«Неважно, кто купит «Уралкалий»

Акции «Уралкалия» резко подскочили на слухах о возможной смене владельца контрольного пакета

Алексей Топалов, Денис Лавникевич (Минск) 09.09.2013, 17:37
Склад продукции на шахте «Уралкалия» возле города Березники в Пермском крае Сергей Карпухин/Reuters
Склад продукции на шахте «Уралкалия» возле города Березники в Пермском крае

На новостях о возможной продаже «Уралкалия» акции компании прибавили более 8%. Компания «Нафта-Москва», принадлежащая основному акционеру «Уралкалия» Сулейману Керимову, опровергает слухи о продаже актива, однако рынок полагает, что сделка все же состоится, если уже не состоялась. Источники в отрасли говорят, что Керимов как владелец «Уралкалия» неудобен не только Минску, но и Москве, и Кремль хочет, чтобы актив перешел к бизнесмену, который более близок к Владимиру Путину.

Акции «Уралкалия» демонстрируют значительный рост на последних новостях. К 12.00 мск в понедельник котировки компании на бирже ММВБ-РТС выросли на 8,23%, цена одной акции достигла 176,2 руб. Впрочем, позднее началась коррекция — к 14.00 мск цена бумаг «Уралкалия» снизилась до 172,37 руб. за штуку (+5,88%).

Константин Юминов из Райффайзенбанка полагает, что рост котировок «Уралкалия» связан с появившимися слухами о том, что основной акционер компании Сулейман Керимов может продать принадлежащую ему долю. Информацию о том, что Керимов продал часть своих акций или даже весь пакет (21,75%), в субботу опубликовал в фейсбуке адвокат Александр Добровинский. По версии «очень серьезного источника», на который ссылался Добровинский, покупателем стал «некий банкир К.» из Санкт-Петербурга. Возможно, речь шла об экс-главе Госстроя, бывшем владельце 75% акций Промстройбанка Владимире Когане.

В воскресенье компания Керимова «Нафта-Москва» опровергла информацию о продаже «Уралкалия», но Константин Юминов полагает, что такая возможность в любом случае остается, и именно на этих ожиданиях инвесторов растут бумаги компании.

«Переход «Уралкалия» новому владельцу может означать примирение с Белоруссией, а это в свою очередь означает возврат к прежней стратегии, когда ориентиром являлся уровень цен, а не объемы продаж», — поясняет Юминов.

По его словам, сейчас сложно прогнозировать, будет ли Керимов продавать свой калийный актив, однако, если это произойдет, инвестиция для предпринимателя в любом случае окажется прибыльной.

«Конечно, раньше Керимов мог продать свой пакет «Уралкалия» по совсем другой цене (в начале июня цена одной акции компании составляла 232,5 рубля, таким образом, пакет Керимова стоил 148,46 млрд рублей, или $4,44 млрд по курсу на понедельник. Сейчас этот пакет стоит около 110,2 млрд рублей, или около $3,3 млрд. — «Газета.Ru»), — говорит аналитик.

— Однако сам Керимов приобретал акции «Уралкалия» еще дешевле, а кроме того — получал с них дивиденды».

Белорусские эксперты говорят, что проблема именно в самом Сулеймане Керимове. Причем предприниматель не устраивает не только и не столько Белоруссию, сколько российское руководство.

«Уход Керимова из калийного бизнеса может быть важен для отдельных людей в Кремле», — полагает руководитель аналитического проекта Belarus Security Blog Андрей Поротников. По его оценке, в случае, если Москва и Минск пойдут на мировое соглашение, это может выглядеть так: все обвиняемые полностью признают вину и возмещают причиненный Белоруссии ущерб, после чего указом белорусского президента Александра Лукашенко уголовное преследование в отношении них прекращается. «Таковы нормы белорусского законодательства, — поясняет Поротников. — Однако, чтобы сохранить лицо, стороны, скорее всего, подробности мирового соглашения засекретят под предлогом тайны следствия».

Источник на белорусском калийном рынке полагает, что конфликт вокруг «Уралкалия» вообще срежиссирован Лукашенко с подачи Кремля.

