Подпишитесь на оповещения
от Газеты.Ru
Дополнительно подписаться
на сообщения раздела СПОРТ
Отклонить
Подписаться
Получать сообщения
раздела Спорт

«У нас нет задачи найти врагов»

Глава АСИ Андрей Никитин рассказал «Газете.Ru» о новых инициативах

Рустем Фаляхов 11.10.2012, 10:40
Глава АСИ Андрей Никитин Фото из личного архива
Глава АСИ Андрей Никитин

Агентство стратегических инициатив (АСИ) готовит для внесения в правительство новые «дорожные карты». Глава АСИ Андрей Никитин рассказал «Газете.Ru» о новых инициативах. Это карты по упрощению регуляторной среды, облегчению доступа малого и среднего бизнеса к госзаказам, о защите прав инвесторов, о конкурентной среде и налогах, а также комплексная программа «Новый бизнес».

— Производство каких «дорожных карт» сейчас модерирует АСИ?

— В работе агентства несколько «дорожных карт». Одна из них имеет рабочее название «Красная кнопка». Это канал для реагирования на жалобы и запросы предпринимателей на неправомерные действия региональных и федеральных чиновников, на необоснованные отказы, на незаконные запреты.

Для этой цели создавались и общественные советы при министерствах. Предполагалось, что общественный совет – это то место, где снимаются проблемы, возникающие между обществом и исполнительной властью, между чиновниками и бизнесом. Сейчас появилась идея перезапуска этих общественных советов. Этим занимается Открытое правительство.

— В чем смысл перезапуска?

— В рамках этой «дорожной карты» АСИ пропишет порядок действий и порядок реагирования на жалобы и запросы предпринимателей. А общественные советы и недавно созданный институт омбудсмена по правам предпринимателей будут контролировать, как реализуется эта «карта». Причем реализация «дорожных карт» будет учитываться при оценке работы чиновников.

— Другие каналы реагирования на нарушения закона не работают?

— «Красная кнопка» нужна для таких случаев, когда возникают ситуации, которые напрямую не попадают в фокус полномочий прокуратуры. Например, в регионе конкурс по землеотводу формально проведен по закону, но несправедливо, по мнению предпринимателя, и он может обратиться, условно говоря, нажав «красную кнопку».

Мы не создаем новых институтов, мы хотим с помощью «дорожных карт» перенастроить существующий властный механизм, чтобы он действовал с большей пользой для предпринимателей. Мы говорим, например, таможне: научитесь пропускать грузы быстрее и дешевле. «Красная кнопка» — это пусковой механизм для запуска и перезапуска существующих институтов, это новые правила для них.

Будем предлагать, например, чтобы ответ на жалобу предпринимателя чиновники давали за три дня или за неделю. В зависимости от темы и масштаба проблемы. И в этой процедуре мы будем задействовать общественные советы при министерствах и институт омбудсмена.

— Еще одна контролирующая надстройка?

— Нам важно, чтобы исполнительная власть быстро реагировала на обоснованные жалобы бизнеса. Бывают, кроме того, ситуации, когда закон формально не нарушен, но бизнес пострадал.

— А полномочные представители президента в федеральных округах?

— АСИ не пытается «подвинуть» действующие структуры. На площадке АСИ аккумулируются мнения бизнеса и вырабатываются решения для проблемных ситуаций. Здесь договариваются, как сделать лучше и быстрее, полезнее для бизнеса. Например, подготовлена «дорожная карта» по таможне. Но мы же не создаем новую таможню. Но заново создаем правила игры для той же таможни, для существующих институтов власти.

— Как технически будет работать «красная кнопка»?

— Пока идет процесс обсуждения. Смотрим, как бизнес и власть договариваются между собой. Пока не договорились.

— Но у вас есть общее представление?

