Слушать новости
Телеграм: @gazetaru
Ни проверок, ни помощи: как власть будет поддерживать предпринимателей

Мораторий на плановые проверки бизнеса продлили на год

Прослушать новость
Остановить прослушивание
Правительство продлило мораторий на проверки бизнеса до конца 2021 года. Но речь идет о приостановке только плановых проверок и касается лишь малого бизнеса. Одного только моратория будет недостаточно, чтобы пережить вторую волну кризиса, уверены предприниматели, платить налоги и зарплаты все равно не с чего. При этом никто не отменил внеплановые проверки и «инспекционные режимы».

Мораторий на плановые проверки малого бизнеса, как наиболее пострадавшего от коронавирусной инфекции, продлевается до конца 2021 года. Такое постановление подписал в понедельник 30 ноября премьер Михаил Мишустин. Запрет не распространяется на компании, чья деятельность сопряжена с рисками причинения вреда окружающей среде или здоровью людей.

По итогам первого моратория, действовавшего в период с 2016 по 2018 год, от плановых проверок были освобождены более 500 тысяч малых предприятий, подсчитали в правительстве. Как уточнили в Минэкономразвития, разрешается также замена плановой проверки «инспекционным режимом». Еще одна опция для бизнеса – «ограничение продолжительности плановой проверки десятью рабочими днями».

По данным Минэкономразвития, в план проверок на 2020 год было включено 376,2 тысяч мероприятий. За первое полугодие этого года количество проверок по сравнению с первым полугодием прошлого года снизилось на 45,7 % — с 612 до 332 тысяч.

Новых мер поддержки МСП в ближайшее время не предвидится, пояснил в понедельник пресс-секретарь президента Дмитрий Песков.

«Сейчас не идет речи о каких-то очередных пакетах помощи, просто в этом нет необходимости с учетом того, что экономика продолжает функционировать», — уточнил Песков.

Маска уборщицы разрушила бизнес

«Газета.Ru» пообщалась с представителями бизнеса о том, как они оценивают меры господдержки и какие из них действительно помогли бизнесу.

Сооснователь кафе «АндерСон» и общественный омбудсмен в сфере малого и среднего бизнеса Анастасия Татулова сообщила, что она «двумя руками «за» продолжение моратория, но в этом вопросе существует много деталей.

«Во-первых, я такого количества проверок как сейчас в Москве вообще давно не видела. За различные нарушения масочного режима и ковидных требований штрафуют нещадно», — говорит Татулова.

Причиной для этого может стать спущенная маска уборщицы и отсутствие перчаток у покупателя. Притом, размеры штрафов гигантские: «Малый бизнес в нынешней ситуации и пять тысяч не может заплатить, а штраф в 300 тысяч — это гарантированное убийство для него», — считает предприниматель.

Во-вторых, кроме понятия плановой проверки существует внеплановые. И этой лазейкой пользуются «абсолютно все контрольно-надзорные органы».

Предпринимательница рассказала, что недавно МЧС приходили «внепланово» и уверяли, что жалоба на нарушения поступила от жильца.

«Представляете себе жильца, который знает правила и требования МЧС? А всё просто же делается — инспектор сам себе жалобу пишет с помощью друга Степана, и вот уже не действует мораторий потому что проверка — внеплановая», — говорит Татутлова.

Первый раз — не считается

Бизнесомбудсмен предлагает снизить штрафы, поставив их в зависимость от оборота и прибыли бизнеса и ввести норму: первое наказание — только предупреждение. «Без вариантов. По всем видам нарушений без исключения. Налоговым, пожарным, санитарным, ковидным, каким угодно. Сначала предупредить и разъяснить, потом проверить выполнение», — настаивает Татулова, добавляя, что внеплановые проверки разрешить только при наличии 5 и более жалоб, ввести ответственность за ложные доносы.

По словам управляющего партнёра компании Topline Натальи Ненашевой, многие меры господдержки не были безвозмездными и лишь отодвинули проблему долгов и неплатежей на несколько месяцев вперед. «Теперь компаниям, которые воспользовались этими преференциями, придется по итогам одного из кварталов выплачивать налоги за 6 или сразу за 9 месяцев. Страшно то, что компенсировать такую нагрузку может оказаться нечем. Потребительский спрос за это время не восстановился», — говорит Ненашева.

