Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

Суд над «Москвой»

Ашот Егиазарян подал иск в Высокий суд Лондона против бывших партнеров по реконструкции гостиницы «Москва»

Петр Канаев, Рустем Фаляхов 02.04.2013, 00:04
Экс-депутат Ашот Егиазарян Владимир Федоренко/РИА «Новости»
Экс-депутат Ашот Егиазарян

Экс-депутат Госдумы Ашот Егиазарян, покинувший Россию из-за уголовного дела, подал иск в Высокий суд Лондона против бывших партнеров по реконструкции гостиницы «Москва». Истец неоднократно заявлял, что стал жертвой корпоративного конфликта с предпринимателями Сулейманом Керимовым и Аркадием Ротенбергом. Но Лондонский международный третейский суд и Окружной суд Никосии на Кипре ранее сочли его аргументы недостаточными для ареста активов. «Москва» спровоцировала один из самых громких корпоративных конфликтов 2010 года, и разбирательство может продолжить серию скандальных процессов, стартовавшую с иска Бориса Березовского против Романа Абрамовича.

Бывший депутат Госдумы от ЛДПР Ашот Егиазарян подал иск в Высокий суд Лондона против бывших партнеров по реконструкции гостиницы «Москва», рассказал «Газете.Ru» осведомленный источник. Мы подтверждаем подачу «ряда исков» в том числе в лондонский арбитраж, сказал «Газете.Ru» адвокат Егиазаряна Дмитрий Баранников, отказавшись от подробных комментариев и от подтверждения обращения в Высокий суд Лондона.

Источник, близкий к окружению Егиазаряна, говорит, что новых исков, в том числе, в Высокий суд Лондона, предприниматель не подавал. В базе данных лондонского суда материалы пока не зарегистрированы. Пресс-офис Высокого суда не ответил на запрос «Газеты.Ru».

Гостиница «Москва» сейчас принадлежит структурам бизнесмена Микаила Шишханова. Но несколько лет назад она была проблемным активом и спровоцировала один из самых громких корпоративных конфликтов 2010 года.

Реконструкция отеля началась в 2003 году. Реализацию проекта вела группа «Декмос» — совместное предприятие московской мэрии (49% акций) и ЗАО «Декорум» (с контрольным пакетом).

«Декорум», аффилированный с Егиазаряном, договорился о привлечении финансирования на строительство от российского офиса Deutsche Bank, передав долю в «Декмосе» под залог. Кредит выплачивался, но с просрочками.

В итоге московские власти приняли на себя долги «Декорума», чтобы не допустить перехода акций «Декмос» в собственность Deutsche Bank.
Дочерняя компания правительства Москвы «ОЭК-финанс» предоставила «Декоруму» $87,5 млн для погашения проблемного кредита. Взамен Москва должна была получить еще 25,5% акций «Декорума», увеличив свою долю в проекте до 74,5%.

Но акции «Декмос» не достались мэрии. «ОЭК-финанс», выплатив кредит Deutsche Bank, не была допущена к управлению этой компанией.

В итоге по факту мошеннического завладения $87,5 млн при реконструкции «Москвы» было возбуждено уголовное дело.

51% акций «Декмоса» принадлежали ЗАО «Декорум» до декабря 2008 года. Для урегулирования задолженности Deutsche Bank и «Декорум» создали группу Konk Select Partners, куда были внесены заложенные акции.

После того как долг банку выплатили структуры правительства Москвы, по 25,5% акций «Декмос» получили структуры Сулеймана Керимова и Аркадия Ротенберга.

Егиазаряна обвинили в мошенничестве с целью установления контроля над «Декмос». Лишенного неприкосновенности депутата в ноябре 2010 года Следственный комитет объявил в федеральный, а в конце декабря в международный розыск.

Но Егиазарян неоднократно утверждал, что стал жертвой «рейдерского захвата», инициаторами которого якобы выступили Керимов и Ротенберг, а также Елена Батурина, супруга экс-мэра Москвы Юрия Лужкова.

По искам, поданным в Лондонский международный третейский суд и Окружной суд Никосии на Кипре в 2010 году ему удалось добиться заморозки части активов Керимова — 25% акций «Уралкалия», 37% «Полюс Золота» и 51% акций компании «Декмос». Истец утверждал, что Керимов вместе с Роттенбергом незаконно получили его долю в компании «Декмос». В качестве ответчиков по делу проходили также Константин Голощапов — партнер Роттенберга, бывший мэр Москвы Юрий Лужков и Батурина.

Но в феврале 2011 года арест был снят, так как истец, по мнению суда, не раскрыл ряд существенных обстоятельств, а оценка арестованного имущества существенно превышала размер претензий. Тогда Егиазарян оценивал нанесенный ущерб в $2 млрд.

Егиазарян в настоящее время проживает в Лос-Анджелесе. По словам его адвоката, Егиазарян не скрывает своего места жительства, но получить его комментарий в ночь на вторник не удалось.

С Высоким судом Лондона связаны наиболее громкие корпоративные споры последних лет. Инициатором нескольких исков был бизнесмен Борис Березовский. Он судился с предпринимателями Василием Анисимовым, наследниками Бадри Патаркацишвили и Романом Абрамовичем.

В августе 2012 года лондонский суд отказал Березовскому в удовлетворении иска к Абрамовичу на $5,5 млрд.

Израильский предприниматель Михаил Черной судился здесь с совладельцем алюминиевого холдинга «Русал» Олегом Дерипаской. В лондонском суде разбирались претензии кредиторов к совладельцу JFC Владимир Кехману и экс-совладельцу «Ростелекома» Константину Малофееву.

Судебные разбирательства российских предпринимателей в британских инстанциях привели к тому, что сотня крупнейших адвокатских контор Лондона за год заработали рекордные £5,4 млрд, подсчитал британский журнал Legal Business.

Партнер юридической компании King & Spalding Илья Рачков уверен, что российские бизнесмены предпочитают Высокий суд Лондона из-за гарантий объективного разбирательства. «Без возможности дать взятку. И почти со стопроцентной гарантией исполнения решения суда за пределами Великобритании.
Суд, как правило, не отказывает в рассмотрении дела, если партнеры в любой из стран при заключении сделки указали, что спорные моменты рассматриваются именно в Высоком суде Лондона»,— напомнил юрист.

В России решения Высокого суда удовлетворяются не автоматически, как в Евросоюзе, а на основе прецедента или на основе принципа взаимности, обращает внимание Рачков. Высокий суд должен будет обратиться в арбитражный суд с просьбой исполнить решение в России, подтвердив, что аналогичное решение могло бы быть исполнено в Великобритании.