«Задача здесь — заставить Сулеймана Керимова, бизнесмена, считающегося близким к бывшему президенту России, ныне премьер-министру Дмитрию Медведеву, продать бизнес кому-то, приближенному к Владимиру Путину, — говорит источник.

— В пользу этой версии говорит, в частности, то, что ни Лукашенко, ни Путин пока публично не заявили ничего существенного по поводу конфликта».

Между тем Путин на саммите G20 в Санкт-Петербурге прокомментировал ситуацию вокруг ареста главы «Уралкалия»: «Я с Лукашенко по этому вопросу не разговаривал. А это затишье связано с тем, что мы хотим проблему решить, а не загонять ее в тупик, что очень легко сделать, начиная шум и гам по этому вопросу. Ну а проблема, конечно, должна решаться». Какая именно проблема должна решаться — президент не уточнил.

Однако основным вопросом здесь по-прежнему остается владение «Беларуськалием». Нынешний конфликт разгорелся из-за несостоявшейся покупки Керимовым белорусского актива. Тогда Лукашенко выставил неоправданно высокую цену — $30 млрд (по оценкам рынка, «Беларуськалий» стоит существенно дешевле), и Керимов был вынужден отказаться от приобретения.

«Неважно, кто купит «Уралкалий», — говорит первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. — Успешное сотрудничество с Белоруссией будет зависеть от того, продолжит ли новый владелец политику экспансии».

Что касается версии о том, что конфликт был инспирирован Москвой, Макаркин полагает, что российские игроки, напротив, лишь воспользовались сложившейся ситуацией. «Россия в ответ на арест главы «Уралкалия» Владислава Баумгертнера приняла ряд мер, крайне невыгодных для Белоруссии, — напоминает Макаркин. — Не думаю, что Лукашенко пошел бы на такое сознательно».

Для Белоруссии разрыв отношений с «Уралкалием» может означать потерю рынков сбыта.

На «Беларуськалии» уже остановлено производство.

На прошлой неделе президент Белоруссии Александр Лукашенко заявил о создании нового трейдера, который будет называться так же, как и распавшееся российско-белорусское СП — «Белорусская калийная компания» (БКК), однако форма собственности у него изменится — из ЗАО предприятие превратится в ОАО. Также Лукашенко принял решение обнулить экспортные пошлины на калийные удобрения.

Однако этих мер Лукашенко, очевидно, показалось мало. Белорусский президент напомнил, что у республики есть представители на уровне послов примерно в 50 странах мира.

«Берите и торгуйте калийными удобрениями, — заявил Лукашенко. — Сегодня все заместители министра иностранных дел ездят по странам и ведут за руку представителей «Белорусской калийной компании» для того, чтобы заключить договоры и преодолеть этот кризис». Лукашенко подчеркнул, что «напрягаться должны все».

Источник в БКК говорит, что у Белоруссии действительно серьезные проблемы со сбытом удобрений. «Беларуськалий», в общем-то, так и остался советским предприятием, — поясняет собеседник «Газеты.Ru». — Его руководство умеет наладить добычу калийной соли, ее обогащение, умеет провести техническое перевооружение, умеет подготовить специалистов, умеет наладить социальную сферу в городе калийщиков Солигорске.

Но оно не умеет торговать. Просто потому, что никогда этим не занималось».

По словам источника, после образования «Белорусской калийной компании» (в 2005 году) были открыты ее региональные представительства в Дели, Пекине, Сингапуре, Сан-Паулу, Чикаго и Панаме. Но все они создавались менеджерами «Уралкалия».

«В результате после разрыва отношений все эти офисы вместе с клиентами достались именно «Уралкалию», — указывает собеседник «Газеты.Ru». По его словам, сейчас есть интерес к белорусским удобрениям со стороны Катара, но даже по самым оптимистичным оценкам создание новой сбытовой сети займет полгода-год. «Во многом как раз потому, что этим занимаются госчиновники, а не бизнесмены», — подчеркивает источник.