Болгария переключилась на газ

Согласившись на «Южный поток», Болгария отказывается от нефтепровода Бургас — Александруполис

ИТАР-ТАСС
Согласившись на «Южный поток», Болгария отказывается от нефтепровода Бургас — Александруполис. Это выгодно и России, которая не знает, как свернуть этот проект, не потеряв лицо, и сосредоточить усилия на альтернативном нефтепроводе Самсун — Джейхан. Но эксперты считают, что в результате возрастет зависимость России от Турции.

Болгария согласилась участвовать в «Южном потоке» — «дорожная карта» прокладки трубы будет подписана 16 июля. «Будем считать, что получено полное понимание со стороны болгарского правительства о том, что Болгария входит в проект «Южный поток», — заявил первый вице-премьер Виктор Зубков по итогам переговоров в Софии, подчеркнув, что намерение болгарской стороны присоединиться к проекту подтвердил премьер-министр Болгарии Бойко Борисов. В «дорожной карте», по словам Зубкова, решен весь комплекс вопросов, связанных с реализацией проекта на территории Болгарии, и конкретная работа уже началась.

Еще совсем недавно Болгария не хотела входить в «Южный поток», однако, после того как «Газпром» всерьез начал обсуждать возможность прокладки трубы через Румынию, болгары одумались.

Российская сторона заверила Болгарию, что несмотря на снижение потребления газа в Европе, вызванное новой волной кризиса, «Южный поток» будет загружен, и, таким образом, болгарская сторона не лишится доходов в виде платы за транзит.

А вот от другого проекта, который Россия собиралась реализовать при участии Болгарии, судя по всему, придется отказаться. Бойко Борисов заявил, что Болгария больше не заинтересована в нефтепроводе Бургас — Александруполис и намерена выйти из соглашения с Россией и Грецией. По словам Борисова, такое решение вызвано катастрофой на платформе British Petroleum в Мексиканском заливе, последствия которой до сих пор не удалось ликвидировать.

О своем желании выйти из проекта Болгария говорила и раньше. В конце прошлого июля глава минфина республики Симеон Данков заявлял, что у нее попросту нет денег для реализации крупных проектов. Тогда он ссылался на последствия глобального экономического кризиса. Но эксперты предполагали, что болгары лишь ведут торг — пытаются добиться для себя преференций, свалив при этом финансирование строительства на партнеров.

Трехстороннее соглашение по Бургас — Александруполису было подписано еще в 2007 году. Российская нефть, поставляемая танкерами из Новороссийска в болгарский Бургас, оттуда по трубе должна идти до греческого Александруполиса, откуда ее часть будет направлена на НПЗ Греции, а часть снова по морю будет переправляться в порты Средиземного моря. Проект призван разгрузить проливы Босфор и Дарданеллы, буквально забитые нефтяными танкерами.

Отказ Болгарии будет означать крах проекта. Но ситуация изменилась, и отказ болгар не станет трагедией — скорее, наоборот. Дело в том, что существует альтернативный проект нефтепровода – труба Самсун — Джейхан, соглашение о строительстве которой подписали Россия, Турция и Италия. Эта труба должна пройти через турецкую территорию, от Самсуна на черноморском побережье до Джейхана на средиземноморском, и далее нефть опять же пойдет танкерами в порты Средиземноморья. Основная задача проекта та же, что и у Бургас — Александруполиса, — разгрузить проливы.

«Участие России в строительстве Самсун — Джейхана было условием, при котором Турция поддержит российский проект газопровода «Южный поток», — напоминает генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов. – И Турция весьма агрессивно лоббирует свой нефтепровод».

А две, по сути, одинаковые нефтяные трубы никому не нужны. «Поэтому, отказываясь от Бургас — Александруполиса, Болгария оказывает России большую услугу, так как Россия сама хочет выйти из этого проекта, но не знает, как это сделать «поприличней», — объясняет эксперт. – А выход Болгарии избавит Россию от мучительных объяснений, почему она сделала выбор в пользу турецкого проекта».

Однако с политической точки зрения выбор в пользу Турции является для России далеко не оптимальным, добавляет эксперт. Ведь Бургас — Александруполис изначально задумывался именно как способ избавиться от постоянного давления Турции, которая периодически пыталась шантажировать поставщиков нефти загруженностью Босфора и Дарданелл. «А теперь Россия строит нефтепровод именно через турецкую территорию, — подчеркивает Симонов. – И таким образом становится привязанной к Турции очень плотно».