Не пускают таджикские всходы

Россия пригрозила Таджикистану запретом на ввоз сельскохозяйственной продукции

Екатерина Брызгалова 21.11.2011, 17:27
Россия пригрозила Таджикистану новыми проблемами, на этот раз с поставками сельскохозяйственной... ИТАР-ТАСС
Россия пригрозила Таджикистану новыми проблемами, на этот раз с поставками сельскохозяйственной продукции

Россия пригрозила Таджикистану запретом на ввоз сельскохозяйственной продукции. Эксперты сходятся во мнении, что это очередной политический ответ на приговор российскому летчику. На российский рынок запрет не повлияет, даже на рынок наркотиков, основная масса которых поступает в Россию через Таджикистан: для этого нужны более жесткие меры.

Россельхознадзор собирается ввести ограничения ввоза на территорию России всех видов растительной продукции из Таджикистана в связи с участившимися нарушениями фитосанитарных требований при поставке подкарантинной продукции в ручной клади, говорится в сообщении ведомства. «Запрет еще не введен и будет введен только в случае, если карантинная продукция будет и дальше поступать. Все будет зависеть от компетенции и быстроты реакции минсельхозяйства Таджикистана», — отметили в Россельхознадзоре.

За период с января по сентябрь 2011 года на российско-таджикской таможне было обнаружено 154 случая нарушений. В 107 случаях обнаружили насекомого-вредителя зерновку. Наибольший вред этот вредитель причиняет готовой продукции на складах, но может распространяться и в поле.

«Это очень серьезная претензия — все страны охраняют свои фиторубежи, и Россия не исключение. Зерновка — очень опасный вид паразитов, который может за короткий промежуток времени уничтожить огромные запасы зерна»,

— прокомментировал пресс-секретарь Росельхознадзора Алексей Алексеенко.

Еще в 47 случаях Россельхознадзор обнаружил повилику, относящуюся к карантинным сорнякам. Это растение не имеет ни корней, ни листьев: обвиваясь вокруг растения, повилика питается его соком, замедляя рост растения и постепенно уничтожая его. В 152 случаях из 154 зерновка и повилика были выявлены в ручной клади. В двух случаях — в партиях, которые сопровождались сертификатом, выданным службой государственной инспекции по фитосанитарии и карантину растений министерства сельского хозяйства Таджикистана.

«Это значит то, что из Таджикистана продукция выходит бесконтрольно.

Таджикские власти продолжают утверждать, что вся продукция, поставляемая в Россию, произведена в Таджикистане, но наличие сертификата говорит о том, что эта продукция могла поступить из любой другой страны», — говорит Алексеенко.

В Таджикистане заявлением Россельхознадзора удивлены, уверяя, что о проблеме узнали из СМИ. Минсельхоз Таджикистана не получал никаких жалоб от Россельхознадзора, сообщил начальник Службы госинспекции по фитосанитарии и карантину растений таджикского аграрного ведомства Ворис Мадаминов. По его словам, Россия принимала растительную продукцию из Таджикистана без каких-либо проблем, и до настоящего времени не говорилось о нарушениях фитосанитарных норм.

«Хотелось бы спросить наших российских коллег: если такие случаи были, почему молчали раньше и не оповещали нас вовремя? Почему об этом заговорили только сегодня?» — цитирует таджикского чиновника «Интерфакс».

Эксперты сходятся во мнении, что на российском рынке запрет никак не отразится: слишком мала доля поставок. По данным Росстата, доля сельскохозяйственной продукции из Таджикистана составляет на российском рынке 0,1%. В основном это фрукты: виноград, сухофрукты, абрикосы, персики, инжир, гранаты, дыни, арбузы, а также перец.

Запрет на ввоз растительной продукции — это очередной политический ответ российских властей на приговор российскому летчику, убеждены эксперты. «Это один из вариантов политической мести, как было с Грузией.

Запрет на ввоз сельскохозяйственной продукции — реакция России на арест российского летчика в Таджикистане»,

— уверен генеральный директор маркетингового агентства Quans Research Сергей Старков.

Через два дня после того, как таджикский суд приговорил Владимира Садовничего к восьми с половиной годам лишения свободы за контрабанду и незаконное пересечение границы, президент Дмитрий Медведев потребовал принять асимметричные меры. Первой мерой стали облавы на таджикских трудовых мигрантов. Их помещали в депортационные центры. В прошлую пятницу суд в Новосибирске принял решение о высылке первой группы граждан Таджикистана.

Затем главный санитарный врач Геннадий Онищенко объявил, что у граждан Таджикистана часто выявляют туберкулез и ВИЧ-инфекции, и 14 ноября предложил ввести запрет на трудовую миграцию из Таджикистана. Таджикские власти выступили с опровержением и обвинили Россию в несоблюдении санитарных условий.

На прошлой неделе и российские, и таджикские власти заявили, что смогут урегулировать конфликт, связанный с приговором летчику, когда его дело будет рассматривать суд второй инстанции.

Эксперты напоминают, что похожий подход российские власти применяли в отношении Грузии и Молдавии. В 2006 году ведомство Онищенко ввело запрет на поставки грузинского вина и боржоми. По официальной версии, данные меры стали следствием «возникших претензий Роспотребнадзора к качеству продукции». Но эксперты связывали запрет с напряженными российско-грузинскими отношениями, в частности со скандальным задержанием в 2006 году российских офицеров: их администрация президента Грузии Михаила Саакашвили объявила шпионами. Запрет действует до сих пор.

Также в 2006 году было введено эмбарго на поставки молдавского вина — ему предшествовали заявления Кишинева о необходимости вывода российских войск из республики.

Еще одной причиной запрета на ввоз растительной продукции из Таджикистана может быть наркотрафик.

«Скорее всего, политический вопрос намного глобальнее, чем проблемы с летчиками. Как известно, наркотики, поступающие в Россию, не могут миновать Таджикистан — ключевое звено при поставках героина из Афганистана»,

— говорит Старков. Но, по мнению экспертов, от поставок наркотиков такие меры Россию не защитят.
Для этого нужны более жесткие действия — такие, как закрытие границы и отмена безвизового режима, так как наркотики часто перевозят в ручной клади, говорит гендиректор исследовательской компании «Точка роста» Роман Шамилов. «Таджикистан на протяжении многих лет был проводником наркотрафика, но не обращал внимания на себя у российского руководства. А сейчас нашелся повод, — говорит правозащитник из фонда «Новая наркополитика» Лев Левинсон. – Но кроме того необходимо вводить законодательные ограничения и усиливать таможенный контроль, так как существуют и не менее проходные пути, например, Туркменистан». По словам эксперта, значительная часть наркотрафика идет также через дипломатические каналы стран-членов Шанхайской организации сотрудничества.