— Мне понравилось, как действует похожий механизм в Татарстане: там это называется «народный контроль». Суть его в следующем: идет гражданин по своему району и видит свалку, фотографирует ее, отправляет фото на сайт «народного контроля». В течение трех дней глава района должен свалку ликвидировать и прислать на сайт фото, свидетельствующее о том, что свалки больше нет.

— А если свалка осталась?

— Фото автоматически попадает по инстанции вверх – главе города. Не помогло – еще выше, главе республики. Пару местных начальников накажут – остальные будут оперативно реагировать.

— Предлагаете ужесточить наказания?

— Нет, наказывать можно в рамках действующего законодательства.

— А какие установите сроки реагирования на жалобу?

— Это как договорятся члены рабочей группы по подготовке этой «дорожной карты». Например, три дня, и, если проблема не решается, она переходит на следующий уровень власти.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов говорил, что он планирует опираться в своей работе на существующие властные структуры – на те же общественные советы при ведомствах, на региональных омбудсменов. У него штата нет. Задача понятная – выстроить систему обратной связи с бизнесом во всех регионах.

— Где гарантия, что жалоба, направленная омбудсмену или в общественный совет министерства, не потеряется?

— В рабочей группе по подготовке этой «дорожной карты» участвует представитель Минкомсвязи, он курирует «электронное правительство» и подскажет, как технологически сделать так, чтобы ни одна жалоба не пропала.

— В случае если какая-нибудь из «дорожных карт» не находит поддержки у чиновников, вы имеет возможность нажать на «красную кнопку», на которую отреагирует президент?

— Можем. Моя задача сделать так, что если карта принята на наблюдательном совете АСИ, то она должна быть реализована. Скорее всего, мы решим возникающие проблемы по ходу принятия «карты», без жалоб главе государства. Мы договоримся раньше. Но можем обратиться и к главе наблюдательного совета АСИ.

— С Федеральной таможенной службой не договорились. Путин знает?

— С таможней есть противоречия по поводу ускорения прохождения грузов и стоимости таможенных процедур. Для нас это важно. Как они этого добьются – неважно. Пусть предложат свой вариант решения этих проблем. Важно, чтобы бизнес сказал: да, мы видим, начались изменения к лучшему. Если бизнес нам скажет « нет, нас это не устраивает» — будем менять.

«Дорожная карта» по оптимизации таможенного регулирования уже подписана. Как она реализуется, нас не вполне устраивает. Таможня почему-то считает, что эта «карта» должна применяться только к автомобильным пунктам пропуска на границе, а к морским и речным портам — нет. Хотя основной поток грузов идет через порты.

Мы сейчас находимся с таможенниками в стадии диалога. Мы понимаем, что перед ними стоит не менее ответственная задача – пополнять бюджет.

— Что с новой «картой» по либерализации процедуры регистрации компаний?

— Как выяснил Всемирный банк и как показывают наши опросы, время на регистрацию предприятий составляет в среднем 30 дней. В рейтинге ВБ мы занимаем одно из последних мест по этому показателю. В западных экономиках это 2–3 дня, а в некоторых — вся регистрация занимает пару часов.

У нас ФНС делает регистрацию для участников внешнеэкономической деятельности за пять дней, что неплохо. Но кроме налоговой нужен нотариус, нужно открыть счет в банке, получить прикрепление к социальным фондам и много еще чего нужно. Набегает 30 дней. Притом в каждом ведомстве требуют одни и те же документы и 5–6 копий документов.

— Сколько дней будет занимать регистрация, если «карта» будет утверждена?

— Не более пяти дней — к 2018 году. Моя задача – сделать так, чтобы открывать бизнес в России было легко и даже приятно. Чтобы молодые люди хотели заниматься бизнесом, а не стремились бы работать в «Газпроме» или мечтали о госслужбе.

Госрегистрация будет облегчена и при оказании госуслуг в сфере регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним, а также государственного кадастрового учета. Сроки госрегистрации прав собственности на недвижимое имущество должны сократиться до десяти дней к 2015 году и до семи дней – к 2018 году.

