16 октября 2018

 $65.58€75.99

18+

БлогиЕвгений Шипилов

Жесткой дороги

Евгений Шипилов

У журналистов есть примета. Стоит произойти резонансному событию – жди реакции от чиновников с заявлениями об ужесточении законодательства. В мире автомобильной журналистики на фоне скандальных ДТП подобное происходит регулярно.

Пару недель назад мы написали заметку об очередной аварии, наделавшей шума в Калуге. Там 22-летний Манук Маргарян катался за рулем Jeep Wrangler по набережной, где ездить в принципе запрещено. В итоге задавил четырехлетнего мальчика. Позже выяснилось, что Манук уже был лишен прав за отказ от медицинского освидетельствования, то есть, скорее всего, ездил под «кайфом». Сбитый ребенок умер, а в отношении водителя возбуждено уголовное дело. Ему грозит максимум пять лет. Если не договорится с родителями погибшего, то сядет в колонию-поселение на два-три года. Инцидент всколыхнул город. 400 человек обратились к губернатору с требованием объективно расследовать ДТП.

Реакция властей оказалась предсказуемой: причина трагедии в мягких законах, поэтому нужно ужесточать. Местные депутаты вместе с губернатором направили в Госдуму предложение лишать водителей прав за езду в пьяном виде на 10 лет, административный арест увеличить до 30 суток, и прибавить к этому штраф до 300 тысяч рублей.

Нелепость таких инициатив в том, что, закручивая гайки, чиновники не огораживают общество от мануков маргарянов и прочих неадекватных людей за рулем, зато в жернова репрессивной машины попадают те, кто никакой опасности для участников движения не представляет.

В прошлом месяце в городе N меня остановил патруль ДПС.

- Жень, было вчера что-то? Ну, ведь вижу – выпил, – начал фамильярный разговор розовощекий инспектор. - Вы о чем? – опешил я. - Ну, ведь признайся, было? – продолжал заискивающе страж порядка.

После этого страж порядка пригласил меня в машину, где показал пять «чеков» с результатами алкотестера за текущий день. На всех из них были сотые доли промилле. Это меньше алкоголя, чем от глотка кваса или кефира. Такое «опьянение» невозможно унюхать или определить по клиническим признакам. Но после того как по инициативе Медведева отменили допустимую норму в крови водителей, всех этих пятерых теперь, скорее всего, лишат водительских прав.

Всего за прошлый год гаишники выявили почти полмиллиона водителей, у которых приборы фиксировали алкоголь. 85% водителей суд в итоге лишил прав – на год-два. И сколько из водителей были пьяны и действительно представляли опасность?

В кулуарах Госдумы я уже не раз слышал, что московским судам дано негласное указание лишать прав всех без исключения и плевать на аргументы защиты. По слухам, это такой действенный метод борьбы с трафиком – меньше водителей, меньше пробок.

И вот президент Путин вновь заговорил об ужесточении наказания за пьянство за рулем. И не сомневайтесь – ужесточат, вплоть до уголовной ответственности (этот вопрос сейчас как раз прорабатывается законодателями).

Проблема в том, что любое ужесточение санкций эффекта не дает. Первое время мы наблюдаем тенденцию к снижению числа ДТП, но вскоре кривая статистики вновь начинает ползти вверх – водители привыкают к новым штрафам, учатся их обходить. И, главное, ужесточение законодательства никогда не избавит нас от отморозков за рулем, которым без разницы, на какой срок заберут права. На Алтае местный житель был 22 раза лишен водительских прав в общей сложности на 45 лет. Но на этой неделе мы узнаем, что он опять за рулем, вновь пьян, и уже насмерть сбивает пешехода.

Такие хронические алкоголики есть везде. В США любитель выпить за рулем получил пожизненное лишение свободы. Но таких людей, больных и зависимых, нужно брать на особый контроль. И не только полиции, но и наркодиспансерам. Отдельно занимайтесь каждым из них, но не наказывайте остальных, закручивая гайки для всех. Такой принцип есть в армии: провинился один солдат, а отвечает за него вся рота. Но мы-то не в армии.

Ужесточение наказания – самый примитивный способ борьбы с нарушителями. В России на специальную программу на борьбу с аварийностью выделили $2 млрд и выделят еще вдвое больше.

Кроме камер фиксации нарушений мы ничего толком не увидели. Работа сводится к формализму, бюрократии и перекладыванию бумажек. При этом с аварийностью успешно борются во всем цивилизованном мире. И, господа чиновники, не надо тратить десятки миллионов на исследовательские работы того, что легко ищется «гуглом». Именно поэтому единственным действенным способом остается регулярная правка КоАП.

Однотипные методы борьбы за безопасность дорожного движения настолько устарели, что из года в год мы получаем одни и те же пресс-релизы о том, как гаишники провели очередную пропагандисткою акцию типа «Внимание, пешеход!» или конкурс красоты среди сотрудниц ГИБДД. Как это влияет на безопасность? Есть подозрение, что никак.

При этом каждый день на дорогах мы видим все тех же гаишников, что были и до переаттестации, что были десять и двадцать лет назад. Которые все так же фамильярничают с рядовыми водителями и вытягиваются по струнке, прижимая руку к козырьку, перед проезжающими по встречке vip-автомобилями. Поэтому пока власть не изменится сама, Россия будет оставаться в числе мировых лидеров по числу жертв ДТП.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

  • Livejournal

Уважаемые читатели! В связи с последними изменениями в российском законодательстве на сайте «Газеты.Ru» временно вводится премодерация комментариев.

Новости СМИ2
Новости СМИ2
Новости net.finam.ru
РАНЕЕ: