Налог на воздух: Европа готовит удар по российской промышленности

Углеродный налог в ЕС обойдется России в 33 млрд евро

Россия потеряет до 33 млрд евро за пять лет из-за введения нового климатического налога в Европе, подсчитали эксперты аудиторской компании KPMG. И хотя пока до конца неясно, как будет взиматься этот налог, его основная суть уже ясна: если при производстве продукции предприятие сожгло достаточно ископаемого топлива, тем самым выпустив в окружающую среду большой объем углекислого газа, чтобы привезти такой товар на европейский рынок, придется заплатить. «Газета.Ru» выяснила, как новый налог на деле скажется на российском экспорте в Европу.

Аналитики аудиторской компании KPMG подсчитали, что при реализации базового сценария введения нового углеродного налога в Евросоюзе, отечественные экспортеры заплатят порядка 33 млрд евро в 2025-2030 годах. А при реализации самого негативного сценария – если налог будет введен уже в 2022-м году – нагрузка на отечественных экспортеров в период до того же 2030-го года вырастет до 50 млрд евро.

Новый налог предполагает, что поставщики товаров на европейский рынок, которые в процессе их производства сжигают много ископаемого топлива, будут платить около 30 евро за каждую тонну углекислого газа, попавшего в атмосферу, пишет австрийское издание Die Presse. По мнению консультантов компании Boston Consulting Group, сильнее всего новый налог ударит по России, которая в основном поставляет в Европу углеводородное топливо (нефть и газ) и продукцию черной металлургии.

Для сравнения, отечественная «Северсталь» за прошлый год поставила в Европу 2,3 млн тонн стали. Представитель компании рассказал «Газете.Ru», что удельные выбросы при производстве на Череповецком металлургическом комбинате (основной актив компании) составляют порядка 2,08 тонны на тонну жидкой стали. То есть

при самом приблизительном расчете, углеродный налог на прошлогодние поставки составил бы 143,5 млн евро (около 11,5 млрд рублей).

Авторы австрийского издания Die Presse предположили, что новый углеродный налог в Европе сильно ударит по позициям российских нефтяников, ведь при добыче одного барреля нефти в России выбрасывается почти в два раза больше углекислого газа, чем в Саудовской Аравии. А это значит, что российская нефть автоматически станет дороже для европейских покупателей, и они перейдут на топливо из Саудовской Аравии.

Передел рынков

В беседе с «Газетой.Ru» эксперт Финансового университета при правительстве и ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков пояснил, что

Парижское соглашение по климату, на основе которого и построен новый европейский налог, изначально преследовало цель перевернуть мировой энергетический рынок, а не сберечь природу,

как бы красиво это ни звучало с трибуны.

Так что на деле Евросоюз тем самым вводит протекционистские меры против иностранных поставщиков, которые производят аналогичные товары гораздо дешевле. И в нынешней ситуации, сложившейся в мировой торговле,

даже если они пожалуются во Всемирную торговую организацию (ВТО), она ничего не сможет решить: еще в конце прошлого года, после того как США заблокировали назначение новых арбитражных судей в организации, ее апелляционная инстанция фактически оказалась парализована.

«Китай сделал свое «экономическое чудо» не только за счет дешевой рабочей силы, но и за счет дешевого угля, который он сам добывает, – объясняет Игорь Юшков. – В Европе стремятся к «зелености» и используют возобновляемые источники энергии – они гораздо дороже. В итоге это привело к тому, что китайские товары оказались дешевле европейских. И этот углеродный налог создан для того, чтобы перевернуть эту ситуацию с точностью до наоборот».

Эксперт уверен, что

Россия однозначно проигрывает из-за нового налога, какие бы товары она впредь не планировала ввозить на территорию Евросоюза. Ведь в России порядка 70% энергетического баланса приходится на природный газ.

А методологии, которые определены в Парижском соглашении, определяют газовую отрасль как главного эмиссионера СО2. Поэтому, считает Игорь Юшков, Москве нужно было десять раз подумать, прежде чем подписывать это соглашение.

Нефть всему голова

Попытки Евросоюза представить углеводородную энергетику как главного врага экологии – довольно явное лукавство, уверен исполнительный вице-президент нефтесервисной компании «НьюТек» Валерий Бессель.

В беседе с «Газетой.Ru» эксперт уточнил, что углекислый газ – СО2 – образуется при сжигании любого вида органического топлива, будь то газ, нефть или уголь. Но образующийся при этом диоксид углерода – это не парниковый газ.

«Плотность диоксида углерода почти в два раза выше, чем у воздуха. И как более плотная субстанция он оседает у поверхности земли, растворяется в водах и так далее. Из-за того, что СО2 есть, в окружающей среде происходит реакция фотосинтеза, в результате которой в окружающую среду выделяется кислород», – напомнил Валерий Бессель.

