Поймай, если сможешь

Шотландец инвестировал деньги вкладчиков в заброшенные пабы

Юлия Калачихина 13.12.2014, 12:44
iStockphoto

Во время финансового кризиса хедж-фонд Heather Capital сумел привлечь от крупных инвесторов $600 млн. Однако, когда фонд обанкротился, ликвидаторы ничем не смогли утешить портфельных вкладчиков: фешенебельные объекты коммерческой недвижимости, под которые фонд якобы занимал деньги, оказались заброшенными шотландскими пабами. А основатель фонда Грегори Кинг исчез.

В сентябре 2008 года Грегори Кинг, шотландский адвокат, переквалифицировавшийся в управляющего хедж-фондом, с размахом отмечал свое 40-летие в Испании, пишет The Wall Street Journal. На вечеринку было приглашено несколько сотен гостей. Тогда Кинг поблагодарил своих друзей, родственников и коллег, порадовавшись тому, как идут дела: под управлением его Heather Capital находилось уже более $600 млн.

В то время многие банки стали сворачивать кредитование девелоперских компаний. И некоторые хедж-фонды, в том числе фирма Кинга, решили занять место традиционных фининститутов: они привлекали средства портфельных инвесторов, чтобы потом напрямую финансировать строительство коммерческой недвижимости. Heather Capital доверили свои средства известные игроки на рынке, включая канадский пенсионный фонд Ontario Teachers' Pension Plan, фонд «суперженщины» из лондонского Сити Николя Хорлик, а также многочисленные представители швейцарского банковского сектора.

Однако в конце 2008-го и начале 2009 года, то есть в разгар финансового кризиса, обеспокоенные инвесторы стали забирать деньги из хедж-фондов. Heather Capital не стал исключением. Только тот быстро прекратил выдачу наличных, а в 2010 году компания объявила себя банкротом. Фонд списал $76 млн по своим кредитам и $92 млн по внешневалютным операциям.

И на первый взгляд Heather Capital стал просто очередной жертвой финансового кризиса. Если бы не одно «но»: обычно при банкротстве хедж-фонда инвесторы могут вернуть хотя бы часть своих вложений. Однако ликвидаторы компании из Ernst & Young обнаружили, что баланс фонда фактически на нуле, а большинство кредитов нельзя возместить, так как они выдавались под весьма странные проекты вроде заброшенных баров. «Большинство кредитов, выданных девелоперам, на самом деле были мошенничеством», — пришли к выводу эксперты.

Уголовного дела против фонда так и не было возбуждено, а сам Грегори Кинг исчез.

Главное — шотландский акцент

Кинг родился в семье шотландских букмекеров и кредиторов. Его отец Хью Кинг является председателем букмекерской группы, а кузен Стивен Кинг — один из самых известных в стране владельцев баров и клубов.

Сам Грегори отучился на адвоката в Шотландии, после чего окончил бизнес-школу Чикагского университета. Он вернулся в Глазго и

открыл автосалон, который попал в криминальную хронику в 2002 году, после того как партнер Кинга был жестоко убит при оставшихся так и не выясненными обстоятельствах.

В 2004 году Кинг решил создать собственный хедж-фонд. В поисках клиентов он объехал всю Северную Америку и Европу. На встречах финансист появлялся в дорогих костюмах, его презентации были неизменно хорошо подготовлены, и он с мягким шотландским акцентом весьма убедительно рассказывал потенциальным инвесторам о будущих прибыльных проектах. Он был «дружелюбным и очаровательным», и казалось, что он «прочно стоит на земле», описывал Кинга один из инвесторов.

По словам другого вкладчика, который потерял деньги в Heather Capital, Кинг прекрасно умел заставить поверить остальных в то, что его фонд абсолютно надежен. «Он знал, как говорить правильные вещи. Все выглядело так, как будто он нашел свою небольшую нишу», — уверяет его бывший клиент.

Действительно, Кинг на встречах зачастую обращался к опыту ведения бизнеса своей семьи. «Не было таких проектов, которые финансировали мои родственники и в которые вы сейчас не захотели бы вложиться. Мы выбираем только проекты с малой долей риска», — говорил он. По словам Кинга, за историю фонда был только один дефолт по проекту.

А статистика Heather Capital и вовсе выглядела как мечта. По документам, с января 2005-го по август 2008 года ежемесячная доходность хедж-фонда составляла около 1%, что давало порядка 13% годовых.

Поймать негодяя

Однако инвесторам следовало обратить внимание, что дела Heather Capital идут вовсе не так гладко. Так, во время проверки ее отчетности в 2006–2007 годах аудиторская фирма KPMG обнаружила, что около $150 млн ушли на кредиты базирующимся в Гибралтаре компаниям, некоторые из которых были напрямую связаны с Кингом. В заключении KPMG было сказано, что их проверяющие так и не узнали, на какие цели были выделены эти деньги.

Кроме того, некоторые инвесторы стали беспокоиться, что хедж-фонд не раскрывает данных о заемщиках, ссылаясь на законы о конфиденциальности. Во внутренней переписке один из вкладчиков называл обоснование в отказе о предоставлении соответствующей информации «банальным и неубедительным».

Как позже выяснили ликвидаторы, большинство кредитов проходило через подконтрольную Кингу офшорную компанию Mathon.

Она выдавала займы под проекты, которые на деле оказались разрушенными церквями, пустующими пабами в окраинах Глазго и просто пустырями..

«Здесь явные признаки мошенничества, однако истинную природу обмана и личностей всех тех, кто был вовлечен в эту схему, еще предстоит выяснить», — сказано в заявлении суда.

«Больше всего меня расстраивает, что этот парень вышел сухим из воды, — говорит Пол Ларайя, который по совету друга инвестировал в Heather Capital, на чем, по его словам, потерял «пару сотен тысяч долларов». — Надеюсь, они поймают этого негодяя».