США мстят за рейтинг

Агентство S&P обвиняет минюст США в несправедливости и желании отомстить за понижение рейтинга в 2011 году

Екатерина Мереминская 04.09.2013, 11:01
S&P считает, что обвинения против него неконституционны и необоснованны Stan Honda/AFP/Getty Images
S&P считает, что обвинения против него неконституционны и необоснованны

Рейтинговое агентство S&P считает себя жертвой несправедливого отношения. Минюст США, дошедший до суда с обвинением агентства в ошибочных оценках перед кризисом 2008 года, просто мстит за понижение рейтинга в 2011 году, заявило S&P. В случае если агентство проиграет суд, ему грозит штраф в $5 млрд. Однако политизирование дискуссии не лучшая стратегия защиты.

Министерство юстиции США преследует в суде международное рейтинговое агентство Standard & Poor's только для того, чтобы отомстить за понижение рейтинга государства в 2011 году, – с таким резким заявлением впервые выступило само агентство. Оно называет себя жертвой несправедливого обращения, а претензии «необоснованными» и «неконституционными».

Оценка рейтинга, считает агентство, это мнение, свободу которого защищает Первая поправка к Конституции США.

Минюст США «начал эту кампанию в ответ на использование (агентством. – «Газета.Ru») свободы высказываний по отношению к кредитоспособности Соединенных Штатов Америки», — говорится в заявлении S&P, поданном во вторник в окружной суд Калифорнии, цитата по газете The Wall Street Journal.

Пресс-секретарь минюста США заявил WSJ, что это обвинение нелепо.

Агентство S&P понизило кредитный рейтинг США 5 августа 2011 года. Это стало первым понижением рейтинга Америки с 1917 года и лишило государство наивысшей оценки (ААА), которая держалась с 1941 года. Понижение стало ответом на затянувшуюся дискуссию о максимальных размерах госдолга США, грозившую стране дефолтом. Дефолта тогда удалось избежать, однако агентство не устроили условия соглашения между республиканцами и демократами. S&P предупреждало, что только сокращение расходов бюджета на $4 трлн способно предотвратить понижение. Однако конгресс одобрил план, включавший сокращение лишь на $2,4 трлн в течение 10 лет. Белый дом не смирился с понижением. «Построенный на ошибке в $2 трлн анализ S&P, приведший к снижению рейтинга, говорит сам за себя», — заявил представитель министерства финансов США.

В первый торговый день после понижения рейтинга США фондовые рынки мира рухнули на 3—8%, нефть подешевела на 6% и почти пробила $100 за баррель, рубль снизился к бивалютной корзине на 55 копеек.

Полтора года спустя, 4 февраля 2013 года, власти США официально предъявили иск к S&P, обвинив в обмане инвесторов, спровоцировавшем финансовый кризис 2008 года.

Агентство, по данным минюста, в течение нескольких предкризисных лет необоснованно завышало оценку долговых обязательств «в угоду клиентам». Эти завышенные рейтинги создали у инвесторов ошибочное впечатление о надежности ипотечных облигаций, что в итоге привело к краху ипотечного рынка, полагает минюст.

Минюст просит взыскать с S&P $5 млрд в качестве компенсации за потери пенсионных фондов, банков и других финансовых институтов. Это соответствует операционной прибыли компании примерно за шесть лет. S&P утверждает, что сумма не обоснована.

Еще в феврале, представляя прессе поданное заявление, помощник генерального прокурора США Тони Вест попытался доказать, что оно никак не связано с понижением рейтинга, отмечая, что S&P «сделали то, что сделали», оценивая кредитоспособность государства. «Мы опираемся только на факты, закон и результаты расследования и считаем, что подать это заявление было необходимо», — заявил Вест. Расследование работы S&P, подчеркнул он, было начато задолго до понижения рейтинга — в ноябре 2009 года.

S&P в ответ на это теперь спрашивает, почему же минюст не обвинил в аналогичных нарушениях двух других членов «большой тройки» — рейтинговые агентства Moody's и Fitch, не решившихся первыми опустить рейтинг США.

Перевод дискуссии из экономической в политическую плоскость, на первый взгляд, кажется удачной стратегией защиты для S&P. Однако некоторые эксперты, напротив, видят в нем слабое место.

«Мошенничество либо было, либо нет, — комментирует бывший федеральный прокурор, профессор права в Университете Дьюка Сэмюэл Бьюэлл. – Почему обвиняемый в мошенничестве просто не доказывает, что мошенничества не было?»