Эксперт уточнил, что парниковым газом скорее можно считать метан – он гораздо легче воздуха, из-за чего как раз и попадает в верхние слои атмосферы. Но за борьбу с метаном, по словам Валерия Бесселя, не с кого взять деньги. Так что

Европа предпочитает бороться с нефтяникам и крупнейшими промышленными предприятиями: все они являются его источниками и генерируют его в огромных масштабах. И все это – огромный бизнес, с которого как раз можно взять деньги.

«В балансе энергопотребления мира 85% мы получаем как раз за счет сжигания органического топлива – это порядка 11 млрд тонн нефтяного эквивалента. Остальное мы получаем за счет гидроэнергетики, атомной энергетики и возобновляемых источников энергии», – сказал Валерий Бессель.

Именно поэтому Дональд Трамп в июне 2017-го года и вышел из Парижского соглашения. «Этим вы тормозите развитие своей энергетики, а значит, и всей экономики в целом, а в итоге лишаете своих людей рабочих мест», – объяснил эксперт.

В результате введения нового налога вырастут цены для внутренних европейских покупателей углеводородов. «Естественно, они будут требовать от нас каких-то скидок, которые позволят их потребителям получать топливо по старым ценам. Но тут все будет зависеть от рынка: если нам самим будет позволять ситуация, конечно, какие-то скидки мы будем давать», – сказал эксперт.

При этом

Валерий Бессель не согласился с утверждением, что российская нефть начнет уступать свою долю поставщикам из Саудовской Аравии или США. Эксперт считает, что принципиальных различий по объему выбрасываемого СО2 у нефтедобытчиков из разных стран нет, вне зависимости от применяемых технологий.

«В процессе добычи нефти СО2 тоже выбрасывается. Это происходит из-за работы технологического транспорта на промыслах, работы дизельных буровых установок и так далее, – объясняет эксперт. – При добыче сланцевой нефти работают установки по гидроразрыву пласта – это совершенно иная технология. Но суть по большому счету от этого не меняется: эти установки требуют достаточно больших мощностей для создания входящих давлений. Установка для гидроразрыва – это где-то 30-35 тысяч лошадиных сил».

Проиграют не все

Впрочем, в российской промышленности есть и такие предприятия, которые ничего не потеряют от введения нового экологического налога в Европе.

В качестве примера Игорь Юшков привел «Русал», чей энергетический аспект производства построен на гидроэнергетике. Туда же, по мнению эксперта, можно отнести и российских атомщиков.

«У нас главные лоббисты этого налога – в РСПП – где сильны позиции того же «Русала». «Русал» получает энергию в основном от крупных ГЭС, чистых с точки зрения эмиссии СО2. «Росатом» тоже попадает в список предприятий, которые выиграют от введения этого налога, так как атомная энергия тоже не предполагает эмиссию СО2», – пояснил Юшков.

Не стоят на месте и другие металлурги. Представитель «Северстали» в комментарии «Газете.Ru» рассказал, что компания видит запрос на «зеленую» сталь не только со стороны регуляторов, но и от своих клиентов и инвесторов.

«Поэтому со всей серьезностью относимся к работе над снижением выбросов CO2. Вопрос изменения климата курируется в компании на уровне совета директоров», – рассказали «Газете.Ru» в «Северстали», уточнив, что сейчас компания завершает выработку собственной климатической стратегии, и планирует опубликовать ее в ближайшее время после одобрения советом директоров.

Представитель компании отметил, что

с 1990 года интенсивность выбросов парниковых газов на ЧерМК снизилась на 43%. При этом компания входит в первый квартиль металлургов по интенсивности выбросов (имеется в виду, что компания тем выше в рейтинге, чем ниже ее выбросы).

«Северсталь» первой из российских компаний отрасли приняла участие в программе Worldsteel «Step up», которая направлена на поиск процессов производства по всей цепочке, которые можно усовершенствовать для достижения наибольшего результата с точки зрения снижения выбросов CO2», – рассказали «Газете.Ru» в компании. Только в прошлом году её затраты на природоохранную деятельность выросли на 10% – до 3,8 млрд рублей.

В будущем

компания намерена максимально сократить эмиссию CO2 за счет внедрения новых водородных технологий, хотя на данный момент в производстве в основном используются коксующийся уголь и природный газ.

Для этого в прошлом году в «Северстали» создали новый центр экспертизы по использованию водородных технологий. Но это процесс не быстрый.

«Вероятнее всего производство «зеленой» стали станет конкурентоспособным не ранее следующего десятилетия», – подытожил представитель компании.