Наследство Кудрина поделят пополам

Путин передумал отдавать Фонд национального благосостояния Росфинагентству. 2,74 трлн рублей отдадут Центробанку и на инфраструктурные проекты



Экс-министр финансов Алексей Кудрин

Экс-министр финансов Алексей Кудрин

ИТАР-ТАСС
Фонд национального благосостояния будет поделен между Центробанком и «инфраструктурными проектами». А корпорация Росфинагентство, которая должна была использовать средства фонда с большей эффективностью, чем сейчас, так и не будет создана.

Фонд национального благосостояния (ФНБ) не будет финансировать дефицит Пенсионного фонда, с этим справится и госбюджет благодаря повышению налогов. Не будет он управляться и Росфинагентством, как этого хотело ранее Министерство финансов. Вместо этого половиной Фонда будет управлять Центробанк, а половину пустят на «инфраструктурные проекты». А корпорация «Росфинагентство» (РФА), которая должна была использовать средства фонда с большей эффективностью, чем сейчас, так и не будет создана. Об этом сказал Президент России Владимир Путин в Бюджетном послании. Министр финансов Антон Силуанов позже разъяснил детали.

ФНБ выделился из Стабилизационного фонда, детища предыдущего министра финансов Алексея Кудрина. Он аккумулирует в себе сверхприбыль от экспорта энергоресурсов и был создан для покрытия дефицита Пенсионного фонда.

На 1 июня 2013 года в фонде было 2,74 трлн рублей ($86,72 млрд).

Неудивительно, что находилось и находится немало охотников до этих денег. С момента создания Стабилизационного фонда лоббисты всевозможных государственных, полугосударственных и окологосударственных корпораций призывали «тратить деньги внутри страны», а не держать национальные средства на коварном Западе. Но Кудрин, как лев, стоял на их защите.

С его уходом Минфин продолжил прежнюю политику. И, более того, предложил создать РФА, чтобы огромные средства фонда приносили хоть какой-то вменяемый доход. А для этого необходимы инвестиции в более рискованные финансовые инструменты, в частности в рынок акций. «Мы хотели, чтобы часть средств ФНБ могла размещаться в более высокодоходные активы, — заявил Силуанов. — Это могли быть облигации эмитентов, 3—5% акций каких-то компаний, которые, по оценке аналитиков, должны расти, но в первую очередь — облигационные инструменты как суверенов, так и коммерческих структур».

Однако из-за бюрократических проволочек агентство до сих пор не создано. «Попытка реализации этой идеи выявила наличие многих нерешенных проблем. Необходимо рассмотреть альтернативные механизмы повышения эффективности управления средствами указанных фондов», — заявил в Бюджетном послании Путин.

Силуанов с Путиным не спорит. «Совершенно правильное решение президента — не торопиться с созданием агентства,

— сказал министр. — Мы могли бы определить сначала проекты для инвестирования за счет средств ФНБ (такое поручение президент уже дал) и подумать над изменением инвестиционной декларации для ЦБ, а также предоставить возможность привлекать участников финансового рынка для подготовки предложений по надежному и более высокодоходному инвестированию средств».

Правда, власти уже начали использовать фонд для решения своих проблем. Силуанов признал, что сейчас 25% средств ФНБ направлено через Внешэкономбанк на «антикризисные меры поддержки» банков и промышленных предприятий.

«Сейчас приоритет поменяли», — добавил он.

Средства ФНБ должны в первую очередь вкладываться в крупные инвестиционные проекты, с тем чтобы стимулировать развитие внутри России,

а для этого не нужно Росфинагентство, пояснил Силуанов. «Мы говорим: давайте 50% оставим на инвестирование в высоколиквидные активы, поменяем инвестиционную декларацию для ЦБ, чтобы больше получать доходов с них. Это могли бы быть более высокодоходные бумаги, но они должны быть достаточно надежными. Мы могли бы получать больше доходность и больше доходов в бюджет, — предполагает министр. — А 40—50% могли бы вкладывать не в антикризисную поддержку, а в крупные инфраструктурные длинные проекты».

Эксперты признают, что в действиях чиновников есть логика. По крайней мере, исходя из статистики, ФНБ и так управлялся довольно неплохо, а в нынешних экономических условиях гнаться за большей доходностью при большем риске не стоит, рассуждает директор Института стратегического анализа ФБК Игорь Николаев. Это было бы разумно при экономическом росте, бюджетном профиците, отсутствии тяжкого бремени социальных обязательств, тогда и можно рискнуть. «Когда же экономическая ситуация ухудшается, долговая нагрузка потихоньку растет,

поставить на кон большие деньги — просто безрассудно, задача — не заработать, а сохранить», — считает эксперт.

Чиновники отказались от прежних планов из-за дефицита квалифицированных управляющих в России. К примеру, большинство паевых фондов проигрывает в доходности индексу РТС, а в этом случае теряется смысл активного управления, полагает заместитель генерального директора по инвестиционному анализу ИК «Церих Кэпитал Менеджмент» Андрей Верников. «Дело осложняется тем, что в связи с оттоком средств из России в последние три года рынок показывает боковую динамику и управлять средствами на фондовом рынке сложно, — добавляет Верников. — На рынке не осталось «идей роста», кроме акций потребительского сектора, ликвидность которых не позволяет вкладывать крупные средства».

С другой стороны, и фондовый рынок России деньги ФНБ не поддержали бы, отмечает Николаев. Об этом свидетельствует опыт денежных вливаний в куда более крупные рынки. «На фондовый рынок сейчас мало что может повлиять, пока не изменится общее негативное отношение мировых инвесторов к развивающимся рынкам, — указывает Верников. — Сейчас инвесторы выбирают не риск, а качество и надежность, и ситуация эта быстро не изменится».

Решение о том, что частью средств ФНБ будет заправлять ЦБ, — это смена шила на мыло,

поскольку Центробанк наверняка будет стремиться к проведению прежней консервативной политики управления ими, оценивает Николаев. Что же касается инфраструктурных инвестиций, то проект проекту рознь. Можно и зря их потратить, если, например, расширять Транссибирскую магистраль, грузопоток по которой падает, или строить мосты на острова, отмечает он.

Сама идея Кудрина о создании Стабилизационного фонда оказалась стратегически недальновидной,

поскольку в нашей стране этого делать не следовало, считает Николаев. Она создала иллюзию богатства, что повлекло за собой излишние бюджетные расходы, в частности социальные и военные, и привело к нынешним экономическим трудностям. Может, действительно, лучше было бы не копить доходы от подорожавшей нефти, а сразу перенаправлять их в экономику?

Но уж если ФНБ есть, то и использовать его нужно по прямому назначению! И вызывает удивление заявление Силуанова о том, что

в ближайшие годы дефицит Пенсионного фонда будет компенсироваться исключительно за счет бюджетных средств. И это в то время, когда власти постоянно усиливают налоговый пресс на предприятия и граждан,

ссылаясь на недостаток денег в казне. «Это ошибка, назовем мягко», — заключает Николаев.