Что изменилось
в Сирии за год

Инфографика
Виктория Волошина
о новых идеях сэкономить
на стариках

«Главная цель – создание технологического альянса России и Бразилии»

Сергей Гореславский, представитель «Ростеха», рассказал «Газете.Ru» о латиноамериканских проектах госкорпорации

Алина Черноиванова 04.02.2013, 10:03
Начальник департамента внешнеэкономической деятельности и маркетинга госкорпорации «Ростех» Сергей... из личного архива
Начальник департамента внешнеэкономической деятельности и маркетинга госкорпорации «Ростех» Сергей Гореславский

Бразилия покупает российские ракетные комплексы «Панцирь-С1» и «Игла», также страны обсуждают создание совместного предприятия по производству вертолетов на территории Бразилии; планы по похожим проектам есть по Аргентине и Перу. О латиноамериканских проектах «Ростеха» в интервью «Газете.Ru» рассказал глава департамента внешнеэкономической деятельности госкорпорации Сергей Гореславский. Результатом переговоров может стать технологический альянс стран БРИКС.

— Есть ли статистика, сколько используется российской техники – вертолетов, самолетов и автомобилей – в странах Латинской Америки?

— Около 500 вертолетов советского и российского производства, из них почти половина в силовых структурах. В основном это семейство «Ми»: средние – Ми-17 и его модификации, Ми-24, Ми-25 и Ми-35М, тяжелые – типа Ми-26. Больше всего вертолетов было поставлено в Перу: только в силовых структурах страны сейчас около ста вертолетов советского или российского производства.

Что касается боевой авиации, то это поставки в Перу, Венесуэлу и на Кубу. В гражданской авиации Никарагуа, Кубы и Перу используются самолеты еще советского производства — Ан-26, Ан-32 и Як-40. На Кубе летают полученные по лизингу четыре Ту-204, три Ил-96-300 и один Як-42Д. Демилитаризованы три вертолета Ми-8, их использует местная нефтяная компания.

«АвтоВАЗ» поставил в страны Латинской Америки более 250 тысяч машин с 1986 по 1994 год. После этого по ряду социально-экономических и политических причин произошло снижение, а потом и прекращение поставок.

— В борьбе за латиноамериканский рынок российская техника, кажется, уже далеко не так сильна, как в советские времена, когда существовал сильный политический фактор. Мы теряем традиционных партнеров?

— Напротив, мы наращиваем присутствие в регионе, открываем здесь новые рынки. И, кстати говоря, получаем действенную политическую поддержку со стороны высшего российского руководства в плане продвижения нашей техники в страны Латинской Америки, в том числе с использованием таких структурных образований, как АТЭС (контакты глав государств в рамках проводимых саммитов), а также БРИКС.

В последние годы практически все лидеры ведущих латиноамериканских стран побывали с визитами в Москве. В Латинской Америке семь загранпредставительств «Ростеха»: в Аргентине, Бразилии, Венесуэле, Колумбии, Кубе, Мексике и Перу. «АвтоВАЗ», например, уже смог добиться возвращения на рынки региона и реализовывает планы по расширению своего присутствия. Мы активно участвуем в ведущих выставках продукции военного, гражданского и двойного назначения, которые проводятся на южноамериканском континенте: FIDAE (Сантьяго, Чили), LAAD (Рио-де-Жанейро, Бразилия) и SITDEF (Лима, Перу).

— Какие проекты реализуют компании «Ростеха» в странах Латинской Америки?

— Это динамично растущий и весьма перспективный рынок. Мы работаем по выходу сразу на несколько направлений. В первую очередь, ведем активную маркетинговую работу, направленную на заключение контрактов по вертолетной технике – как военной, так и гражданской. На латиноамериканском континенте такая техника пользуется большим спросом.

Перу, Мексика, Колумбия, Куба и Никарагуа – уже традиционные заказчики российских вертолетов.

С 2005 года, начиная практически с нулевой отметки, мы развили масштабное военно-техническое сотрудничество с Венесуэлой. Туда поставлено более 50 вертолетов различных модификаций – Ми-17В-5, Ми-35М, Ми-26Т, и более 20 самолетов Су-30МК2. Именно Венесуэла стала первой из зарубежных стран, которая купила Ми-35М – современный российский транспортно-боевой вертолет.

Новым для нас покупателем стала Аргентина. Аргентинским ВВС поставлены два Ми-171Е. Их используют в сложных климатических условиях – для выполнения транспортных операций в Антарктиде. Сейчас мы вместе с аргентинскими партнерами продолжаем искать варианты финансирования сделки по еще трем таким машинам.

