21 августа 2018

 $66.93€77.05

18+

БлогиАлина Черноиванова

На благо родины

Алина Черноиванова

Дерек и Эми – выпускники Гарварда, инвестиционные банкиры в Гонконге, влюбленные друг в друга, но работающие на компании, конкурирующие в добыче лития. Компания Дерека намерена поглотить компанию Эми.

Дерек и Эми, несмотря на имена, китайцы. Оба пытаются склонить на свою сторону основного акционера: Дерек убеждает, что пришло время избавляться от акций, Эми – что наоборот. Неожиданно обе компании оказываются в ситуации, когда литиевые проекты в Австралии оказываются на грани срыва, акции падают, в игру вступает третий литиевый гигант – европейский.

В Гонконг приезжает гротескная стерва из Европы, которая, воспользовавшись случаем, планирует поглотить обе компании. Казалось бы, все решено. Но сделка срывается. Основной акционер – миллиардер-китаец, который время от времени то удит рыбу с меленькой дочкой, то бродит по китайской барахолке, то преподносит Дереку и Эми философские загадки – решает не продавать акции и поддержать слияние близких к банкротству компаний.

«Для меня деньги никогда не имели значения, — говорит он Дереку. – Но вы гарантируете мне, что 60 процентов лития будут поставляться китайской промышленности».

Дерек и Эми – герои типичного современного китайского кино в лучшем его качестве. Я смотрю их историю, возвращаясь из командировки, которую провела на авиасалоне в Чжухае.

Американец Рональд – уже реальный человек, пилот гидросамолета и ими же торгует. Рональд 15 лет живет в Азии, сейчас – в Камбодже, и часто бывает в Китае. «Здесь намного больше свободы, чем в США», — рассуждает он, открывая бутылку местного пива в очереди на автобус. «И чем в России», — поддерживает его мой спутник, китаист Василий, несколько лет проживший в Пекине. Заблокированные Facebook, Twitter и Youtube – не повод для дискуссий. Китай живет в собственном мире с собственными законами и философией.

Купить сим-карту к телефону можно только по документу – как-то постановили китайские власти. На любом углу сим-карту продадут, не сказав ни слова. В забегаловке знак «Курение запрещено», но по первой просьбе принесут пепельницу. Красный свет светофора или отсутствие пешеходного перехода вовсе не означают, что дорогу переходить запрещено. Смертная казнь за взятку совсем не гарантирует отсутствие коррупции.

Строгость законов компенсируется необязательностью их исполнения. Афоризм, рожденный в России пару сотен лет назад, вполне применим к Китаю. И те пару дней, которые я провела в этой стране, меня не покидала мысль, что китайцы куда ближе нам, русским, чем европейцы.

Наверное, примерно таким был Советский Союз в 50-х годах прошлого века. Многочисленные стройки века, стремительная урбанизация, всеобщее воодушевление – вплоть до очередей за фотографией у портрета (да, фото у портрета!) первых китайских космонавтов.

За полтора суток под окнами гостиницы снесли половину старого здания, рядом с которым почти готов гигантский вокзал для высокоскоростной железнодорожной магистрали. «Один километр такой дороги стоит 100 юаней юаней!» — с гордостью поясняет китаец Олег, который вовсе не Олег, но называет себя так для простоты. Он один из тех малочисленных китайцев, который говорит хоть на каком-то языке, кроме китайского. Учился в СССР, теперь работает гидом в местной туристической компании.

100 млн юаней – около $16 млн. Несколько меньше, чем рассчитанные затраты на 1 км ВСМ Москва – Екатеринбург (у нас это от 16,4 до 19,9 млн евро). Но, кажется, Олег был бы счастлив назвать большую сумму.

«Наш ВВП каждый год растет на 10 процентов, — продолжает Олег. – Ежегодные инвестиции – 100 миллиардов долларов!» Олегу, похоже, проще все округлять. Но здесь он округлил не в ту сторону. В 2011 году приток иностранных инвестиций в экономику Китая превысил $112 млрд. Правда, эксперты говорят, что почти 80% иностранных инвесторов в экономику КНР – этнические китайцы, живущие за рубежом. Китай вообще негласно поощряет эмиграцию. Это одно из его принципиальных отличий от СССР. И тут как одним выстрелом двух зайцев: меньше ртов в самом Китае, больше шансов, что китаец выбьется в люди, а заработанное обернет на пользу родине. Как тот акционер из китайского кино, для которого личная выгодна ничто в сравнении с пользой для страны.

«А когда вы вернетесь в Чжухай через два года, из Гонконга можно будет добраться по мосту», — добавляет наш гид. Это еще один проект КНР из серии «самый-самый» — самый длинный мост в мире, проходящий через море. Около 30 км из 50 пройдут над водой. Стоимость – свыше $13 млрд.

«Коррупция здесь тоже самая-самая», — тихо договаривает за Олега мой коллега-китаист. В 2011 году последовательно лишись работы, членства в партии, а потом попали за решетку «в связи с серьезным нарушением дисциплины» железнодорожный министр Лю Чжицзюнь и курировавший проект ВСМ Пекин — Шанхай заместитель главного инженера министерства Чжан Шугуан.

Оба, что называется, сделали себя сами. Выходцы из небогатых семей, оказавшись в нужное время в нужном месте, заработали на высокоскоростной магистрали больше $2,8 млрд – деньги, сделанные на откатах и взятках, нашлись на их офшорных банковских счетах.

«Все это – мелочи, — философствует другой мой коллега. – Китаю 5 тысяч лет. Здесь и сейчас – это миг». Еще 20 лет назад Китай был большой деревней. Через 20 лет вновь, как и тысячи лет назад, будет центром развития цивилизации. Еще через 20 лет – кто его знает. Возможно, КНР зависнет, так и не перейдя на качественно новый технологический уровень. Но пока со стороны кажется, что китайцы способны на многое. Они смогли сделать первые деньги за счет дешевой рабочей силы и западных инвестиций. Они делают все возможное, чтобы сохранить деньги внутри страны – за счет открытого протекционизма и импорта (ну или прямого копирования) технологий.

Остается «расширить и углубить».

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: