Ты и я, мы оба правы

Дмитрий Агарков помирился с ТКС-банком Олега Тинькова

Прославившийся на просторах интернета заемщик ТКС-банка Дмитрий Агарков, который вместо процентов намеревался отсудить у кредитной организации 24 млн рублей, неожиданно решил пойти на мировую с банком. После того как Олег Тиньков пригрозил ему уголовным преследованием, он сначала уехал из страны и пообещал судиться с банком, защищая свою честь и достоинство. Эксперты считают, что мировая в данном случае — самый простой выход для обеих сторон.

Банк «Тинькофф кредитные системы» (ТКС), принадлежащий Олегу Тинькову, и житель Воронежа Дмитрий Агарков нашли способ урегулировать конфликт. «Конфликт неконструктивен, поэтому мы решили завершить его по-джентльменски, путем снятия взаимных претензий», – говорит президент банка «Тинькофф кредитные системы» Оливер Хьюз.

Экс-сотрудник правоохранительных органов Дмитрий Агарков отсканировал высланный ему по почте договор и мелким шрифтом внес в него свои изменения. В него он добавил, что процентная ставка за пользование кредитом и комиссия за выдачу наличных средств составляет 0%.

При этом, сделав отсылку на свой сайт в интернете, Агарков указал, что за каждое изменение условий договора ТКС-банк должен будет выплатить ему компенсацию в 3 млн рублей, а за расторжение по инициативе банка — и вовсе 6 млн рублей. В банке подписали этот договор, однако потом попытались все-таки взыскать с клиента просрочки и штрафы за пользование кредитной картой.

В июле 2013 года, после того как суд отверг претензии банка, взыскав с заемщика лишь 19 тыс. рублей в счет основного долга, клиент обратился в Коминтерновский райсуд с иском на 24 млн рублей, пытаясь взыскать по 3 млн рублей за каждое из допущенных банком нарушений условий и тарифов в одностороннем порядке.

Эксперты тогда были рады, что, наконец, нашелся заемщик, который смог показать банкирам, до чего они доводят клиентов, когда прописывают мелким шрифтом условия договора и отсылают на специальный сайт, предписывая следить за изменениями тарифов. Однако основатель бренда ТКС Олег Тиньков пригрозил тогда уголовным преследованием Агаркову, и тот решил уехать за границу.

Однако сейчас — неожиданно, как явствует из пресс-релиза кредитной организации, — стороны пришли к консенсусу.

«В 2008 году, когда я составил свою форму анкеты и предоставил ее в банк вместо официального бланка, эта была просто шутка. Но шутка зашла слишком далеко. Конечно, я не рекомендую подобным образом поступать другим людям. Перед получением кредита надо много раз подумать и изучить условия банка, но если уж согласился, то следует выполнять условия», – говорит сам Агарков.

Банк тоже признает свои ошибки. «Мы согласны с Дмитрием в том, что банки должны лучше разъяснять клиентам условия обслуживания, – признал Хьюз. – Мы ведем работу по повышению финансовой грамотности, предоставляем клиентам всю необходимую информацию, даем советы по грамотному использованию банковских карт. Банк заинтересован в выстраивании долгосрочных и эффективных отношений с клиентами, а клиенты должны быть ответственными заемщиками».

Банк даже решил сделать что-то приятное для знаменитого заемщика. «Поскольку Дмитрий не всегда хорошо относится к кредитным картам, мы выпустили для него дебетовую карту Tinkoff Black, по которой банк начисляет 10% годовых на остаток по карте и платит cash back до 30% по отдельным видам покупок», — говорит Хьюз.

Впрочем на вопрос, кто первый сделал шаг к применению, «Газете.Ru» в банке не ответили.

В юридическом агентстве «Консультант», представляющем интересы Агаркова в суде, «Газете.Ru» подтвердили верность информации, изложенной в пресс-релизе. Однако при этом заявили, что никак не комментируют ситуацию, отказавшись объяснить условия примирения и что будет с уже поданными в суд исками. «Поймите меня буквально: мы не имеем права комментировать», — заявил представитель агентства Дмитрий Михалевич.

При этом ранее представители «Консультанта» были гораздо разговорчивее. Например, буквально на днях они сообщили, что подали иск в Хорошевский район Москвы о защите чести и достоинства своего клиента, оскорбленного заявлениями Тинькова, что тот является мошенником. «Сам владелец банка заявил в твиттере, что ему грозит срок четыре года, обвинив его в мошенничестве. Обвинять человека можно только на основании вступившего в законную силу приговора, — рассказал тогда «Газете.Ru» представитель юридического агентства «Консультант». — Разрешение данного конфликта мирным путем является наиболее целесообразным в данной ситуации.»

«Конфликтующие стороны не будут участвовать в разбирательствах, тем самым сэкономят трудовые, денежные и временные ресурсы и так загруженных судов. Единственной целью, на мой взгляд, данного конфликта было заставить банки, да и в целом участников договорных отношений обращать внимание на условия подписываемых ими актов, даже если они прописаны мелким шрифтом. Данная цель уже достигнута благодаря публикациям СМИ», — комментирует ситуацию юрист компании «Хренов и партнеры» Светлана Юдина.

Впрочем все-таки мировая выгоднее банку, поскольку у заемщика было гораздо больше шансов получить пусть и не 24 млн рублей, но какую-то компенсацию, а у кредитного учреждения доказать мошенничество шансов практически не было.

По мнению Юдиной, обвинения в мошенничестве против Агаркова, скорее всего, не нашли бы своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, так как нельзя ничем подтвердить умышленное сообщение им заведомо ложных и недостоверных сведений, умолчание об истинных фактах или использование доверительных отношений с банком. «Внесение в договор условий мелким шрифтом можно рассматривать как предложение заключить договор на новых условиях, утверждение анкеты банком является выражением согласия на заключение договора на новых условиях, которые стороны должны соблюдать, чему и следовал заемщик. Однако взыскание компенсации в 24 миллиона рублей вряд ли возможно в реалиях отечественной судебной практики», — говорит Юдина.

При этом, по ее словам, иск о защите чести заемщика также не имел бы больших шансов на успех. Постановлением пленума ВАС от 24.02.05 судам рекомендовано различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации. В своих комментариях Тиньков высказывал именно оценочные суждения, таким образом, заемщик, скорее всего, может рассчитывать только на компенсацию морального вреда, причиненного ему субъективным мнением, заключает адвокат.