Другим новым для нас рынком стала Бразилия.

Один из значимых проектов – сотрудничество «ВСМПО-Ависма» с Бразилией. Корпорация на 100% закрывает потребности крупнейшей бразильской авиастроительной компании Embraer в титане и титановой продукции.

Наиболее крупный проект в области военно-технического сотрудничества с этой страной – контракт на поставку 12 вертолетов Ми-35М. В 2012 году поставили в Бразилию первую партию вертолетов гражданского назначения – Ми-171А1 и Ка-32А11ВС.

В декабре прошлого года подписали контракт на поставку в Бразилию в 2015 году семи средних многоцелевых вертолетов Ка-62. И предусмотрен опцион еще на семь вертолетов. Машина создается с применением новейших технологий и материалов. Бразильский заказ станет, по сути, международным дебютом вертолета. На российский рынок такие машины пока не поступали.

— Кстати, почему первый заказ – экспортный? Отечественные заказчики не проявили интерес?

— У российских коммерческих операторов вертолетной техники пока нет опыта закупок несерийных, еще не выпускаемых вертолетов. Бразильцы же заинтересованы в получении действительно передовых образцов техники. По сути, это контракт на лидерную эксплуатацию, то есть использование в более напряженном режиме для получения дополнительной информации о продукте. Причем с прицелом на применение вертолета для офшорных работ (полетов над морем на буровые платформы): сейчас это очень востребовано в Бразилии.

Да и вспомнить тот же военно-боевой Ми-35М. Сначала мы поставили его в Венесуэлу, потом в Бразилию, а сейчас обсуждается возможность поставок в российские Вооруженные силы. Надеемся, что и эксплуатация Ка-62 в Латинской Америке станет хорошим примером для потенциальных заказчиков в нашей стране.

— Конец прошлого года дал много новостей по сотрудничеству с Бразилией….

— Да, в декабре мы вместе с одной из крупнейших военно-промышленных групп Бразилии – компанией Odebrecht Defensa e Technologia – начали проработку совместного проекта по возможной организации сборочного производства вертолетов марки «Ми».

— Уже понятно, где будут собираться вертолеты, сколько комплектов предполагается к поставке, будет ли локализация производства?

— Пока это меморандум о технологическом партнерстве, говорить о деталях рано: мы на начальной стадии. Возможно, это будет постепенная локализация сборки с применением оборудования, производимого в Бразилии, а затем выход на расширение производства и передачу отдельных технологий. Помимо этого мы хотели бы создать центр, который сможет обеспечивать эксплуатацию и ремонт вертолетов российской разработки, а также обучение пилотов и техперсонала. Если говорить о конкретных типах вертолетов, на которые будет нацелен проект, то окончательных решений пока нет.

Сейчас бразильская делегация находится в России, ведем глубокую проработку темы: нужно определить и форму создания СП, и технику, которую это СП будет производить, нужно более детально изучить совместный рынок. В Бразилии в конце февраля состоится заседание межправительственной комиссии, где переговоры будут продолжены уже на высоком уровне: российскую делегацию возглавит председатель правительства Дмитрий Медведев. Думаю, в течение трех-четырех месяцев мы выйдем на конкретные ориентиры в этом проекте.

Но главная цель – это не единичные проекты, а создание технологического альянса между Россией и Бразилией, который предполагает взаимный обмен технологиями и создание в Бразилии сборочных производств с выходом на передачу технологий и большую глубину локализации производимого продукта. Причем технологическое партнерство с Бразилией позиционируется не только в двустороннем формате, но и в формате стран БРИКС. И мы подходим к тому, чтобы, возможно, уже к саммиту БРИКС в ЮАР предложить проекты, которые могли бы стать многосторонними.

— Бразилия готовится к летней Олимпиаде 2016 года – есть перспектива совместных проектов в рамках этой подготовки?

— Не только Олимпиада, но еще и чемпионат мира по футболу 2014 года! Мы следим за развитием крупных инфраструктурных проектов в Бразилии. Если потребуется, готовы дополнительно поставить в Бразилию наши вертолеты — например, Ка-32А11ВС могут использоваться при строительных работах. Кроме того, заключено соглашение с Odebrecht Defensa e Technologia о сотрудничестве по совершенствованию национальной системы безопасности. Предполагается, что проект будет реализован к открытию Олимпийских игр в этой стране.

— Помимо Бразилии с кем ведете переговоры о создании СП по вертолетной технике? И при каком объеме заказа готовы идти на локализацию производства?

— «Дочка» «Ростеха» компания «Вертолеты России» ведет очень активную маркетинговую работу во всем мире. Перспективная политика компании в Латинской Америке, в идеале, развернуть на территории континента сборочное производство основных марок вертолетной техники – как милевской, так и камовской.

Если, например, Ка-62 делать в Бразилии, то производство Ка-226 можно попытаться реализовать в Аргентине – такая идея обсуждается. Есть планы по похожему проекту в Перу. В этих странах достаточный уровень технологической подготовки, есть центры, где может быть создано производство.

Согласно оценкам «Вертолетов России», развертывание производства экономически оправдано при наличии спроса на стартовую партию более 50 машин. Если говорить о вертолетах типа Ми-8/17, то на них всегда высокий спрос. Что касается других моделей в среднем классе или других «весовых» сегментах, то мы взвешиваем наши конкурентные преимущества на рынке и ведем переговоры с местными партнерами.

— В 2010 году Рособоронэкспорт готов был подписать контакт на 5 Ми-17 для Минобороны Чили, но контракт сорвался. Возможно, Чили проявляет интерес к какой-либо другой российской авиационной технике?

— Контракт на поставку этих вертолетов был согласован, чилийской стороной было принято политическое решение о закупке пяти вертолетов Ми-17В-5. Но после землетрясения в 2010 году вопрос о закупке вертолетов по финансовым соображениям был отложен по инициативе чилийской стороны.

ВВС Чили уже несколько лет планируют объявление тендера на поставку учебно-боевых самолетов. Мы готовы принять в нем участие, предложив учебно-тренировочный самолет Як-130. Очень перспективная машина этого класса. И если говорить о регионе в целом, то интерес к Як-130 есть и у Чили, и у Бразилии. Этот самолет мы предлагаем и Венесуэле.

— Правительство Перу объявило, что собирается произвести дополнительную закупку вертолетов для своих вооруженных сил – 24 машины. Что могли бы и, возможно, уже предлагаете вы?

— По нашим данным, в Перу могут быть заинтересованы в приобретении дополнительной партии многоцелевых вертолетов в среднем классе. Мы сейчас предлагаем Перу модернизированные вертолеты Ми-171Ш, позволяющие решать более широкий круг задач.

— У России в Латинской Америке слабые позиции по гражданской вертолетной технике. В госпрограмме «Развитие авиационной техники до 2025 года» называлась цифра всего 2% от рынка. Какие проекты вы рассматриваете как прорывные?

— Думаю, эта цифра все-таки занижена, если учесть, что только вертолетов линейки «Ми» в страны Латинской Америки поставлено около 450. Здесь есть такая особенность региона: вертолетная техника, которая поставляется в вооруженные силы, зачастую используется в социально-экономических интересах страны. Например, Ми-17, которые эксплуатируются военно-морскими силами Мексики, участвовали в ликвидации последствий наводнения в Новом Орлеане в США. Венесуэльцы посылали своим Ми-17В-5 в Боливию ликвидировать последствия землетрясений.

Кстати, в 1999 году Венесуэлу постигло большое стихийное бедствие, селевые потоки сносили целые поселки на побережье – и людей вывозили два наших Ми-17. Это послужило одним из серьезных аргументов для президента Чавеса, который к тому моменту уже больше года находился у власти, для принятия решения о закупке нашей вертолетной техники.

Возможно, 2% — это цифра, основанная на данных о парке легких машин. Их разработка и производство становится одним из приоритетов развития модельного ряда российских вертолетов. Такие вертолеты сегодня чаще используются для коммерческих проектов и регистрируются как гражданские. Мы следим за развитием вертолетного рынка региона, где долгое время доминировали заказчики военных и военно-транспортных вертолетов. Появление новых игроков в гражданском сегменте дает нам возможность предлагать актуальные гражданские модели.

Наши прорывные проекты на гражданском рынке Латинской Америки связаны прежде всего с новым контрактом с бразильским партнером на поставку гражданских Ми-171А1, Ка-32А11ВС и Ка-62. Средние многоцелевые Ми-171А1 поставлены в Бразилию для работ в интересах государственного бразильского нефтегазового гиганта Petrobras. Многоцелевой Ка-32А11ВС заказчик планирует использовать для транспортировки промышленных грузов на внешней подвеске в труднодоступных районах страны. Первый экспортный контракт на поставку в Бразилию вертолета Ка-62, возможная организация совместного производства вертолетов марки «Ми» на территории страны – все это также позволит расширить присутствие на рынке региона.

— Оцените основных конкурентов на латиноамериканском рынке. Где и в чем они сильнее? И что делают компании «Ростеха», чтобы преодолеть существующие сложности?

— Наши основные конкуренты – это в основном авиастроительные компании Франции и США. Да, у них есть определенные конкурентные преимущества. К примеру, французские компании используют гибкие схемы расчетов, включая разнообразные механизмы кредитования. Но мы также сейчас применяем новые маркетинговые приемы и рыночные инструменты. Так, Венесуэле выделен значительный госкредит под закупки современных российских вооружений и военной техники. Мы предлагаем партнерам и использование коммерческих кредитов ведущих российских банков, офсетные программы. С учетом опыта работы, уделяем особое значение послепродажному обслуживанию поставленной техники, своевременной и бесперебойной поставке запчастей и комплектующих.

— В Латинскую Америку активно идут китайские авиастроители. Как вы оцениваете такого конкурента?

— Действительно, отмечается повышенная активность китайских оружейных компаний в регионе. В частности, известны предложения китайского авиапрома на поставку военно-транспортных и учебно-тренировочных самолетов.

Я бы не недооценивал и не переоценивал позиции китайских компаний. Здесь мы разделяем оценки экспертов, которые отмечают разительное сходство предлагаемых на экспорт китайских реплик с уже достаточно устаревших российских прототипов. В то время как мы предлагаем к поставке самые современные образцы авиационной техники.

Нельзя не признать, что китайские компании активно, а порою и агрессивно предлагают на экспорт продукцию военного назначения. Понятны и попытки китайских экспортеров предлагать низкие цены. И все же, как показывает практика нашего присутствия в регионе, заказчик в основном склонен выбирать новые высокотехнологичные современные изделия, передовые образцы и технологии. Именно этим требованиям заказчика старается отвечать и соответствовать наша корпорация.

— В Латинскую Америку возвращается «АвтоВАЗ». Что это – реальная попытка заработать или имиджевый проект? Есть уже данные по продажам российских машин?

— Вернуться на латиноамериканский автомобильный рынок с масштабными проектами и закрепиться на нем – одна из наших главный задач. Мы уже начали поставки «ВАЗов» и «КамАЗов» в Венесуэлу, Перу, Колумбию, Никарагуа и Кубу. КАМАЗ, например, с 2000 года поставил более полутора тысяч машин на Кубу, в Венесуэлу, Колумбию и Панаму. Прорабатываются перспективные проекты в Эквадоре, Доминиканской Республике и Перу.

Что касается «АвтоВАЗа», конечно, изменились условия рынка, появились новые производители на рынке. Но тем не менее новая Lada имеет свой сегмент – мы в этом убедились. И перспективы у нее есть. «АвтоВАЗ» возобновил поставки автомобилей Lada в страны Латинской и Центральной Америки в 2010 году: в Венесуэлу поставлено 450 автомобилей, в Никарагуа – 550. За последние два года на рынок Никарагуа поставлено 1740 автомобилей Lada, включая автомобили семейства Lada Kalina, Lada Priora, Lada Samara и Lada 2107. В конце 2012 года начались поставки автомобилей Lada в Перу и Боливию. Первая партия составляет 120 автомобилей. Наибольший интерес покупатели проявляют к автомобилям Lada Granta. На днях поставили партию из 60 автомобилей Lada в Перу. Через Перу планируем выйти на Боливию и Эквадор.

— Эти машины можно купить в свободной продаже? Например, сколько стоит там Lada?

— В марте наш партнер Automotive Company SAC открывает в Перу салон продукции «АвтоВАЗа» общей площадью 1200 кв. м, где будут представлены автомобили из новой партии. Что касается конечной цены, то она зависит от целого ряда показателей – объема партии, способа доставки, ситуации с точки зрения конкуренции на рынке. И от условий распределения машин на рынке. Например, Венесуэла выделяет машины – и не только наши – по программам, поддерживаемым правительством, для специальных слоев населения, фактически по дотации.

Доля поставок в Латинскую Америку в общем объеме экспорта продукции «АвтоВАЗА», как мы планируем, составит 1–2%. Доля автомобилей Lada на латиноамериканском рынке в первые годы может достигнуть 2%, а в последующие годы мы намерены поднять ее до 5%.