Например, зарплатная субсидия напоминает «ставки в азартной игре».

«Требовалось сохранить штат, чтобы полученный от государства кредит превратился в невозвратный. И одновременно нести крест коммерческих долгов по кредитам, налогам, поставщикам, аренде, приближая вероятность банкротства», — говорит Ненашева из Topline.

Ведущий эксперт Института комплексных стратегических исследований Вера Кононова отмечает, что большинство показателей, которые учитывает Росстат, построены по крупным компаниям, без учета малого и среднего бизнеса. А материалы официальных исследований малого бизнеса выходят со значительным временным лагом.

«В этой связи важным индикатором «самочувствия» малого и среднего бизнеса становится изменение численности субъектов МСП, мониторинг которого сейчас осуществляется ФНС на ежемесячной основе. Сейчас этот индикатор демонстрирует в основном пессимистичную картину: например, по состоянию на 10 ноября количество участников реестра бизнеса оказалось на более чем 220 тысяч меньше, чем было год назад», — говорит Кононова из ИКСИ.

Она отмечает, что сейчас речь идет только о продлении тех мер, которые были приняты весной этого года. Это продление отсрочек по ряду налогов до конца года, а теперь и продление моратория на плановые проверки.

«Эти меры, безусловно, важны, но для того, чтобы переломить сложившиеся сейчас негативные тенденции, их явно недостаточно», — заключает эксперт ИКСИ.

Коронавирус повлиял на жизнь граждан и бизнеса, как мало какое другое событие за последние 20 лет, отмечает партнер компании Sinoruss Алексей Пулик. «Всего 2,5 месяца ограничений с середины марта по май включительно так сильно подкосили многочисленные сектора экономики, что власти не решились на повторное введение новых ограничений, несмотря на вторую волну вируса, когда абсолютные значения новых случаев заражения превышают весенние показатели», — говорит Пулик.

Китайские топ-менеджеры сходят с дистанции

«Нормализовать» работу удалось лишь к середине осени, однако, не все компании оказались в равном положении. В частности, до сих пор ограничения на перемещение через границу, установленные в целях сдерживания распространения вируса, больно бьют по предприятиям, функционирующим за счёт иностранных инвестиций, в том числе, как в нашем случае, китайских, добавляет Пулик. Преодолеть бюрократический марафон, когда разрешение на въезд требуется согласовать у многочисленных ведомств, очень сложно.

«Граница на замке — это целесообразно для туристов, но бизнес — это всегда индивидуальные ситуации. Их не слишком сложно контролировать, и в период экономического спада, точно не стоит отказываться от тех, кто везёт свои деньги к нам», — говорит Пулик.

По мнению бизнес омбудсмена Татуловой, все отсрочки надо продлить «минимум до марта, поскольку, очевидно, что раньше ничего хорошего нас не ждёт». По выданным уже кредитам на зарплату необходимо срочно пересмотреть требования по сохранению занятости. С учётом скорости и масштабов закрытий бизнесов действующее требование о сохранении персонала на 100% — невыполнимо.

«Кроме того, нужно выдать предпринимателям все уплаченные за 2019 год налоги в качестве целевой субсидии на зарплату, аренду, коммунальные услуги», — говорит Татулова, напоминая, что эту меру она предлагала еще весной, до массовых банкротств, но ее не услышали.

Наконец, надо не вводить пособия по безработице, а именно занять людей. Государственными и социальными контрактами. «Например, если посадили дома людей 65+, тогда надо обеспечить их рационами питания, поддержав одновременно отрасль общепита и занятость в этой отрасли. Закупить для своих сотрудников карты фитнес-клубов на следующий год. Школам дать контракты с детскими развлекательным или обучающим центрами», — перечисляет она.

Малому бизнесу действительно нужна поддержка государства. Не только мораторий на проверки, что, конечно, важно, но и льготы по налогам и субсидии на оплату коммунальных платежей. До коронакризиса в стране насчитывалось более 5,5 млн компаний МСП. После первой волны было ликвидирован почти миллион предприятий, — заключает первый вице-президент «Опоры России» Павел Сигал.