«Сносить все подряд — неуважение к истории»

Интервью с членом совета по охране культурного наследния при Минкультуры Львом Траскуновым

Кирилл Каллиников/РИА «Новости»

О том, как определяется исторический статус домов, чем важен ансамблевый характер застройки, а также как соотносится программа реновации с объектами культурного наследия в интервью «Газете.Ru» рассказал член научно-методического совета по охране культурного наследия при Минкультуры, член Союза архитекторов Лев Траскунов.

— Лев Аронович, сейчас активно обсуждается программа реновации жилья в Москве, в рамках которой планируется снести ветхие пятиэтажки. Наверняка среди них есть и памятники архитектуры. Как понять, что именно этот дом не стоит сносить?

Реклама

— Все пятиэтажки разные. Одно дело – сносимые серии, которые были построены на 20 лет, — блочные комбинаты были закуплены во Франции при Хрущеве. Кстати, французы тогда строили приблизительно 20 вариантов серий домов, а у нас строилось 5-6 серий. Другое дело, что отдельно следует подходить к домам, построенным до 1956 года. К таким строениям относятся доходные дома дореволюционного периода (эклектика, модерн, неоклассика), советский конструктивизм, ретроспекция классического наследия и другие. Строения периода до 1956 года во многом были индивидуальны, часто застройка носила ансамблевый характер и представляла новый градостроительный подход, не потерявший своей актуальности до настоящего времени.

Одним словом, в каждом конкретном случае такие строения требуют отдельного решения. Отмечу, что конструктивистские здания представляют ценность именно как ансамбли, которые создают образ города.

В том же Париже ни у кого не возникнет мысли снести пятиэтажный дом и построить на его месте высотку. Там центр города – это табу. Если у нас такое сделать в пределах Камер-Коллежского вала, образованного при Екатерине II, сейчас это примерно в рамках Малого центрального кольца железной дороги, то можно ненароком нарушить образ города, который формируется не столько отдельными памятниками архитектуры, которых весьма немного, сколько исторической средой сложившейся застройки, в которую эти памятники органично вписываются.

— Где в Москве есть такие ансамбли?

— Вот лишь некоторые ансамбли, где проведена оценка: «Усачёвка», «Сокол-МАДИ», «Писцовая», «Палиха», «Дубровка», «Нижняя Пресня», «Хавско-Шаболовская». Эти ансамбли разделены в зависимости от их градостроительной и историко-культурной ценности на три группы, получившие свои режимы использования: научная реставрация, реконструкция, реновация. Во многих случаях интерьеры и техническое состояние (например — деревянные перекрытия) требуют серьезного ремонта. К примеру, в западном Берлине этой проблемой давно и успешно занимаются, создавая из ансамблей домов для рабочих 1920-1930 годов престижную современную жилую застройку. Кстати, оценкой и выявлением таких ансамблей в начале 2000-х годов в Москве успешно занималась НПО-38 НИиПИ Генплана Москвы, которая в настоящее время практически в полном составе перешла в ГУП Мосгорнаследия. Вообще, решение о реконструкции и приспособлении для современного использования необходимо принимать после соответствующих исследований, позволяющих определить все то, что требует сохранения.

— Но такой масштабный подход имеет смысл?

— Не могу сказать, что я специально занимался этим вопросом, по большей части я эскперт в области территориальных объектов. Однако, на мой взгляд, сносить все подряд пятиэтажки — полное невежество и неуважение к истории и образу города, что, впрочем, не значит, что реновации не должно быть. Помимо историко-градостроительной и архитектурной ценности зданий, важно мнение конкретных жителей.

Каждый случай следует рассматривать отдельно, при этом ключевую роль должны играть эксперты по историко-культурной экспертизе и жители, только после этого можно подключать чиновников.

— Какие характеристики определяют дом как памятник архитектуры?

