Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

Обязательная маркировка: рост цен, серые схемы или отсутствие затрат

Участники системы маркировки разошлись во мнениях о ее влиянии на цены

Каждая марка, нанесенная на товары в рамках единой системы их отслеживания, добавляет к розничной цене примерно 75 рублей, считают отдельные московские предприниматели. И говорят, что маркировка может оказаться разорительной для бизнеса. Другие участники процесса считают, что затраты будут минимальными.

Маркировка добавляет 75 рублей к розничной цене каждой единицы товара. Об этом заявил председатель совета директоров сети хобби-гипермаркетов «Леонардо» Борис Кац на прошедшей 17 февраля встрече уполномоченного по правам предпринимателей Бориса Титова с представителями московского бизнеса, сообщили «Газете.Ru» в пресс-службе омбудсмена.

Речь идет о единой системе маркировки и отслеживания товаров, которая должна полноценно заработать в 2024 году. Два года назад стала обязательной маркировка табака, лекарств, обуви, парфюмерии, фототоваров, автошин. В прошлом году под маркировку подвели пять групп изделий легкой промышленности и молочной продукции. Идут эксперименты по маркировке биологически активных добавок, пива, слабоалкогольных напитков.

По подсчетам Каца, для многих предпринимателей, торгующих в розницу, маркировка станет непосильным бременем.

«Мы посчитали, во что с учетом всех организационных расходов выливается стоимость маркировки единицы товара при его движении по цепочке – производитель-импортер, федеральный оптовик, региональный оптовик, розница. Получилось 75 рублей за единицу», — сообщил Кац.

В его торговой сети 80% товара стоят меньше 150 рублей, Кац утверждает, что рост цены будет минимум в полтора раза. «Собрать ребенка в школу будет существенно дороже. При том, что контрафакт у нас может быть всего в двух-трех артикулах на 10 тысяч. Да, игру «Монополия» иногда подделывают. И кажется, есть на рынке какие-то поддельные электросамокаты. И это все», — говорит предприниматель.

Введение обязательной маркировки в общепите с 1 сентября 2022 года приведет к тому, что большинство участников ресторанного бизнеса станут нарушителями закона, считает основатель ресторанов «Мясо&Рыба» Сергей Миронов. По его словам, повара все равно будут принимать непромаркированные продукты, поскольку не несут за это ответственности.

Чтобы этого избежать, заведению придется нанимать кладовщика, платить ему хорошую зарплату, а это серьезные расходы. Но ресторанный бизнес сейчас не может себе позволить дополнительные расходы. И никаких кладовщиков, скорее всего, нанимать никто не будет. «В итоге 95% участников ресторанного рынка станут нарушителями. Парадокс еще в том, что рестораны будут не заинтересованы покупать товар «вбелую», в существующих условиях это будет накладывать на них даже более серьезные риски», — сообщил Миронов.

Эксперты по автоматизации не согласны

С расчетами и выводами столичных предпринимателей не согласились в компании «АТОЛ», которая занимается автоматизацией рабочих процессов для ритейла. Там считают, что большинство «маркировочных» процессов вообще ничего не будет стоить предпринимателям.

«Не вполне понятно, как рассчитывалось влияние маркировки на стоимость позиций. Конкретно для общепита работа в системе маркировки в большинстве случаев подразумевает интеграцию в уже существующие процессы в бизнесе с помощью минимальных усилий и финансовых затрат», — сказала «Газете.Ru» Евгения Мячкова, руководитель проектов центра компетенций по цифровой экономике и GR компании «АТОЛ».

По ее словам, чтобы работать в системе маркировки, предприятиям общественного питания потребуется пройти бесплатную регистрацию, бесплатно подключить электронный документооборот (ЭДО) и добавить всего две процедуры: принятие и выбытие маркированных товаров.

«Например, если речь идет о молоке для кофейни, то при приемке потребуется принять в ЭДО универсальный передаточный документ с маркированным молоком, отсканировать коды DataMatrix с каждой упаковки молока (рекомендовано, но не обязательно) и подписать входящий документ с использованием электронной цифровой подписи. Для этого подходит уже имеющаяся ЭЦП, которую бизнес в любом случае использует для отправки отчетов в ФНС», — объяснила Мячкова.

Она подчеркнула, что для сканирования товаров достаточно приобрести один ручной сканер стоимостью 3-4 тыс. рублей. При этом от сканера можно отказаться и законно оформить так называемую доверительную приемку (без проверки кодов маркировки), но это несет определенные риски в случае выявленных нарушений.

«Подключение системы электронного документооборота, как правило, не требует ни разовых, ни регулярных денежных затрат при работе с входящими документами, но бывают и платные варианты: максимальный тариф, который мне встречался — 500 рублей в год», — говорит представитель «АТОЛ».

