Пенсионный советник

Больше не кормить

Путин пообещал раскрыть владельцев офшоров

Екатерина Геращенко 15.12.2011, 21:51
России нужно законодательно менять офшорную структуру экономики, считает Путин РИА «Новости»
России нужно законодательно менять офшорную структуру экономики, считает Путин

Премьер-министр Владимир Путин поддержал лозунг «хватит кормить офшоры» и пообещал корректировку законов, чтобы владельцы бизнеса не прятались в специфических юрисдикциях. Офшорное владение характерно для крупнейших российских бизнес-структур, в том числе связанных с чиновниками, указывают юристы: у бизнеса будет время вывести активы в трасты, не раскрывающие собственников.

Офшорная структура российской экономики мешает ее развитию, и ситуация требует «законодательной корректировки», заявил премьер-министр и кандидат в президенты Владимир Путин во время «прямой линии».

Вывод собственности в офшоры был для предпринимателей «способом гарантировать интересы», признал Путин, заметив, что сейчас это мешает, в том числе из-за отказа иностранных инвесторов входить в проекты с запутанной структурой собственности.

«У нас многие компании регистрируются в офшорах и ведут открытую, легальную деятельность на территории страны как иностранные предприниматели. Да, в какой-то период времени многие уходили в офшоры, чтобы гарантировать свои интересы. Но сегодня это становится реальным ограничителем экономической деятельности и активности не только для наших предпринимателей, но и для иностранных инвесторов», — рассказал премьер.

По его словам, офшорное владение приводит к срыву сделок. «Многие из них (иностранных инвесторов. — «Газета.Ru») мне прямо говорят: мы бы готовы с тем или иным предприятием работать совместно и хотим этого, но мы не понимаем, кто конечный бенефициар, кто прячется за офшором», — описал ситуацию Путин.

«Это уже очевидная вещь, которая требует законодательной корректировки», — подчеркнул премьер-министр, добавив, что «абсолютно позитивно» относится к лозунгу «хватит кормить офшоры».

Традиционно в офшорные юрисдикции с льготным налоговым режимом и невысокими требованиями к прозрачности структуры собственности выводятся центры прибыли компаний.

Офшорное владение характерно для крупнейших российских бизнес-структур, наиболее популярные юрисдикции — Кипр, Британские Виргинские острова, Панама, Джерси, Мэн, Бермуды и Новая Зеландия.

Сделку по продаже государственной «Роснефти» активов ЮКОСа проводили через «Байкалфинансгрупп», владельцем которой выступал сейшельский офшор. Офис ЮКОСа «Роснефть» выкупала с помощью подконтрольной офшорам фирмы «Прана».

Часть акций «Норильского никеля» контролируют Norilsk Nickel Investments Ltd и Corbiere Holdings Limited. В структуре акционеров UC Rusal числится Amokenga Holdings.

Активы Олега Дерипаски, объединенные в холдинге «Базовый элемент», распределены по нескольким офшорам, среди которых Element Resources Ltd, Basic Element Finance Ltd, En+Group Ltd. Основной акционер металлургической группы Evraz Group — Lanebrook Limited.

«Альфа-групп» Михаила Фридмана структурирует активы через различные офшоры, среди них ABHolding.

При подготовке IPO аэропорта Домодедово в качестве компании, которая выйдет на биржу, фигурировала DME Airport Ltd.

Среди компаний, через которые структурированы инфраструктурные активы Аркадия Ротенберга («Н-Транс», «Мостотрест», Северо-западная концессионная компания), которого участники рынка называют давним знакомым Путина, числятся офшоры Marc O'Polo Investments и Sunstone Holding Limited Limassol.

Офшоры выступают акционерами сотовых операторов «большой тройки» — МТС, «Вымпелкома» и «Мегафона».

По мнению экономистов, о роли офшоров в российской экономике свидетельствует структура иностранных инвестиций.

По данным Росстата, в первой десятке стран, обеспечивающих основной приток иностранных инвестиций в Россию, по итогам первого полугодия 2011 года, значатся популярные офшоры — Кипр, Нидерланды, Люксембург, Британские Виргинские острова, а также Великобритания, имеющая репутацию «офшорной зоны грамотных финансовых схем» (цитата по Offshore.ru).

«Тема изменения законодательства в части офшоров поднималась еще два года назад в рамках обсуждения «Концепции развития законодательства о юридических лицах», которую предложил совет по кодификации гражданского законодательства при президенте России, — рассказывает старший юрист Goltsblat BLP Антон Панченков. — Тогда была сформулирована основная идея, согласно которой офшорные предприятия могут осуществлять права на территории России лишь в том случае, если сведения о них будут внесены в ЕГРЮЛ. А внесение в реестр предполагает как раз раскрытие бенефициаров».

В этом случае офшорные компании могут платить налоги по месту регистрации, например на Кипре, и не теряется главное преимущество офшора. По словам Панченкова, эта концепция утверждена, и на ее основе сейчас разрабатывается один из новых вариантов Гражданского кодекса.

«В России особая ценность офшора заключается в возможности юридически безукоризненно перемещать капитал в экономически стабильные и безопасные страны», — объясняют в Goodwin Management, специализирующейся на регистрации компаний в офшорных зонах. В некоторых секторах отечественной экономики доля офшоров уже сопоставима с резидентными компаниями. Так, на рынке корпоративных ценных бумаг роль инвестиций со стороны офшоров является определяющей.

По словам партнера адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Дмитрия Степанова, для того чтобы российский бизнес начал отказываться от использования офшоров, в законодательстве необходимы существенные изменения. «Во-первых, налоги — необходимо предоставить компаниям налоговые послабления. Затем упростить процесс оформления сделок по передаче активов — в английском праве на данный момент он гораздо проще, чем в России. И, наконец, следует уделить больше внимания защите прав собственности», — уточнил он.

В реальности введение новых положений в действие может потребовать много времени, считает эксперт одной из московских юридических фирм. «Бизнесмены, аффилированные с госструктурами, тоже держат деньги в офшорах, они постараются избежать публичности», — отмечает он. Поэтому государство может выделить время на перевод денег. «Например, в фонды или трасты, которые раскрывать бенефициаров не обязаны», — поясняет юрист.