партнер КБ «Стрелка» Алексей Муратов
Партнер КБ «Стрелка» Алексей Муратов

— Как сейчас ведется работа над стандартами? Есть ли какие-то образцы, которые берутся за основу? Типовые решения, которые будут тиражироваться?

— Типовых решений не будет. Скорее будут некие целевые показатели и рекомендации по их достижению — разные в зависимости от модели городской среды.

Этих моделей несколько — начиная с малоэтажной индивидуальной застройки, и заканчивая высокоэтажной. Соответственно, в стандартах будут даны рекомендации о том, как выбирать ту или иную модель застройки и каких целевых показателей следует достигать.

Эти целевые показатели представляют собой небольшой набор параметров.

Первый из них — это функциональный баланс, в том числе доля коммерческой и социальной инфраструктуры; второй — это плотность; третий показатель — процент застроенности участка; четвертый — размер квартала; пятый — плотность улично-дорожной сети, шестой — этажность.

Этими шестью параметрами можно задать целевое развитие застройки. Дальше на основе отечественного и международного опыта мы будем давать рекомендации о том, как этих параметров достигнуть.

— Можно назвать города, в которых эти показатели идеальны или близки к тому с точки зрения урбанистов? Например, по размеру квартала или плотности дорожной сети?

— В российских городах это районы, которые построены в конце 1920-х — начале 1950-х годов. Таких районов много: от Усачевки и Шаболовки в Москве до центральных частей многих сибирских и уральских городов: Новокузнецка, Новотроицка, Магнитогорска и так далее. В них этажность, плотность, доля улично-дорожной сети и уровень коммерческой и социальной инфраструктуры на первых этажах близки к рекомендуемым нами. Центр Москвы тоже довольно близок по этим показателям, хотя там довольно много вкраплений многоэтажек позднесоветских и лужковских времен.

Стандарты построены по той же логике, что и все современные своды правил — они задают некие цели, но оставляют автору проекта свободу в том, как этих целей достичь. При этом они дают рекомендации. К примеру, если мы говорим о застройке в центре города, то там жилье должно сочетаться с большим процентом коммерческих функций — это кафе, магазины, кинотеатры. В общем балансе застройки таких функций должно быть 20–40%. Для достижения такого показателя важны два момента. Первый — это высокая плотность пользователей — работников или жителей. С другой стороны, квартал должен быть не очень большим. Его максимальная сторона не должна быть больше 180 метров — в противном случае не возникнет интенсивного пешеходного потока.

В стандартах есть и другие, архитектурные, рекомендации. К примеру, для развития стрит-ритейла потолок на нижних этажах должен быть не ниже 4,5 метров.

— Как этот подход будет работать в историческом центре, где уже существует своя застройка?

— При развитии городской среды нужно смотреть на существующее положение дел. Например, в историческом центре менее 20% застройки занято коммерческими функциями — этот показатель вряд ли можно быстро удвоить. Быстрее всего можно достичь целевых показателей, застраивая свободную территорию, например, при редевеломпенте промзоны. В нашей работе мы подробно освещаем механизм градостроительного регламента. Он позволяет сохранить уникальность сложившейся застройки, фиксируя ее характерные черты и поддерживая их. Это могут быть разные показатели: этажность, высота этажа, используемые материалы, процент застроенности участка или конфигурация квартала.

С другой стороны, нужно давать территории возможности для развития. Например, если плотность застройки недостаточная, нужно позволять строить плотнее или размещать на первых этажах стрит-ритейл.

Если регламент соответствует характеру сложившейся застройки и стратегическим направлениям развития города, это поможет его развитию, привлечет новых инвесторов и туристов.

— Насколько разработанные решения будут обязательны к применению на государственном уровне?

— Наша задача — создать документ, на основе которого можно будет произвести ревизию и актуализацию всей нормативной базы. И важно сделать это комплексно, охватив все необходимые сферы и уровни законодательства: от законов до СП, СанПинов и прочего.

Мы не собираемся революционизировать эту нормативно-правовую базу. Наоборот, мы постараемся удерживаться в рамках существующих решений и предлагать свои, только если старые не работают. Например, сейчас парковки должны быть на расстоянии не менее 10 метров от стен жилых домов, но, наш взгляд, этот норматив устарел — он из прошлой эпохи, когда и бензин, и машины были другие. Сейчас мы разрабатываем новый, актуальный норматив.

В стандартах мы оговариваем, что наша городская застройка, по сути дела, является воспроизведением правил и моделей пятидесятых годов. Сегодня необходимо изменить эту ситуацию и сформировать целостное видение городского развития. Стандарт формирует это видение и должен стать методическим документом, который устанавливает целевые показатели и дает рекомендации по их достижению.

Помимо прочего, в России очень мало архитекторов — в два, в три, в четыре раза меньше, чем в Европе, и в десять раз меньше, чем в Италии. В условиях такого кадрового дефицита очень сложно надеяться на формирование современной и качественной среды без общедоступных методических рекомендаций. Мы собираемся обеспечить архитекторов такой методической базой.

— Каковы характерные черты устаревшей городской застройки? Они заметны только жителям города или даже туристам?

— За ней стояло восприятие города как конвейерного производства и уверенность в том, что существуют некие универсальные модели, которые можно тиражировать в любых местах. В те времена главной задачей было решение острого дефицита жилья. Эта задача решалась и в западных странах: в Америке конвейерным способом производили малоэтажные дома, в Европе и у нас — пятиэтажные.

Дух того времени — уверенность в том, что вы сможете застроить всю Землю идеальными одинаковыми коробками.

— На что ориентироваться российским городам, на европейский опыт среднеэтажной застройки или же на азиатские небоскребы?

— Вопрос в том, что мы хотим получить. Когда мы работаем со стандартом, мы опираемся на концепцию жизнестойкого города, которую поддерживают ООН-Хабитат и ОЭСР. Она подразумевает формирование городской среды, устойчивой к разного рода переменам.

Будущее становится все более непредсказуемым — и экономически, и социально, и климатически. Поэтому надо стремиться к тому, чтобы город мог функционировать вне зависимости от разных катаклизмов. Международные эксперты считают, что наиболее жизнестойкой является среда традиционного европейского города — компактного, среднеэтажного.

Это не значит, что нам не нужно малоэтажное жилье. В отдельных регионах, особенно с высокой сейсмической активностью и низкой плотностью населения, таких как Камчатка, малоэтажное жилье будет работать очень хорошо.

Нам нужны и высотные здания — в городах, особенно крупных, должны быть некие высотные ориентиры. Деловые центры модели Central Business District могут формироваться при благоприятной экономической ситуации, но только в ограниченном числе городов.

— В одном из материалов «Стрелки» в пользу регулирования городской среды приводятся примеры Роттердама, Вены, Хельсинки. В них, по сравнению с российскими городами, очень высокая доля арендного жилья (в том числе государственного) и/или жилищного субсидирования. Как ситуация с арендным жильем на рынке влияет на городскую среду, и почему, по вашему мнению, люди предпочитают владеть жильем в России? Нужно ли это менять?

— Почему в России люди предпочитают владеть жильем, а не арендовать, — это скорее экономико-философский вопрос. Видимо, потому, что у населения довольно ограниченный спектр возможных вложений капитала. Люди считают, что именно квартира — это самый стабильный и надежный путь инвестирования.

Арендное жилье стимулирует социальную мобильность — в городе, помимо собственников, появляются люди из других городов, других социальных и возрастных страт.

Таким образом, рынок арендного жилья поддерживает главную черту городской жизни — разнообразие. Более того, ООН-Хабитат в своих рекомендациях по жизнестойкому городу оговаривает, что в каждом городском квартале должны быть разные типы жилья.

Город живет, когда в нем сочетаются разнообразие видов деятельности и разнообразие жителей. Многообразие людей разных возрастов с разными доходами создает экосистему, которая позволяет городу выживать в разных экономических условиях. Например, молодежь является агентом экономики знаний и сервисной экономики, а у пожилых людей есть какие-то накопления — все это помогает развиваться определенным видам городской экономики.

— А планируется ли создавать это многообразие в микрорайонах? Какие рекомендации будут даваться проектировщикам для спальных районов?

— Есть два уровня рекомендаций. Первые — благоустроительные или связанные с дизайном городской среды. Их цель — в том, чтобы сформировать центры общественной жизни. Это можно сделать путем строительства легковозводимых временных сооружений. Также нужно обеспечить более комфортные условия для пешеходов — благоустроить внутриквартальные дорожки, упорядочить использование дворов, локализовать парковки и так далее. Примеры других стран с подобным жилым фондом показывают, что существуют общепринятые алгоритмы в работе с микрорайоном.

Микрорайон вообще довольно большой. Квартал микрорайона — 30 гектар, иногда 50 и даже 80. Это очень много, поэтому его надо раздробить.

Обычно во Франции и в Германии по внутриквартальной территории прокладывается более плотная сетка улиц, и на ее основе возникает застройка — малоэтажная или среднеэтажная, иногда высотная. Логика в том, чтобы разбить этот квартал на несколько и зафиксировать эту разбивку застройкой по периметру кварталов.

— В Москве появилось очень много нарисованной коммерческой и социальной рекламы — фактически легализованные граффити. Как вы думаете, должны ли быть такие места в городе? Как это влияет на городскую среду?

— Не совсем корректно, когда под видом граффити на самом деле появляется реклама. Непоследовательно снимать всю рекламу с крыш и убирать рекламные билборды, в то же время отдавая под нее торцы жилых или нежилых зданий.

Кроме того, в этой ситуации несколько размывается само понятие граффити и вообще художественного произведения. Потому что художественное произведение создается художником, то есть человеком, который таким образом манифестирует свои творческие принципы и жизненные взгляды. Если вместо произведения получается реклама, то это фактически подделка. В этом есть определенная неискренность и несправедливость, и некоторое притеснение других художников.

Теперь о том, как размещать граффити в городе. С точки зрения городского управления желательно упорядочить этот процесс. Это можно сделать с помощью дизайн-кода или колористического мастер-плана. В нем либо по территориальным зонам, либо по каким-то другим признакам фиксируется характер расцветки фасадов и размещение цветовых акцентов в городе.

В общем-то, полезно делать такие вещи, чтобы граффити не создавали зрительную какофонию, потому что есть примеры некоторых городов, которые увлекались в свое время фестивалями граффити. Там, несмотря на присутствие значительных произведений, граффити часто размещены довольно случайно и конкурируют друг с другом. Иногда возникает их переизбыток, и это также девальвирует творческий процесс.