Она добавила, что для среднего и крупного общепита подключение к системе маркировки потребует большего уровня автоматизации. «Но, как правило, такие предприятия уже используют достаточно инструментов, чтобы практически безболезненно внедрить новые процессы», — резюмировала специалист.

1000 рублей — это предел

С доводами представителя «Леонардо» Бориса Каца и ресторатора Сергея Миронова согласны и в Союзе предприятий и мастеров индустрии рукоделия и творчества «Созидание». Они считают введение маркировки сейчас неприемлемой и направили свои возражения в Минпромторг (текст обращения есть у «Газеты.Ru»).

Представители отрасли считают, что в России уже создан достаточно эффективный способ борьбы с контрафактной продукцией. Это система обязательной сертификации и декларирования. А распространение системы маркировки на игрушки влечет за собой необходимость внедрения огромной IТ-системы.

«Стоимость линии для автоматического нанесения марки стоит несколько миллионов рублей. Каждому из товаров, отличающихся по размеру или типу, нужна своя линия. При этом возникают дополнительные расходы по установке, наладке и обслуживанию такой линии», — говорится в письме в Минпромторг.

Предприниматели предлагают установить конкретный критерий: если в группе товаров основной товар стоит в рознице меньше 1000 рублей, маркировку не вводить.

На встрече с Титовым предприниматели признали успехи властей в маркировке некоторых товаров: шуб, меховых изделий. Но этот успех «не может служить обоснованием для повальной маркировки всего и вся».

Маркировка в торговле меховыми изделиями оправдана соотношением цены товара и накладных расходов. Но вводить систему слежения за недорогими товарами ежедневного пользования неоправданно, отметили представители столичного бизнеса.

«Бизнес говорит, что маркировка грозит значительным ростом издержек, маркировка создаст сложности, которые коснутся как крупных сетей, так и малого и среднего предпринимательства», — пояснила «Газете.Ru» уполномоченный по защите прав предпринимателей в Москве Татьяна Минеева.

В Торгово-промышленной палате «Газете.Ru» сообщили, что «разделяют обеспокоенность коллег из московского делового сообщества» по поводу маркировки. В ТПП призывают Минпромторг минимизировать финансовую нагрузку, особенно на малый и средний бизнес. «Одновременно необходимо усилить работу правоохранителей с теневым сектором экономики, поскольку цифровая маркировка контролирует только добропорядочный бизнес», — отметил председатель совета ТПП по развитию потребительского рынка Александр Борисов.

Что думают депутаты и юристы

Депутат Госдумы, доктор экономических наук Николай Новичков говорит, что контроль за тем, что появляется на прилавках магазинов или на столиках в кафе, однозначно нужен.

«Просто не надо это делать топорно, как мы любим. Обязательная маркировка в потребительском сегменте в том виде, что предлагается сейчас – это однозначно рост цен и трансфер бизнеса в «серые» схемы. Кому это нужно? Государству, потребителю, обществу? Ответа однозначного нет. А он должен быть», — говорит Новичков.

По его словам, государство еще 30 лет назад, фактически, ушло из экономики. «К чему это привело? К тому, что на наш потребительский рынок хлынуло неизвестно что. Все 90-е мы питались неизвестно чем, одевались неизвестно во что, использовали в быту непонятно что», — считает парламентарий.

Депутат предлагает ввести мораторий на обязательную маркировку как минимум на весь 2022 год.

«А, может быть, и на весь 2023 год, до начала 2024 года, когда должна заработать единая национальная система маркировки», — говорит Новичков.

Обосновать мораторий он предлагает кризисом, который переживает страна из-за пандемии COVID-19. «Предпринимателю надо сейчас помогать, а не загонять его в «серые» схемы. А за период моратория нужно попытаться выработать понятный, исполнимый и, главное, не слишком затратный для потребителя механизм контроля. Я однозначно за государственный надзор. И Минпромторг здесь стратегически на верном пути», — заключает депутат Новичков.

Председатель комитета по защите в судебных спорах и процедурах банкротства «Опоры России» Андрей Крупский говорит, что опасения бизнес-сообщества понятны: маркировка связана с дополнительными издержками. Которые в итоге лягут на конечных потребителей. «Когда в цепочке движения товара участвуют много компаний, каждая закладывает свои затраты на систему маркировки в стоимость. В результате на конце цепочки некоторые категории товаров могут вырасти в цене в два раза», — говорит Крупский.

Он также считает спорным вопрос: выиграет ли в итоге от такой борьбы с контрафактом потребитель. «Проблема контрафакта актуальна лишь для ряда категорий товаров. Может сложиться ситуация, когда потребитель заплатит дополнительный косвенный налог без получения каких-то значительных выгод от новой системы», — заключает юрист.

Поделиться:
Загрузка
Найдена ошибка?
Закрыть