— Необходима всесторонняя историко–культурная экспертиза, которая может занять 2-3 месяца. Оценивается градоформирующее значение, самостоятельная ценность здания и в составе ансамбля, элементы планировки и озеленения, особенности конкретного строения, наличие ценных интерьеров, техническое состояние. Эксперт рассматривает уже выполненные исследования и самостоятельно проводит дополнительные, включая натурные, изыскания. Главным в вопросе о признании здания и вообще любого объекта в качестве ОКН является чётко и ясно представленный «предмет охраны». Предмет охраны — это компоненты ОКН, которые имеют подтвержденную историко-культурную ценность. Включение в реестр ОКН объектов, не имеющих предмета охраны, столь же вредно для сохранения наследия, как и непринятие в качестве ОКН подлинных памятников.

— То есть если нет предмета охраны, то объект не может быть признан ОКН. А чем чревато попадание в реестр памятников таких псевдо-объектов?

— Во-первых, это дискредитация самого понятия ОКН. Во-вторых, это создает недоверие вообще к этому понятию и, соответственно, нежеланию что-либо сохранять. В-третьих, это приводит к созданию неоправданных требований к строениям и территории, не обладающих соответствующими характеристиками, что в итоге омертвляет всякую строительную и хозяйственную деятельность, связанную с данным объектом. Поэтому одной из важнейших задач эксперта является его абсолютная независимость и объективность, при этом он должен быть высококвалифицированным специалистом.

— То есть, получается, человеческий фактор имеет в вопросе выявления ОКН чуть ли не первостепенное значение?

— Это вопрос, скорее, не человеческого фактора, а профессионализма и корректного отношения к специализации эксперта. Специалист по росписям и интерьерам не может дать обоснованных предложений по территориальным объектам, а специалист по реставрации парка не может заменить реставратора архитектуры.

Поэтому оценка объектов должна проводиться отраслевыми специалистами, а не знатоками «широкого профиля», которые берутся за все подряд. Тем более недопустимо принятие решения под давлением властей или на основании выводов общественников или же под их давлением.

Эксперты должны быть действительно высококлассными специалистами в конкретной области и просто честными людьми, любящими и уважающими свое дело. К сожалению, это не всегда так. Достаточно одного примера: расположенный вдоль Краснопресненской набережной парк усадьбы Студенец, уникальный тем, что его планировка с системой каналов восходит к первым образцам русских регулярных парков петровского времени, был «обрезан» с засыпкой части каналов для воссоздания якобы усадебного дома. Однако, во-первых, усадебный дом стоял гораздо дольше, что показывают многие архивные документы и фото, а во-вторых, площадь этого дома с флигелями не превышала и 700 кв. м., а «воссозданный» на стилобате дом имеет площадь около 10 000 кв. м. Так вот, решение об узаконивании этого строительства было подтверждено экспертным заключением.

В Истринском районе Московской области есть федеральный ОКН Усадьба Голохвастовых (Покровское-Рубцово). Усадьба XVIII-XIX веков, очень интересная, с богатой историей и мемориальной ценностью. Однако, наряду с подлинными историческими компонентами усадьбы: главным домом, регулярным парком с прудами, церковью, манежем с конюшней, жилым флигелем с каретным сараем — долгое время числилось в качестве ОКН хозяйственное строение из силикатного кирпича послевоенной постройки. Лишь недавно, в 2015 году, список объектов усадьбы был приведен в соответствие с фактическим положением.

— Как-то жители смогут сами инициировать оценку дома как памятника архитектуры и за чей счет это будет проводиться?

— Жители могут инициировать вопросы сохранения наследия путем подачи заявки об историко-культурной значимости того или иного объекта. Заявка вне зависимости от личности её автора, должна дать объективную оценку культурной ценности объекта, содержать исторические архивные и натурные исследования. Государственный орган охраны культурного наследия в течение одного года (по закону от 25 июня 2002 г. № 73-ФЗ) должен принять решение об обоснованности или необоснованности включения рассматриваемого объекта в Реестр ОКН.

Лев Траскунов. Член Научно-методического совета по охране культурного наследия при Минкультуры, член Союза архитекторов. Участвовал в разработке проекта реставрации и непосредственном восстановлении памятников федерального значения — усадьбы «Кузьминки» и «Коломенское», регулярной части парка «Петровско-Разумовское».