Пенсионный советник

«К Олимпиаде можно привязать все, но это нелогично»

Интервью «Газете.Ru» министра регионального развития Игоря Слюняева о расходах на Олимпиаду и деньгах на ипотеку

Петр Канаев, Екатерина Карпенко 15.02.2013, 12:08
Министр регионального развития Игорь Слюняев Владимир Смирнов/ИТАР-ТАСС
Министр регионального развития Игорь Слюняев

На вопросы о подсчете расходов на Олимпиаду, реорганизации Госстроя и новых источниках денег на поддержку ипотеки ответил министр регионального развития России Игорь Слюняев в интервью «Газете.Ru».

— Считаете ли вы оценку расходов на Олимпиаду на уровне 1,5 трлн рублей финальной или она может быть снова пересмотрена?

— Целый ряд объектов, в том числе которые вводятся в текущем году, не имеют никакого отношения к Олимпиаде. Более того, решения по ним принимались до того, как Россия получила право на проведение Олимпийских игр. Если оценивать все инфраструктурные объекты юга страны последнего двадцатилетия, то получится значительно большая сумма. Это в том числе те деньги, которые государство и бизнес направляют на развитие города Сочи и горного кластера. Но суммы в 1,5 трлн рублей в олимпийской смете вообще нет.

— В какую сумму затраты на Олимпиаду оценивает министерство?

— Расходы на спортивную инфраструктуру и все, что реально имеет отношение к Олимпиаде, составляют примерно 200 млрд рублей, из них только половина – госсредства.

— Остальное – частные инвестиции?

— Да. Просто существуют объекты, которые непосредственно связаны с Олимпиадой – спортивные и их обслуживающие. А есть инвестиции в развитие территории: инженерные и коммунальные сети, дорожное хозяйство.

Теоретически к Олимпиаде можно привязать все что угодно, даже инвестиции в развитие аэропорта Шереметьево, мотивируя тем, что оттуда полетят некоторые делегации.

Но это нелогично: так можно привязать к Олимпиаде все расходы капитального характера. Давайте оставаться реалистами.

— Назначен ли преемник Ахмеда Билалова в совете директоров «Курортов Северного Кавказа»?

— Этот вопрос находится вне компетенции Минрегиона. Я уверен, что подберут достойную кандидатуру.

— Как сейчас работает Госстрой?

— Нормально, штатно. Идет перестройка структуры в рамках логики административной реформы. Есть четкое разделение органов власти. Федеральные министерства, которые отвечают за выработку государственной политики и нормотворчество. Службы, на которые в основном возлагаются контрольно-надзорные функции. И агентства, оказывающие услуги хозяйствующим субъектам. Именно эта логика будет работать: Госстрой – это продолжение Минрегиона, функции нормотворчества и нормативно-правового регулирования относятся к ведению министерства, как и формирование государственных программ развития. А реализация этих программ в рамках оказания услуг органам местной власти и бизнесу – это работа Госстроя. И агентство должно отвечать за ситуацию на каждом объекте.

Сейчас мы столкнулись с тем, что кассовое исполнение расходов в рамках федеральных целевых программ за 2012 год оказалось великолепным – под 100%. А физические объемы – везде по-разному, даже иногда на минимальном уровне. В отдельных регионах было около 20%. То есть деньги отдали, они на счетах главного распорядителя, а объект в эксплуатацию не введен.

Более того, перспективы ввода не определены. Задача Госстроя как участника процесса планирования – вести контроль и заниматься каждым конкретным объектом. Тогда будет результат.

— Ранее подготовленные законодательные инициативы Госстроя останутся в силе или будут отменены? В конце года агентство подготовило документ, облегчающий для строителей согласование.

— Останутся. Абсолютно правильный тренд на сокращение административных процедур – это новации не Госстроя, а президента и правительства России.

— «Дорожная карта» для строительной индустрии выполнима?

— Сейчас мы уточняем положения этого документа. Рейтинг Всемирного банка Doing Business требует осмысления и пересмотра подхода. Те стандарты и правила, которые мы применяли к жилищному строительству, в рамках Doing Business к жилищному строительству вообще не относятся. Наша задача – создать условия для активного развития рынка жилья, снять административные барьеры, убрать избыточное присутствие муниципальных, региональных и федеральных властей и в итоге снизить стоимость строительства при одновременном повышении качества жилья и услуг.

— Когда будет готов уточненный вариант «дорожной карты»?

— Это задача 2013 года. У нас плотный план работы над законопроектами в весеннюю и осеннюю сессии Госдумы.

— Предвыборные указы Владимира Путина в части жилищного строительства выполнимы?

— Очень правильные и должны быть выполнены. Они предусматривают серьезные горизонты планирования, по некоторым показателям мы смотрим в среднесрочную перспективу – на 2018–2020 годы. Это важно. Мы не живем одним днем и не оглядываемся постоянно назад.

— Есть реальное понимание, как снизить ставку по ипотеке до уровня не более 2% от инфляции?

— Самый сложный вопрос. Снизить ставку по ипотечному кредиту можно только субсидированием. Первый источник субсидирования – это институты развития. Второй источник – бюджетная система. Третий – это частный бизнес (работодатели). И четвертый – органы местного самоуправления. Наша задача заключается в том, чтобы создать работающие инструменты субсидирования ипотечной ставки. 2012 год мы закончили очень неплохо: выдано около 670 тыс. кредитов на 1 трлн рублей. Это небывалые объемы. Но теперь надо видоизменять формы поддержки для продолжения эффективной работы.

— Вы имеете в виду программу госкорпорации ВЭБ?

— В том числе, но не только. Мы оцениваем накопления граждан вне банковской и инвестиционной системы, так называемые деньги в тумбочках, в 2 трлн рублей. Это один источник. Надо создать условия, чтобы люди доверяли государству.

Еще один инструмент, дополнительные деньги, которые можно поднять с рынка, — это платежи граждан за коммунальные услуги. Сумма порядка 4 трлн рублей.

Также рыночным источником дополнительных средств мы считаем начисленную амортизацию. Для строительного комплекса это около 1 трлн рублей в год. Задача бизнеса и власти заключается в том, чтобы задействовать эти средства и обеспечить безопасность ипотечных инструментов. И, конечно, мы рассчитываем, что меры господдержки в рамках программы «Доступное и комфортное жилье» будут усиливаться из года в год по мере роста доходов федерального бюджета и всей бюджетной системы. Всегда крупнейшим институциональным инвестором выступает государство.

— Кому доверите Госстрой? Довольно долго ведомство работает под руководством исполняющих обязанности.

— Кадровые вопросы не терпят излишней суеты. Идут консультации по возможным кандидатурам.

— Штатное расписание Госстроя изменится?

— Нет, остается 170 сотрудников, как и было ранее. Но надо иметь в виду, что Госстрой не выполняет всю работу самостоятельно. Есть список подведомственных и курируемых организаций Госстроя, в том числе акционерные общества с госучастием и ФГУПы. В целом, часть функций можно делегировать в подведомственные организации и взаимодействовать с ними более активно.

— Как выстраиваются отношения с фондом РЖС?

— Это хорошая организация с толковым руководством. Интеллектуальный штаб рынка жилищного строительства наряду с Госстроем и Минрегионом. Новая задача – тиражировать положительный опыт на массовый рынок, и министр здесь первый помощник.

— Динамика работы с землями Минобороны изменилась?

— Работы идут во всех регионах. Наш общий подход с военным ведомством комплексный: решение проблемы военных городков, увязывание вопроса освоения территорий (предоставления земли) с предоставлением бесплатного жилья военнослужащим.