«Карта» готова, утвердим ее на наблюдательном совете АСИ. Надеюсь, он состоится в октябре.

Еще одна «карта» — регистрация собственности: земельных участков, недвижимости. Все операции с недвижимостью.

— Задача та же?

— Да, сокращение сроков этих процедур, сокращение числа документов и «одно окно». Сейчас окон в лучшем случае два. Одно — для кадастрового учета жилых и нежилых помещений. Они учитываются бюро технической инвентаризации. Второе окно – кадастровый учет земельного участка. Его ведет Кадастровая палата. В Москве оформление прав собственности занимает 20 рабочих дней, а в регионах от 40 до 60 дней.
Но это не все.

Этой «дорожной картой» предусмотрено усиление дисциплинарной и административной ответственности органов, осуществляющих учет и госрегистрацию прав, за совершение противоправных действий: необоснованный отказ в регистрации, нарушение сроков регистрации и т. д. В этом ее отличие от системы «одного окна».

Кроме того, «дорожной картой» предусматривается создание механизма компенсационных выплат в случаях утраты собственником недвижимого имущества, произошедших по вине регистрирующих органов. Сейчас это возможно только по решению суда.

— Следующая «карта»?

— Доступ малого и среднего бизнеса к закупкам, которые проводят компании с госучастием. Это «Газпром», «Роснефть» и им подобные. Цель – стимулировать рост продукции малого и среднего бизнеса и тем самым стимулировать спрос, в том числе на инновации.

Сейчас крупные компании выставляют лот на закупку, в котором одновременно указаны, например, бульдозеры, бетонные блоки и гвозди. И понятно, что этот лот выиграет крупная компания, которая все это сможет поставить. А малый бизнес, который производит только гвозди или только бетонные блоки, в этот лот не войдет.

— Думаете, можно с помощью «дорожной карты» обязать госкомпании делать заказы у малого бизнеса?

— Четыре госкомпании изъявили желание участвовать в пилотном проекте по подготовке этой «карты». Это РЖД, ФСК, «Почта России», «Автодор». С «Роснефтью» также подписано соглашение, предусматривающее в том числе реализацию этой дорожной карты.
Эти госкомпании обязались поменять регламент закупок. Сейчас у них через малый и средний бизнес идет 5–6% закупок в лучшем случае. Мы посмотрим, как они с этим нововведением справятся, и через год-два предложим «дорожную карту». Для начала надо хотя бы разобраться, что они закупают. Попробуйте найти эту информацию, например, у «Газпрома».

— Вы не опасаетесь, что будут зарегистрированы предприятия малого бизнеса на родственников менеджеров госкомпаний?

Когда на Западе вводилась система квотирования закупок для малого бизнеса, ровно так и было. Создавались малые предприятия, записывались на родственников, друзей. Но это и хорошо. Сначала в закупках участвовали компании, созданные по родственному признаку. Потом пришли другие. Те, которые смогли предложить лучшее качество за меньшие деньги, лучшие сроки. Информация о торгах будет доступной, и все получат возможность конкурировать за заказ. В норме 20–30% заказов госкомпаний должно идти через малый и средний бизнес.

— У бизнеса есть претензии к антимонопольной службе?

— У бизнеса нет претензий к ФАС, но есть претензия к отсутствию конкурентной среды. ФАС числится в передовых ведомствах, получает награды на международных конкурсах как самая эффективная служба, а конкуренции в стране нет. Но и возможности даже для конкуренции нет.

ФАС должна быть модератором, а не регулятором, проводить тонкую настройку, а не строить всех.

Часто ФАС действует не только на основании закона, а заявляет так: мы решили, что вы недостаточно хорошо конкурируете или что вы монополист. То есть ФАС берет на себя функции судебной власти. При этом в отличие от Центробанка ФАС не является независимым от исполнительной власти органом.

— Что предлагаете?

