«С нехваткой нефти могут столкнуться наши внуки»

Сопредседатель Римского клуба Ашок Хосла рассказал «Газете.Ru» о кризисе и ценах на нефть

Анастасия Матвеева 16.02.2012, 11:04
Cопредседатель римского клуба Ашок Хосла Кирилл Лебедев
Cопредседатель римского клуба Ашок Хосла

Цены на нефть будут расти, но Россия может упустить возможность заработать: из-за огромных энергозатрат через два поколения стране угрожает дефицит сырья, предупреждает Ашок Хосла, сопредседатель Римского клуба, который сторонники называют центром теории глобалистики, а оппоненты – исполкомом мировой диктатуры.

— Вы разделяете опасения Всемирного банка по поводу возможной рецессии? Они уже начали подтверждаться на примере Европы.

— Всемирный банк – это не истина в последней инстанции, но то, что у глобальной экономики проблемы, не вызывает вопросов.

«Рецессия» или «депрессия» в данном случае – это только термины, которыми любят перебрасываться экономисты. Очевидно одно: у экономики возникли проблемы. Мы в беде: нет роста, нет рабочих мест, а потребление ресурсов при этом достигло феноменального уровня.

И экономика будет не в лучшей форме вне зависимости от того, совпадают оценки Римского клуба и Всемирного банка или нет. Сейчас интереснее посмотреть, почему мы оказались в такой ситуации. Многие говорят о бюджетных дисбалансах, перегруженности некоторых стран долгами, сбоях в платежах. Но это не ответ на вопрос. Все вышеперечисленное стало следствием неэффективного регулирования: рынки работали исключительно на себя, им не хватило дисциплины. И самое плохое – алчность стала эталоном. А это качество не всегда дает правильные ответы на поставленные вопросы.

Серьезные проблемы начались около трех лет назад. Мы создали рыночные механизмы, но не поставили на них ограничители. Исправить это можно, и я не говорю о возврате к госрегулированию, сверхзависимости от решений чиновников, социальных ориентирах для бизнеса.

Достаточно было бы реальной борьбы с коррупцией, большей информационной открытости компаний – и в итоге честной конкуренции. Это должно быть сделано. И уже делается в нескольких странах.

Происходит редизайн экономической системы — она станет менее уязвимой.

— Но существуют конкретные проблемы, например европейский долговой кризис. Они требуют конкретных и быстрых решений.

— Государствам очень нравилось занимать деньги. А кредиторам – давать в долг. Вот так они занимали и одалживали, и все были счастливы. Стоило задуматься, собирается ли кто-нибудь эти деньги возвращать… Деньги брали в долг, но направляли не на инвестиции, а на потребление.

Выплаты безработным и досрочный выход на пенсию выглядят неплохо, но не делают экономику сильнее.

С другой стороны, кредиторы готовы были раздавать деньги без серьезных оценок риска, считали, что это способ быстро и хорошо заработать.

Сейчас мы смотрим на европейские страны – Грецию, Португалию, Испанию, Ирландию. Понятно, что они набрали в долг больше, чем в состоянии заплатить. Это стало общей проблемой, потому что, например, Франция и Германия давали им эти деньги и теперь не могут их вернуть. Период легких денег в экономике закончился. Начать решать возникшие в Европе проблемы стоит с осознания факта: так больше быть не должно. Это должны понять как правительства, так и население пострадавших стран. Проживем несколько трудных лет. Счастья это никому не добавит, но это реальность.

— Россия способна адаптироваться к возможному снижению цен на нефть? Или это станет катастрофой для страны и ее политических лидеров?

— Если говорить о среднесрочной перспективе (это 2020–25 годы), Россия сохранит свое место на энергетических рынках и на рынках металлов. Пока у страны хороший экспортный потенциал. Цены в ХХ веке скакали вверх-вниз, но сейчас они на высоком уровне, и непохоже, чтобы появились причины для снижения. Это не проблема для России.

Но в более долгосрочных прогнозах проявляются риски: даже если цены на нефть вырастут, это не значит, что они обязательно вырастут для вас. Нельзя продавать нефть на внешних рынках, когда в стране дефицит ресурсов.

Поэтому России придется работать над увеличением производительности, внедрением энергоэффективных технологий и в итоге – над сокращением собственного потребления нефти и газа. Относительно сроков — мне кажется, что с нехваткой нефти могут столкнуться наши внуки.

— Несколько трудных лет, о которых вы говорили ранее, ждут и Россию? Пора ли властям решиться на непопулярные реформы, например повысить пенсионный возраст?

— Реформы – политические и экономические – нужны каждой стране, идеальных нет. России тоже: демократические системы, в которых граждане не лишены реального права принимать решения, обычно работают лучше, чем авторитарные.

Люди должны иметь ощущение, что они сами контролируют свои жизни. С этим ощущением мы способны принимать более взвешенные и обоснованные решения.

Это особенно актуально в условиях критического загрязнения окружающей среды — полезнее для нас самих, для наших детей, для общества и в целом для государства.

— Социальные протесты стали выражением потребности в реформах? Они не распугают международных инвесторов?

— Деньги идут туда, где их можно приумножить. Пока Россия остается таким местом. Я считаю, что социальные протесты не проблема для инвестиций

— Вы встречались с представителями Сколковского иннограда. Какое сложилось впечатление? Это перспективный проект или пустая политическая декларация?

— Он может оказать положительное влияние на развитие общества. Такие проекты полезны для любой экономики – российской, индийской, американской. Россия обладает огромными природными ресурсами, но богатство можно растерять, если не снизить издержки, не сократить вредные выбросы с производств, если строить дома, которые потребляют колоссальное количество энергии. Стране придется научиться жить в XXI веке.