Пенсионный советник

«Иногда узнаем о тендерах случайно»

Российское оружие выходит на рынок Латинской Америки

Алина Черноиванова (Сантьяго) 28.03.2012, 13:02
Александр Фомин ИТАР-ТАСС
Александр Фомин

Латиноамериканский рынок вооружений открывается для России, несмотря на традиционную монополию США. Приоритетным направлением может стать поставка вертолетов. Об этом в интервью «Газете.Ru» рассказал глава российской делегации на выставке FIDAE-2012, открывшейся 27 марта в Сантьяго, первый замдиректора Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству Александр Фомин.

— Чего российская делегация ждет от выставки? Какие планируются переговоры, будут ли подписаны контракты?

— Хочу сразу сказать свое личное мнение: на выставках контракты если и подписываются, то это простое совпадение или совмещения мероприятий. Контракт — дело многотрудное, требующее длительное время проработки. Поэтому подписание контракта на выставке — это плоды длительного сложного взаимного общения между партнерами.

На этой выставке подписания каких-то контрактов не ожидается, но сама выставка — мероприятие наиважнейшее. Это показ, это возможность не только продемонстрировать новейшие разработки, которые имеет российская промышленность, но и что-то, может быть, позаимствовать.

Любая выставка — это вклад, который можно сегодня не ощутить, но который еще покажет себя теми же контрактами в будущем.
Что касается латиноамериканского региона, мы себя полагаем полноправными участниками активного процесса экономической интеграции, технической, промышленной кооперации. С большим числом государств здесь мы сотрудничаем десятки лет, у нас есть традиционные партнеры, есть вновь приобретенные. И, я надеюсь, мы будем приобретать все новых и новых партнеров.

— Чили до сих пор не попадала в число российских партнеров. Никаких контрактов у нашего оборонпрома с Чили нет.

— Мы понимаем, что у наших чилийских партнеров традиционно сложились свои собственные отношения с другими партнерами. Но, тем не менее, считаем, что и здесь для нас двери открыты. И у нас есть определенные перспективы, особенно на рынке авиационной техники. Особенно в условиях Чили. В условиях гористой местности, пустынной значение авиационной техники иногда сложно переоценить.

И у нас есть что предложить. Перспективные направления — поставки вертолетной техники, самолетной в различных ее вариациях и функциональном предназначении — истребительная малая и большая, транспортная, специальная авиация.

Авиационные средства поражения. Средства противовоздушной обороны: малые средства ПВО, зенитные, такие как переносные зенитно-ракетные комплексы типа «Игла» и различные пусковые модули и системы — «Джигит», «Стрелец»; средней дальности — типа «Бук», «Тор», «Панцирь»; конечно же, системы ПВО большой дальности.

Мы готовы предлагать и продукцию военно-морским силам — как кораблей большого и среднего класса, так и различных бортовых систем — средств поражения, средств навигации, связи… Мы предполагаем, что для наших партнеров мы были бы интересны и в сухопутном направлении — средства ближнего боя, противотанковые ракетные комплексы типа «Корнет». У нас широкая гамма стрелкового вооружения общего и специального назначения. Оружие нелетального или нерикошетного действия.

— На выставке обширная экспозиция США. Как делите рынок?

— Нужно признать, что Латинская Америка, страны Карибского бассейна — конечно же, традиционно это рынок США, это рынок и европейских стран. Но сейчас расстояния не имеют большой роли, примером чего мы и являемся. В общем объеме экспорта вооружения российского производства, по результатам 2011 года, на страны Латинской Америки приходится примерно 15%. Да, американские конкуренты сильны, но монополия не безраздельна. И мы являемся активным участником этого процесса. И мы друг с другом сожительствуем достаточно мирно.

— В конце 2011 года в Аргентину были поставлены два вертолета Ми-171Е. Это первая покупка аргентинцами военной техники российского производства. Есть планы по новым поставкам?

— Как нам кажется, вертолеты удовлетворяют наших партнеров. Нам бы хотелось надеяться, что взаимоотношения с Аргентиной будут иметь продолжение в том числе и в сфере вертолетной техники. Вертолеты наши уникальные, они востребованы во всем мире. Говорю это смело. Они роскошны и по своим тактико-техническим характеристикам, по простоте эксплуатации, по надежности. Аргентина — гористый район. И это к нам. Это наши вертолеты.

— Бразилия испытывала российские бронемашины «Тигр». Испытания уже завершены?

— Да. Машина находилась в Бразилии более года. На наш взгляд, испытания прошли штатно, успешно. По требованию наших партнеров были проведены доработки. Как нам показалось, техника очень понравилась. Сейчас Бразилия пока думает. Но хочу сказать, что несколько таких машин у нас уже купил Уругвай для своих миротворческих сил за рубежом. И машина находится в активной фазе эксплуатации.

— На выставке по соседству с российскими стендами масштабная экспозиция Израиля. Как идет военно-техническое сотрудничество России с компаниями этой страны?

— Мы сотрудничаем. Приобрели партию беспилотных летательных аппаратов в интересах собственных вооруженных сил. Контакты продолжаются.

— Планирует ли создание совместного предприятия с Израилем по беспилотной теме?

— С Израилем пока нет. Лично я не вижу в военно-технической сфере такой необходимости. Пока. Но, если необходимость появится, готовы. У нас есть СП с иностранными партнерами — как в России, так и за рубежом. Это ремонт, услуги, модернизация и даже совместное производство. Опыт такой есть.

— Когда ожидаете итоги тендера Индии на 197 легких вертолетов?

— Там короткий список. Два участника — Россия («Вертолеты России» с Ка-226Т. — «Газета.Ru») и Eurocopter. Окончательные итоги пока неизвестны. Они могли бы быть уже, но заказчик еще изучает заявки.

— По вашему мнению, это промедление может быть связано с тендером Минобороны России, когда военное ведомство, по сути, заранее отдало предпочтение как раз Eurocopter, а не отечественным машинам того же класса (аукцион на 50 вертолетов признан несостоявшимся, но ожидается его повторение)?

— Мы живем в агрессивной конкурентной среде.

Что-то заимствуем мы, что-то заимствуют у нас. В этом не вижу ничего драматического.

Конечно, с точки зрения имиджа, наверное, на первый взгляд, это, кажется, провал. Но сказать, что это явится определяющим (в индийском тендере. — «Газета.Ru»), я бы не осмелился.

— Какие наиболее ожидаемые тендеры ближайшей перспективы для России за рубежом?

— Бывает, тендеры объявляются очень динамично. С определенной долей неожиданности даже. Это порой является одной из причин нашего неудачного участия в тендерах. Вы не поверите, но иногда узнаем о тендерах случайно. Бывает и такое. В основной массе приходят приглашения. Но, бывает, узнаешь о тендере за неделю до окончания подачи документов. В нашей службе создано направление работ по изучению и анализу тендерной работы, активизировали поиск тендерной информации, своевременное получение этой информации.