— «Карта» в работе, обсуждаем. У нас нет задачи создать «дорожную карту» по реформированию ФАС, но есть задача создать конкурентную среду.

— А бизнес не жаловался в АСИ на отсутствие «длинных денег»?

— Есть такая проблема. Займемся этим ближе к Новому году в рамках направления «Новый бизнес».

— А насчет ставок по кредитам?

— Такую «карту» не готовим. Но мы приступили к подготовке «карты» по упрощению налогового администрирования. В России 5 млн бухгалтеров, в США – 3 млн. США – крупнейшая экономика мира, а доля ВВП России в мировой экономике – 2–3%. Такое количество бухгалтеров – это все издержки бизнеса. Вместе с ФНС планируем упростить бухгалтерскую отчетность, чтобы у бизнеса отпала надобность нести административные издержки в нынешнем объеме.
Сделаем такую «карту» — и проценты по кредитам не будут столь острой проблемой. Вдобавок к этому готовятся предложения по защите прав инвесторов.

— О каких инвесторах речь? О миноритариях?

— Мы хотим защитить интересы всех инвесторов, которые вкладывают средства в развитие производства в стране. Отечественных, иностранных. Не только миноритариев. Это важнейшая «дорожная карта». Но пока она на уровне идеи. А вот такая «карта» — «Повышение качества регуляторной среды для бизнеса»» — готова для обсуждения на наблюдательном совете АСИ. Ее готовил глава рабочей группы партнер российского офиса Ernst&Young Александр Ивлев.

— В недавнем прошлом чиновник.

— Сейчас в отношении бизнеса действует презумпция виновности, предприниматель все время находится под подозрением у властей, у граждан. Он поставлен в положение, когда надо оправдываться. От такой парадигмы в отношениях бизнеса и власти нужно уходить. На проверки и отчеты государство тратит непозволительно большие трудовые и финансовые ресурсы: армия проверяющих все время растет, а качество услуг государства как регулятора все время снижается.
Мы хотим минимизировать избыточное госрегулирование, устранить дублирующие полномочия ведомств. Власть должна больше доверять рыночным механизмам регулирования, включая страхование ответственности.

— С какими ведомствами тяжелее контактировать по разработке «дорожных карт», их реализации?

— У нас нет задачи найти крайних, врагов. На рабочих группах, особенно на первых заседаниях, часто можно было наблюдать обмен ударами: вы, бизнес, думаете только о своих интересах! А вы, чиновники, ничего делать не хотите!

Но мы – одна страна, и те, кто в бизнесе, и чиновники тоже люди. Невозможно провести реформу силами одного начальника. Нужны единомышленники.

Мы стараемся найти своих сторонников в министерствах. Может, наивно звучит, но это важно. Важно не навязывать создание «дорожной карты», а создать совместный продукт. Наша задача – создать качественный продукт и двигаться вперед!

— Возможно ли создать для бизнеса комфортные условия, улучшить инвестиционный климат в стране, подняться в рейтинге Всемирного банка без институциональных реформ?

— Институциональные реформы, если по-честному, больше влияют на рост гражданского самосознания. Но бизнес принимает решение, развивать ему бизнес или нет, чуть иначе. Бизнес будет работать в любой стране, где его права защищены, где комфортно зарабатывать деньги. «Дорожные карты» как раз направлены на то, чтобы бизнесу было комфортно.

— Почему реализация всех 22 «карт» привязана к 2018 году? К новым президентским выборам?

— У нас есть график, в каком году какие «карты» мы должны реализовать. И соответственно, на сколько ступенек подняться в рейтинге Всемирного банка. Будем улучшать деловую среду поэтапно. Хотя сам этот рейтинг – не самоцель для нас.

— По итогам 2012 года на сколько ступеней в рейтинге может подняться Россия?

— Мы за рейтинг не отвечаем. Но рассчитываем, что поднимемся. От нуля ступенек до пяти. Но, возможно, роста не будет в первый год. Увидим уже в октябре.